ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Вскинув голову, связист недоверчиво посмотрел на Меарса, бросил веселый и одновременно укоризненный взгляд на своего адмирала и, склонившись над консолью, пробормотал что-то в микрофон. А затем откинулся в кресле и забросил ногу на ногу.

Примерно девяносто секунд не происходило решительно ничего. Потом произошло сразу много всего, и с удивительной быстротой.

Вторгшиеся корабли внезапно и строго согласованно совершили разворот на десять минут раньше ожидаемого, и их сигнатуры в голосфере начали стремительно множиться. Из них выплескивались десятки новых световых меток, рассыпавшихся созвездиями светящихся точек. Хонор обдала волна тревоги, охватившей её офицеров, когда те сообразили, что они видят. Собственно говоря, зрелище было им отнюдь не в диковину: за последние три-четыре стандартных года они наблюдали подобную картину десятки раз; просто они никогда не видели сброса полного комплекта ЛАКов кем-то другим.

Первые несколько секунд ими владело удивление (скорее близкое к панике, в чем никто из них никогда бы не признался). Они пытались справиться с осознанием того, что неожиданное наличие у вторгшихся собственных ЛАКов может поставить казавшееся до сих пор неоспоримым превосходство защитников системы под реальную угрозу. Однако, прежде чем кто-то успел отреагировать, первая волна ЛАКов сменила цвет сигнатур с малинового неидентифицированных, потенциально враждебных целей, на зеленый дружественных сил. Каскадом, одна эскадрилья ЛАКов за другим, значки меняли цвет по мере того, как легкие корабли включали свои транспондеры. А после того как идентифицировалось все крыло, меняла цвет на зеленый сигнатура корабля-матки.

— Ваша светлость, — заговорила Ярувальская, — да это же!..

Немедленно спохватившись, она захлопнула рот и, осознав, насколько излишней стала бы её фраза, одарила Хонор примерно таким же взглядом, каким только что ее сверлила Мерседес. Харрингтон встретила этот пристальный взгляд невинной лучезарной улыбкой.

— Да, Андреа?

— Ничего, ваша милость.

Интонации операциониста вызывали в воображении грейсонскую няньку, которая застала своих подопечных за покраской детской в пурпурный цвет. Но потом, почти против своей воли, Андреа расплылась в улыбке и покачала головой.

— Ничего, ваша милость, — повторила она уже другим тоном. — Наверное, нам всем пора бы привыкнуть к вашему специфическому чувству юмора.

Глава 30

— Ну, Эдвард, такого я от вас не ожидал!

Мишель Жанвье, барон Высокого Хребта и премьер-министр Мантикоры, наморщив свой аристократический нос, глядел на Первого Лорда Адмиралтейства сверху вниз, и голос его звенел негодованием. Представлявшая собой голографический экран стена совещательной комнаты создавала за его спиной иллюзию залитой лунным светом лесной полянки, но он явно не замечал причудливого контраста между безмятежностью идиллического пейзажа и собственной раздраженной физиономией.

— Без малого семь месяцев назад, — выговаривал он, чеканя каждое слово, — вы клялись и божились, что республика Хевен не располагает ни единым подвесочным супердредноутом. Теперь вы докладываете, что они уже ввели в строй минимум шестьдесят таких кораблей. То есть всего на четыре меньше, чем у нас. И, добавлю, всю эту работу они проделали так, что мы ни о чем не заподозрили.

Он сделал паузу, смерив Первого Лорда самым отборным, фирменным неодобрительным взглядом, и сэр Эдвард Яначек с трудом удержался от искушения ответить ему тем же. Совершенно в духе Высокого Хребта — считать виноватым кого угодно, кроме себя, подумал Первый лорд, однако мысль эту благоразумно оставил при себе. Даже если поиски козла отпущения и являлись для премьера делом обычным, в сложившейся ситуации служебное положение Первого Лорда Адмиралтейства делало Яначека естественным кандидатом на эту роль, так что вести беседу следовало очень осторожно.

— Что мне хотелось бы знать, — осторожно вставила леди Элен Декруа, когда молчание затянулось, — так это насколько скверно обстоят дела.

— Да, — подхватила графиня Нового Киева, — и не только в военном аспекте.

Она смерила министра иностранных дел выразительным взглядом, которого Декруа постаралась демонстративно не заметить.

