ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Жареные зеленые помидоры в кафе «Полустанок»
Каменный век
После нас
Гастрофизика. Новая наука о питании
Огненная дева
Кровь и железо
Одиночество в Сети
Итальянец по требованию
Рабство
A
A

— Вы и вправду думаете, что у него на уме было именно это? — с явным недоверием спросила Декруа.

Высокий Хребет снова пожал плечами.

— Сомневаюсь. Вы же знаете, что его поддержка никогда не была безусловной, особенно в вопросах внешней политики. Однако мне кажется, что он ясно показал, что осознает возможные последствия падения нашего правительства для авторитета Палаты Лордов. Так что я не удивлюсь, если руководство его собственной партии постарается убедить графа в необходимости помочь нам отбить эту атаку. Вы согласны, Харрисон?

Он обращался к МакИнтошу. Под взглядом премьера министр внутренних дел нахмурился, но потом, с явной неохотой, медленно кивнул.

— Я уверен, — вставил министр торговли, — что граф проявит… готовность к сотрудничеству, если мы найдем к нему правильный подход.

Все до единого — кто откровенно, кто исподтишка — посмотрели на графа Северной Пустоши. Интересно, подумал Высокий Хребет. До сих пор он как-то не задумывался над тем, что в архивах Северной Пустоши может найтись компромат и на Нового Дижона.

— Может, потом из этого и будет какой-то толк, — продолжила Декруа чуть менее ядовитым тоном, — но сегодня мы проиграли. И не делай вид, что это не так.

— Хотелось бы мне, чтобы это было не так, — со вздохом сказал Высокий Хребет.

Увы, она не ошиблась. Александер безжалостно выбил из неё суть «предложений» Причарт. Декруа удалось обойтись без того, чтобы предоставить палате ноту госсекретаря Джанколы, что хотя бы позволило ей перефразировать жесткие, бескомпромиссные формулировки. Однако все её усилия не могли скрыть того факта, что Республика Хевен и в самом деле заметно ужесточила свою позицию. Во всяком случае, было очевидно, что Элоиза Причарт больше не собирается возиться с мантикорскими предложениями. Она намерена бросить на стол список требований и добиться от Звездного Королевства их серьезного рассмотрения.

Это было скверно уже само по себе, но потом в драку полез несносный братец Вильяма Александера. Он поинтересовался мнением правительства по поводу того, какое влияние на ход переговоров могут оказать только что открывшиеся новые боевые возможности Флота Республики.

Декруа настаивала, что влияние будет минимальным, и попыталась отговориться тем, что реальное усиление Республики пока не доказано, а правительство уже планирует эффективные ответные меры. Ответ получился не слишком удачным. Все помнили, что не так давно граф Белой Гавани настойчиво твердил, что предпринимаемое правительством сокращение военных расходов сродни опасному безумию.. Беда заключалась в том, что лучших аргументов у Декруа просто не было. Она защищалась как могла, но её позиция в этом споре выглядела изначально проигрышной.

Однако, напомнил себе Высокий Хребет, правительство отнюдь не утратило своего влияния в Палате Лордов, ибо могло рассчитывать на голоса пятнадцати, а то и двадцати пэров из числа тех, кто под каким-либо предлогом увильнул от сегодняшнего заседания. Возможно, они просто не желали оказаться в неловком положении. Главное же, что все они, как и Новый Дижон, твердо помнили, в чём заключаются их интересы. Фактически, правительство потеряло даже меньше голосов независимых пэров, чем следовало ожидать при столь неблагоприятном стечении обстоятельств.

— Думаю, Элен, никто не справился бы с Александером лучше вас, — сказал ей барон после паузы.

Пожалуй, это было справедливо. В сложившейся ситуации никто не смог бы помешать лидеру оппозиции заработать определенный политический капитал, однако Декруа сумела, по крайней мере, несколько ослабить его атаки.

— Вы так думаете? — проворчала она, скривившись, словно в рот ей попало что-то горькое. — Жаль, что не могу сказать того же в отношении его задницы-братца!

Высокий Хребет тоже скорчил гримасу — грубое выражение резануло слух, — но был абсолютно согласен с прозвучавшей оценкой. Критикой по вопросу боеготовности Белая Гавань серьезно задел правительство. Возможно, даже очень серьезно, это прояснится со временем.

— Скажите мне, Эдвард, — продолжила Декруа, хмуро покосившись на Яначека, — а как бы вы отдувались на этом допросе?

