ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он всегда подозревал, что Элен Декруа опаснее кобры со Старой Земли, однако это безжалостное коварство потрясло даже его.

— Конечно, — невозмутимо продолжила она, — действовать нужно осторожно, и даже я не уверена, что знаю, как лучше это сделать. Грубая работа и следы, указывающие на нас, окажутся хуже полного бездействия.

— Полностью согласен.

— Хорошо. Потому что, в таком случае, я намерена посвятить в наши Планы Джорджию.

— А это необходимо?

Высокий Хребет спохватился, поняв, что обнаружил свои сомнения, но Декруа лишь улыбнулась.

— Мишель, — терпеливо сказала она, — Джорджия уже имеет доступ к архивам Северной Пустоши, а они, я уверена, дают оружие против любого, кого она захочет уничтожить. В случае конфликта она представляет для нас опасность и без дополнительной информированности, тем более, что мы уже прибегали к её помощи в делах, законность которых — взять хоть историю со сбором сведений о Харрингтон и Белой Гавани — подвергнет сомнению даже самый ярый наш сторонник. По моему глубокому убеждению, Джорджия знает достаточно, чтобы нас утопить, но не может сделать этого, не утонув вместе с нами сама. То же самое относится и к Мелине. Не считая Рено, она главный потенциальный источник возможной утечки информации о махинациях в КМААФИ, но именно она провернула тонкую операцию по удалению Марицы от грубой реальности, а потому понимает, что, если Агентство рухнет, она полетит вместе с ним.

Декруа пожала плечами.

— И у Джорджии, и у Мелины есть весьма и весьма веские основания постараться отвести подозрения как можно дальше. По правде говоря, я, пожалуй, предпочла бы поручить эту работу Мелине, но не уверена в её квалификации. А вот Джорджия не раз демонстрировала умение превосходно справляться с такого рода поручениями, так что не понадобится привлекать кого-то со стороны. Чем больше посвященных, тем выше вероятность случайной утечки, не говоря уже о том, что с нами сделает человек вроде Рено, если мы привлечем к себе излишнее внимание. Поэтому я предлагаю поручить операцию особе, глубоко заинтересованной в том, чтобы её следы, наряду с нашими, были тщательно заметены.

— Понятно, — медленно произнес Высокий Хребет в третий раз, и на его физиономии медленно расцвела улыбка.

Глава 26

Центральное светило системы Марш, звезда спектрального класса G6, ничем особенным не выделялось. «Ничего такого, о чем стоило бы написать домой, — подумала Хонор, глядя сквозь бронепласт смотрового иллюминатора в усеянную бриллиантовой пылью темноту, — ровным счетом ничего. Всего-навсего еще одна топка, в которой, яростно полыхая и изливая свой свет в бесконечность Господней ночи, неистовствует пламя творения».

Решительно ничего такого, из-за чего Звездному Королевству стоило бы идти на риск быть втянутым в войну.

Она хмыкнула и ощутила эхо своего пасмурного настроения со стороны Нимица, полулежавшего на насесте, вмонтированном в переборку рядом с его собственным модулем жизнеобеспечения. Разумеется, Хонор отдавала себе отчет в том, что причина уныния их обоих коренится не только в сомнительности успеха при решении нынешней задачи. На кота сильно давило одиночество, разлука с супругой. Но Нимиц и Саманта переносили разлуку и раньше, к тому же сейчас с ним была Хонор, а с Самантой — Хэмиш. Оба древесных кота понимали, что разлука является своего рода платой за их связь с людьми, и это понимание служило им определенной защитой. Боль расставания, которую эмпаты переживали намного острее, чем мыслеслепые, это не смягчало, но они, по крайней мере, точно знали, что значат друг для друга… и что они снова соединятся по окончании задания.

А вот у Хонор такого утешения не было. Она от всей души сочувствовала Нимицу и Саманте, и в этом сочувствии проскальзывала нотка вины, но где-то в глубине души она так и не могла до конца подавить постыдную зависть, почти ревность. Как бы сильно ни тосковали друг по другу кошка и кот, их разлука закончится воссоединением. А у Хонор — нет. Но даже нынешние опустошенность и одиночество были лучше той безнадежной тоски, которая терзала её до расставания с Хэмишем. Хонор твердила себе это минимум дюжину раз на дню и по большей части верила себе.

По большей части.

