ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A
* * *

— Вы думаете, что он прав, ваша милость? — тихо спросила Мерседес Брайэм, когда лифт вез её, Хонор, Нимица, лейтенанта Меарса и Лафолле к залу для совещаний флагмана, где было назначено собрание штаба.

— Боюсь, что да, — тоже тихо ответила Хонор.

— Я знаю, что вы с Бахфишем давно знакомы, ваша милость, — добавила, помолчав, Брайэм.

Хонор издала невеселый смешок.

— Он был моим первым капитаном. И — ты ведь об этом спрашиваешь, Мерседес? — это действительно прибавляет ему авторитета в моих глазах. Но я вполне отдаю себе отчет в том, что за тридцать или сорок стандартных лет любой человек может измениться, равно как и в том, что его информация или интерпретация этой информации, даже вне зависимости от его намерений, может страдать большими изъянами. Я стараюсь как можно более беспристрастно и скептично взвесить все, что он сказал. К сожалению, его наблюдения и суждения слишком хорошо согласуются с нашими.

— Ваша светлость, мне и в голову не приходило, будто он пытается слить вам дезинформацию. Да и с тем, что его предостережения относительно намерений анди, увы, слишком хорошо увязываются с другими настораживающими нас данными, спорить трудно. Но он, похоже, оценивает новую технику Императорского Флота гораздо выше, чем РУФ. И даже разведка Грейсона.

— Это верно. Но ведь он имел возможность взглянуть на анди с куда более близкого расстояния, чем РУФ или люди Бенджамина. Если говорить о РУФ, причина исключительно в том, что оно пренебрегло имевшимися в его распоряжении ресурсами. Насколько я понимаю, капитан Бахфиш не единственный источник, от услуг которого решил отказаться Юргенсен. А грейсонцам слишком мешают факторы времени и расстояния. И, главное, они даже не подозревали о существовании столь ценного источника, как Бахфиш. Зато всё, что он рассказывает об андерманских новинках, прекрасно согласуется с выводами Грега Пакстона. Не говоря уж о рапортах капитана Ферреро и того аналитика с Сайдмора… как его зовут? — Она нахмурилась, потому что вспомнила не сразу. — Зана.

— Мужа лейтенант-коммандера Зан? — уточнила Брайэм.

— Его самого. Джордж как раз закончил изучение его докладных записок и вчера представил мне краткий обзор.

Мерседес Брайэм кивнула. Коммандер Джордж Рейнольдс попал на должность разведчика штаба Хонор отчасти благодаря её рекомендациям. Брайэм доводилось работать с ним, и его способность к нестандартному мышлению произвела на неё сильное впечатление.

— Не скажу, чтобы Джордж поддержал выводы Зана безоговорочно, — продолжила Хонор, — однако они предоставляются ему правдоподобными — при условии, что факты, на которых основывается Зан, достоверны. А теперь получается, что капитан Бахфиш пришел к тем же заключениям совершенно самостоятельно.

— Если они оба правы, — невесело заметила Брайэм, — то имеющаяся в нашем распоряжении дубинка куда меньше, чем мы думали, ваша милость.

— Хотелось бы мне думать, что ты ошибаешься, — вздохнула Харрингтон, — но, боюсь, дело обстоит именно так.

— И что мы будем с этим делать?

— Не знаю. Пока не знаю. Впрочем, мы сегодня проводим только первое совещание. Надо подключить весь штаб, чтобы каждый осмыслил изменившуюся угрозу и подумал о способах противодействия. И, конечно, надо привлечь Элис с Алистером, введи их в курс дела, пусть думают. А ещё я хочу расширить список приглашенных на сегодняшний ужин с капитаном Бахфишем. Я приглашаю тебя, Джорджа, Алистера, Элис, Розли, Призрака и, пожалуй, Рафа со Скотти. Как минимум.

— А как к этому отнесется капитан, ваша милость? — спросила Брайэм и в ответ на вопросительный взгляд Хонор пояснила: — Надо думать, он потратил уйму времени и усилий, чтобы стать здесь своим, а если о нем пойдут слухи как о мантикорском агенте, он может потерять доверие. А то и жизнь. Вряд ли он заинтересован в том, чтобы много народу знало, кто ваш источник информации. Я уверена, что все приглашенные никому ничего лишнего не ляпнут, но он этих людей почти не знает.