— Спасибо, уже имел такое счастье, — проворчал Яначек. — Вы только в первый раз имели с ним дело, а нам в Адмиралтействе повезло гораздо меньше.

— Раз вы знали, что меня ждет, то могли бы и предупредить, — холодно уронила она. — Глядишь, мы и не оказались бы в таком неловком положении.

— Никто не попал бы в неловкое положение, прояви министерство иностранных дел бдительность и предупреди оно нас о намерении Причарт выступить с новыми требованиями, — парировал Первый Лорд. — Помнится, нас уверяли, что переговоры проходят под нашим жестким контролем.

— Всё и оставалось бы под контролем, не ухитрись они склепать целый флот под носом у нашей недремлющей разведки, — горячо возразила Декруа. — Только наращивание военной мощи позволило им набраться смелости и заговорить таким тоном!

— У меня такой уверенности нет, — буркнул Яначек. — И вообще, я начинаю уставать…

— Довольно!

Высокий Хребет почти не повысил голоса, но его жесткий тон пресёк разгорающуюся ссору. Яначек закрыл рот. Это не помешало ему метнуть в Декруа последний гневный взгляд, который та вернула с процентами, но, по крайней мере, оба замолчали.

— Полагаю, всем ясно, что сейчас наши позиции слабее, чем несколько месяцев назад, — продолжил премьер, — Однако в политике такое случается сплошь и рядом, и то, что сейчас работает против нас, может еще обернуться в нашу пользу, когда уляжется нынешняя шумиха. В конце концов, оппозиция так давно пугает всех усилением Республики, что многие в обществе уже устали их слушать. Да, сегодня Александер и его подпевалы сумели возбудить в обществе некоторую тревогу, чуть ли не панику, но, если мы сохраним контроль над ситуацией, эта тревога постепенно заглохнет до обычного уровня. И это тоже свойственно политике. Сейчас мы должны сосредоточиться только на том, как нам удержать ситуацию под контролем. И в связи с этим, Эдвард, я должен сказать, что общественность больше волнует наращивание боевого потенциала Флота Республики, чем тон дипломатических нот.

— Я понимаю, — согласился Яначек.

— И что вы предлагаете с этим делать?

— Заверяю вас, что мы с адмиралом Юргенсеном плотно работаем над этой проблемой, — ответил Первый Лорд. — Как я уже говорил сразу после обнародования Тейсманом сведений о новых кораблях, значение имеет не столько численность этих кораблей, сколько их вооружение и техническое оснащение. Имея это в виду, адмирал Юргенсен распорядился провести исчерпывающий анализ всей имеющейся в нашем распоряжении информации, включая доклады военных атташе, донесения агентурной сети, работающей в республике, результаты технической разведки и даже сводки республиканских СМИ. Аналитики сходятся в одном: «новый флот» Тейсмана, по всей видимости, выглядит далеко не так впечатляюще, как он пытается это подать.

— В самом деле? — Барон Высокого Хребта откинулся в кресле и поднял бровь.

— Да. Как я уже говорил, главное — технические возможности. Разумеется, сделать однозначный вывод об этих возможностях можно лишь изучив непосредственно эти корабли, но существуют определенные косвенные показатели. Самый важный из них, пожалуй, то, что они не продемонстрировали ни единого НЛАКа. Маловероятно — а по мнению Бюро Вооружений просто невозможно, — чтобы новое оружие хевов сравнилось в дальнобойности с системой «Призрачный Всадник», или чтобы их средства управления огнем и радиоэлектронной борьбы приблизились к нашим. Не стоит забывать, что мы изучили немало трофейного хевенитского оборудования и хорошо знаем, какого уровня достигли они на момент прекращения огня. Исходя из этого, а также в силу общеизвестного отставания их исследовательской и конструкторской базы, республиканские супердредноуты почти наверняка имеют меньшую досягаемость, чем наши, и намного более уязвимы. В сравнении с тем, что у них было до перемирия, они, конечно, представляют более опасную угрозу, но с нашими СД(п) им не тягаться. Ещё одним серьезным показателем является отсутствие у них на вооружении НЛАКов, а поскольку эффективность использования новых ЛАКов неприятель испытал на себе, было бы странно, если бы он не пытался всеми силами наверстать свое отставание в этом классе. Надо полагать, такие попытки пока не увенчались успехом, иначе Тейсман не преминул бы похвастаться и этим достижением. Замечу, что многие технологии, требующиеся для производства «Призрачного Всадника», применяются и для производства новых ЛАК. Поэтому, если у них нет одного, то резонно будет предположить, что нет и другого.

139
{"b":"44280","o":1}