ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Хорошо, Линда, — криво улыбнулся Маркетт. — Мое возражение снято. Похоже, вы сегодня в отличной форме.

— В прекрасной, — подтвердил Тейсман. — Заметьте, мысль о разделении наших сил меня по-прежнему не радует. Мы понятия не имеем, что на уме у Грейсона. Однако если мы решимся на нечто подобное, полагаю, ваша идея может сработать.

— Непременно сработает, сэр, — заверил его Маркетт. — Что же до грейсонцев, то Яначек с Высоким Хребтом, похоже, отталкивают от себя важнейших союзников столь же последовательно, как и выводят за штат лучших адмиралов! Наши источники в Звездном Королевстве единодушны в том, что Яначек доверяет Бенджамину Мэйхью не больше, чем страховому агенту. Это редкий идиотизм, даже для Яначека, но давайте не придираться к зубам дареного коня.

— Адмирал Маркетт прав, сэр, — подхватила Тренис. — К тому же Грейсон совсем недавно отправил заметную часть флота в дальний учебный рейд. По данным разведки, эти корабли проведут в походе не менее четырех-пяти стандартных месяцев. Если за это время что-то случится, то…

Она пожала плечами, и Томас Тейсман задумчиво кивнул.

Глава 34

— «Радость жатвы», отправление разрешаю. Счастливого пути!

— Благодарю вас, астроконтроль!

Капитан исследовательского корабля её величества со странным названием «Радость жатвы» Хосефа Захари обратилась к Джордену Кару:

— Доктор, астроконтроль дает добро на отправку. Как вы с доктором Виксом, готовы?

— Капитан, мы с доктором Виксом уже давно готовы, — ответил Кар с поразительно молодой улыбкой и, уже серьезно, добавил: — Куда вы, капитан, туда и мы.

— Ну, в таком случае… — пробормотала капитан Захари, усаживаясь в командирское кресло.

Она повернулась к рулевому, сделала глубокий вдох и официальным тоном приказала:

— Старшина Тобиас, десять g!

— Есть десять g, мэм, — повторил приказ рулевой, и «Радость жатвы» начала медленно набирать скорость.

Закинув ногу на ногу, Захари заставила себя небрежно откинуться на спинку удобного кресла. Возможно, и не было особой необходимости демонстрировать полное спокойствие, но с другой стороны — никогда не повредит.

От этой мысли губы скривились было в улыбке, но она автоматически стерла её. Из левого подлокотника кресла поднялся в рабочее положение вспомогательный навигационный дисплей. Рядом, на экране коммуникатора, появилось лицо старшего механика корабля, и она кивнула светловолосому, голубоглазому лейтенант-коммандеру. Служба неоднократно сводила Захари с Арсуэндо Хойя, и она была рада, что на другом конце связи находится именно он, и благодарна ему за его спокойствие и уверенность.

Радовало и то, что ей удалось избежать появления на экранах, а тем более во плоти некоторых других персон. В первую очередь дамы Мелины Макрис, с момента появления на борту обеспечившей всем невыносимую головную боль. Пока что Захари не удалось отыскать у нее никаких компенсирующих качеств, и потому капитан с глубоким, хотя и тщательно скрываемым удовлетворением запретила всем гражданским лицам (кроме, конечно же, доктора Кара) присутствовать на мостике в момент перехода.

Приветствуя Арсуэндо, она ограничилась кивком, ибо знала, что слова им не нужны, и была уверена в искренности его спокойствия. О других членах экипажа этого сказать было нельзя: на мостике повисло почти физически ощутимое напряжение. Будучи, как и она, профессионалами, её офицеры не давали волю чувствам, но капитан знала их слишком хорошо: тревога была мучительно очевидной. Да и стоило ли удивляться — ведь за две тысячи стандартных лет галактической экспансии человечества то, что предстояло совершить сейчас «Радости жатвы», исследовательские корабли делали не более двухсот раз. Терминал Василиска был нанесен на звездные карты более двух столетий назад, и, насколько знала Захари, ни одному из ныне живущих капитанов, военных или гражданских, не доводилось первым провести свой корабль через только что открытый терминал. Эта честь выпала ей. И хотя она, офицер-испытатель со стажем около пятидесяти стандартных лет, совершила больше переходов по туннелям, чем могла сосчитать, такого перехода до нее не выполнял никто. Одного этого было достаточно, чтобы преисполниться воодушевлением. А в силу странностей человеческой природы воображение, упорно рисовавшее ей картины катастроф, делало предвкушение предстоящего только острее.