— Полагаю, Элен говорит от имени всех нас, Эдвард, — всё так же, с расстановкой произнес Высокий Хребет.

Яначек едва не заскрежетал зубами.

— Очевидно, — начал он, убедившись, что в состоянии контролировать свой голос, — тот факт, что мы имеем дело со столь крупным провалом разведки, делает точную оценку ситуации затруднительной, если вообще возможной. Я, разумеется, уже обсуждал характер и масштабы этого провала с адмиралом Юргенсеном и, заверяю вас, мы приложим все силы к тому, чтобы исправить ситуацию.

— А вы уверены в том, что Юргенсен способен хоть что-нибудь исправить? — спросила Декруа и, когда Яначек взглянул на неё, дернула плечом. — Эдвард, что-что, а одно, на мой взгляд, несомненно. Вы только что сами сказали, что наша разведка продемонстрировала свою полную несостоятельность. Юргенсен как Второй Космос-лорд отвечает за работу РУФ и, как мне кажется, в этом он потерпел полный крах.

— Фрэнсис Юргенсен — самоотверженный и добросовестный офицер, — с нажимом произнес Первый Лорд, каждой клеточкой тела демонстрируя желание защитить подчиненного (хотя на самом деле, когда Декруа направила указующий перст не на него, а на кого-то другого, он вздохнул с облегчением). — Разумеется, мы сейчас анализируем работу разведки и полагаем, что уже сумели выявить несколько слабых звеньев. По большей части, ответственность за просчеты должна быть возложена на кадры, оставшиеся в ведомстве со времен баронессы Морнкрик, но не могу не признать, что изрядная доля вины лежит и на новом персонале, привлеченном уже нами. Проблема в том, что на бумаге человек может выглядеть прекрасно, но даже отличный послужной список иногда покрывает серьезные недостатки. К сожалению, такого рода ошибки становятся очевидны только после того, как человек проваливает задание. Боюсь, в работе разведки такие прискорбные события неизбежны, просто на этот раз провал оказался более… зрелищным. По моему мнению, освобождение адмирала Юргенсена от должности прямо сейчас было бы ошибкой. Отчасти потому, что он, как мне думается, заслуживает права самостоятельно исправить ошибки, только недавно вскрытые им; отчасти потому, что несправедливо наказывать его за индивидуальные упущения многих других людей; отчасти же потому, что «менять коней на переправе» не самый разумный поступок. Назначь мы Вторым Космос-лордом нового человека, ему придется входить в курс дела, начиная практически с нуля. На это уйдет время, которое будет потеряно для дела. А вот Юргенсен уже располагает полными данными о допущенных просчетах. Владея этой информацией и будучи не понаслышке знаком с механикой и внутренними процессами своего ведомства, накопив этот опыт за последние несколько лет, он, я полагаю, в состоянии справиться с задачей более последовательно и эффективно, чем любой новый назначенец.

Высокий Хребет хмыкнул и нахмурился. Яначек терпеливо ждал. В конце концов премьер-министр медленно наклонил голову.

— Не скажу, Эдвард, что согласен с вами во всём, — веско сказал он, — но в любом случае Адмиралтейство — ваша вотчина. Да и ваша готовность защищать подчиненных заслуживает похвалы. Я бы не советовал вам следовать этому принципу безоглядно — так недолго загубить и собственную карьеру, — но относительно Юргенсена склонен согласиться.

— Спасибо, Мишель, — поблагодарил его Яначек — как ни странно, совершено искренне.

Он и вправду был благодарен премьеру за возможность сохранить при себе Юргенсена на случай очередного прокола, чтобы, когда обрушатся новые неприятности, во всем обвинить его и — с глубоким сожалением, разумеется, — с грохотом уволить.

— Конечно, — продолжил Яначек, — нельзя отрицать, что наша разведка — в силу причин, которые будут изучены и проанализированы, — потерпела провал, но хочу обратить внимание присутствующих на два момента. Первый: единственный источник, из которого мы черпаем информацию о численности и новых возможностях модернизированных кораблей Народного… то есть, я хотел сказать, Флота Республики, — это заявление для средств массовой информации, сделанное Томасом Тейсманом. Никаких подтверждений из независимых источников пока не поступало. Второй: даже если у них и есть подвесочные супердредноуты, из этого еще не следует, что по боевым качествам они равны нашим.

116
{"b":"44280","o":1}