— Вообще-то, мы косвенно затронули эту проблему, — ответила, подумав, Хонор. — Он задумывался о ней еще до того, как попросил разрешения взойти на борт «Оборотня». Полагаю, он вообще не пришел бы к нам, если бы не был готов к расспросам с нашей стороны. Да, моих подчиненных он может и не знать, но меня знает хорошо и, думаю, доверяет моему суждению относительно того, кто из них может, а кто не может представлять угрозу его безопасности.

— В таком случае, ваша милость, — сказала начальник штаба, когда лифт достиг точки назначения и двери с мягким шелестом растворились, — нам просто нужно принять меры к тому, чтобы никто из нас не стал такой угрозой, не так ли?

Глава 28

— … и я сделал именно то, что приказал господин Пират, — произнес Томас Бахфиш со зловещей ухмылкой. — Мы остановились, открыли переходные шлюзы и приготовились принять на борт абордажную команду. Ну а когда их абордажные челноки приблизились к нам примерно на пятьсот километров, мы открыли оружейные порты и шарахнули по их кораблю из восьмидесятисантиметрового гразера.

Многие из слушателей невольно поежились, представив себе, что ощутили люди на борту пиратского корабля в краткий миг между осознанием случившегося и своей гибелью. Но сочувствия к погибшим они не испытывали. Опытные флотские офицеры, они прекрасно знали, сколько горя сеют пираты на своем пути.

— Надо полагать, ваши корабли стали неприятным сюрпризом для здешнего пиратского сообщества, сэр, — заместила Розли Орндорф, вручая Баньши веточку сельдерея.

— Не столько для сообщества в целом, сколько для отдельно взятых личностей, которые на нас наткнулись, — ответил Бахфиш. — На самом деле мы не стремились сделать наше существование тайной — ведь половина эффекта воздействия корабля-ловушки заключается в том, что потенциальные налетчики знают, что мы где-то рядом. Понимая, что ловушка существует, пираты начинают нервничать — ведь ею может оказаться любой торговый корабль. Но по той же причине мы не разглашаем описание и характеристики наших кораблей, зато время от времени радикально меняем цветовую схему. «Разумная» краска обходится недешево, но дело того стоит.

— Я всегда думал, что для кораблей-ловушек она куда полезнее, чем для кораблей регулярного флота, — заметил Алистер МакКеон, и многие из присутствующих закивали.

Корпуса кораблей Королевского, да и большинства других регулярных флотов покрывали особой «краской», содержащей нанороботов и «активные» пигменты, что позволяло программировать и менять цвет практически по всему спектру. Однако, как справедливо заметил МакКеон, военному кораблю это приносило мало пользы. Специфическая форма — с носовыми и кормовыми молотообразными оконечностями — сразу выдавала военный корабль, и смена цвета для маскировки была бессмысленной. А поскольку на визуальную идентификацию военных кораблей не полагался никто, большинство флотов выбирало единую базовую цветовую схему — так, КФМ использовал как основной белый цвет — и не меняло её никогда.

С торговыми судами дело обстояло иначе. Разумеется, пираты тоже полагались главным образом на коды опознавания, но, поскольку они всегда шли на сближение с намеченной жертвой — чтобы захватить груз, а не уничтожить, — зачастую они довольствовались простой визуальной идентификацией. И в некоторых, весьма специфических, случаях идентификация их обманывала…

— Полагаю, адмирал, если вы используете «разумную» краску, у вас имеются и… особые опознавательные коды, — вставил лейтенант-коммандер Рейнольдс.

Бахфиш поднял брови — словно собирался снова поправить человека, назвавшего слишком высокий ранг, но явно сдался и просто кивнул.

— Я уверен, что мои люди могли бы справиться с любым пиратом и в открытом бою, но, честно говоря, мы зарабатываем на жизнь перевозкой грузов. Кроме того, пусть мы и вооружены, а «Смерть пиратам», например, действительно была когда-то вспомогательным кораблем военного флота, но это не делает её дредноутом. Компенсатор и импеллеры на «Смерти» военного образца, как и противорадиационные экраны, да и генераторы гравистен и на ней, и на «Западне» вполне приличные, но корпуса у них тем не менее гражданские, и системам контроля повреждений далеко до военных. Вы, адмирал Трумэн, — он обратился ко второму по старшинству флаг-офицеру, — служили с ее милостью, когда она несколько лет назад была здесь на корабле-ловушке, не так ли?

109
{"b":"44280","o":1}