Сигнатура «Радости» на астрогационном дисплее медленно скользнула вдоль светящейся линии, обозначавшей проекцию вектора перехода. В некоторых отношениях этот переход ничем не отличался от рутинного перехода через обычный, обкатанный терминал. С точки зрения навигационного управления или предтранзитных расчетов, сделанных группой доктора Кара, он и вовсе ничем не отличался, но на деле разница была колоссальная. И заключалась она прежде всего в том, что все эти цифры ни разу не проверялись кораблями на практике.

— Прекрати, — мысленно упрекнула она себя. — Кораблями, они, может быть, и не проверялись, но Кар и его группа запустили более шестидесяти исследовательских зондов, и расчеты их взяты не с потолка, а базируются на собранных научных данных». Но, с другой стороны, данные-то получены, а вот ни один из зондов не вернулся.

И не мог вернуться, поскольку смонтировать на столь малом устройстве гипергенератор невозможно, а пройти терминал без гипергенератора — тем более. Научные зонды добросовестно передавали информацию до момента входа в терминал, после чего просто переставали существовать.

Но корабль Захари, в отличие от них, гипергенератор имел, а, стало быть, мог беспрепятственно преодолеть границу терминала, уничтожавшую зонды. Скорее всего. Другой вопрос, переживет ли «Радость жатвы» то, что встретит их на выходе. В конце концов, существует бессчетное множество мрачных красочных легенд о коварных туннелях, терминалы которых выносили несчастных путешественников прямиком в сердцевину черной дыры или еще куда на погибель… Правда, никто еще не указал конкретный терминал, куда корабли входили, но откуда не выходили, но разве может серая действительность соперничать по убедительности и воздействию на воображение с хорошей легендой, думала Захари, покосившись на Кара.

Если астрофизик и испытывал тревогу, то скрывал её с восхитительным искусством. Стоя у плеча астрогатора, он сосредоточил взгляд серо-голубых глаз на дисплее, отслеживавшем продвижение «Радости жатвы», и само его присутствие на корабле внушало уверенность. Разве позволило бы КМААФИ отправиться в полет своему главному специалисту, двум его старшим помощникам и более чем двумстам научным сотрудникам, будь у руководства хоть малейшие сомнения в их безопасности?

Захари хмыкнула. Так-то оно так, но, судя по впечатлению, произведенному на нее Каром и Виксом, удержать ученых от полета на «Радости» вне зависимости от степени риска удалось бы разве что с помощью отряда морской пехоты. Если первый транзит через новый терминал вызвал у Захари смятение чувств, то для Кара и Викса он стал вершиной всей научной и профессиональной карьеры.

— Входим точно по графику, мэм, — доложила лейтенант Тэтчер из сектора астрогации. — Пока все соответствует расчетам.

— Спасибо, Рошель.

Захари не отрываясь смотрела на дисплей. Ноздри её затрепетали — перед сигнатурой «Радости жатвы» ярко-зеленым светом замигал крестообразный значок порога перехода. Исследовательский корабль находился именно там, где и предполагалось, устремляясь по безупречно рассчитанному вектору в гиперпространственную воронку, каковую, собственно говоря, и представлял собой терминал.

— Доктор Кар? — тихо позвала Захари.

Как капитан она имела право в случае неожиданностей или сбоев прервать переход, однако за экспедицию в целом, согласно полученным Захари от адмирала Рено приказам, отвечал Кар — что бы ни думала по этому поводу дама Макрис. И, значит, принимать окончательное решение о том, двигаться дальше или нет, следовало ему.

131
{"b":"44280","o":1}