Она повернула голову и обвела взглядом ближайшие корабли сборного оперативного соединения. Они кружили по орбите вокруг Сайдмора. Вроде бы это был космический эквивалент якорной стоянки в безопасной гавани, но Хонор была рада узнать, что контр-адмирал Хьюит ещё до её прибытия настойчиво поддерживал состояние повышенной боевой готовности. Все парковочные орбиты были тщательно выверены с тем, чтобы исключить возможность перекрытия клиньев в случае тревоги и срочного запуска импеллеров. Кроме того, по его приказу как минимум одна из эскадр постоянно поддерживала импеллеры горячими. Дежурство эскадры несли по очереди, но повышенная готовность означала, что дежурные корабли смогут запустить клинья всего за тридцать, максимум сорок пять минут.

Хонор не только всецело одобрила эти меры предосторожности, но и распространила схему повышенной готовности, включая рассредоточение орбит, на прибывшее Тридцать четвертое оперативное соединение. Сейчас, когда она смотрела невооруженным глазом, даже такие гиганты, как «Оборотень» или флагман МакКеона супердредноут «Трубадур», казались игрушечными моделями.

Правда, не каждый невооруженный глаз настолько же невооружен, как все остальные, подумала Хонор и, несмотря на унылое настроение, улыбнулась. Она усилила разрешающую способность искусственного левого глаза, и маячившие вдалеке поблескивающие точки приблизились и выросли в размерах, превратившись в грозные плавающие утесы из брони.

Они висели в пустоте, словно киты-убийцы в безбрежном море, темном от водорослей, расцвеченные зелеными и белыми огоньками габаритных огней, их борта были испещрены орнаментом портов и пусковых шахт ЛАКов. Десятки огромных тяжелых кораблей, нашпигованных огнем и смертью, дожидались приказа Хонор. С учетом подкреплений, доставленных ею с Мантикоры, у неё в подчинении находилось восемь полнокомплектных эскадр кораблей стены, неполная эскадра НЛАКов Элис Трумэн, а также эскорт из пяти эскадр линейных крейсеров, трех эскадр легких крейсеров и двух флотилий эсминцев… это не считая нескольких десятков легких крейсеров и эсминцев, патрулировавших от пиратов ближайшие сектора конфедерации. Адмирал Харрингтон собрала под своим командованием не менее сорока двух кораблей стены, что делало ее оперативное соединение во всем, кроме названия, полномасштабным флотом. Никогда прежде ей не доводилось командовать столь могучим соединением. Глядя через иллюминатор на эту мощь, готовую повиноваться мановению её пальца, Хонор, казалось бы, должна была ощущать уверенность и всемогущество оружия, которое призвана была пустить в ход.

Но вместо этого она вновь и вновь отмечала про себя все имевшиеся недостатки.

Хонор не в чем было упрекнуть Хьюита, поддерживавшего боеготовность до её прибытия, как не могла она и упрекнуть его за чувство облегчения, с которым он сложил с себя командование после её прибытия. Алистеру и Элис за время полета удалось повысить уровень подготовки экипажей серьезней, чем можно было надеяться, а эскадры Хьюита демонстрировали выучку, значительно превосходящую показатели Флота Метрополии — прежде всего потому, что и он сам, и его капитаны прекрасно понимали, насколько далеко расположена Силезия от какой бы то ни было помощи, если здесь начнется заварушка.

Но никакая подготовка не могла повлиять на тот факт, что из сорока двух ее кораблей стены только шесть были СД(п) класса «Медуза» и ни одного ещё более нового класса «Инвиктус». Хуже того, одиннадцать из них являлись всего лишь дредноутами, на треть меньше по размерам и огневой мощи даже старых, доподвесочных супердредноутов. Хонор не сомневалась, что Яначек и Высокий Хребет позаботятся, чтобы о сорока двух кораблях стены узнали все репортеры, и этой же цифрой они заткнут рот любому члену парламента, вздумавшему задать вопрос о боеспособности станции «Сайдмор». Но вряд ли хоть кто-то упомянет при этом о скромных размерах и древности некоторых из этих сорока двух кораблей. Или о том, что ей выделили всего четыре из восьми запрошенных НЛАКов. Или о том, что, по последним данным разведки, численность Андерманского Императорского Флота превысила две сотни кораблей стены.

104
{"b":"44280","o":1}