ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я?! — невинно спросил Спенсер. — Вы считаете, что я могу выбрать пример, руководствуясь столь низменным побуждением?

— Безусловно. Но вернемся к вашему доводу. Силезский рынок, как вы справедливо заметили, огромен. В Конфедерацию входит множество обитаемых систем, каждая со своим населением и потребностями, и при всей хронической нестабильности региона у нас сложились устойчивые отношения с местными властями. В случае со скоплением Талботта таких связей у нас нет; во всем «скоплении» всего семнадцать населенных звездных систем, и ни одна из них не имеет населения свыше трех миллиардов, вдобавок регион находится в сфере интересов Солнечной Лиги. По моему разумению, возможные выгоды от освоения этого сектора пространства не настолько велики, чтобы рисковать ухудшением отношений с Лигой.

— Резонно, — уже серьезно признал Спенсер. — Но ведь и наши отношения с андерманцами в той же Силёзии оставляют желать лучшего. Я понимаю, наличие проблем с одним соседом вовсе не повод осложнять отношения с другим, но в данном случае особого выбора у нас нет.

— Прошу прощения, Абрахам, — подал голос другой участник, — но выбор есть всегда.

— Это ваша личная точка зрения, миз Хаусман? — осведомился Спенсер. — Или ваш брат придерживается того же мнения?

— С Реджинальдом я этого вопроса не обсуждала, — ответила Жаклин Хаусман с ноткой раздражения, хотя и сделала попытку улыбнуться старшему собеседнику.

Эти двое терпеть не могли друг друга, и ни для кого не был секретом тот факт, что Спенсер горячо поддержал Елизавету III, когда та отказала барону Высокого Хребта, предложившему включить миз Хаусман в состав СФКК.

— Не обсуждала, поскольку не вижу в этом необходимости. Любой человек, мыслящий свободно и непредвзято, имеет возможность выбора.

— С этим я целиком и полностью согласен, — кивнул Спенсер. — Собственно, эту проблему мы много раз обсуждали с вашим братом. А вопрос я задал лишь потому, что хотел поинтересоваться, не решилось ли наконец правительство озвучить свою официальную позицию по данному вопросу?

— Как я уже сказала, мы с Реджинальдом об этом не говорили. Пожелай правительство занять какую бы то ни было официальную позицию, мне едва ли поручили бы выступить в качестве глашатая. С другой стороны, «Радость жатвы» вернулась менее недели назад. Не рановато ли для правительства выступать с заявлениями относительно выработанного политического курса?

— Может, и рановато. Но для того, чтобы признать необходимость выработки такого курса, времени прошло более чем достаточно, — ответил Спенсер с легкой улыбкой и Хаусман ощетинилась.

— Мне отнюдь не кажется, что… — раздраженно начала она, но тут вмешался Стивен Сталер, ведущий программы.

— Боюсь, мы несколько отклонились от темы, — вежливо, но твердо заявил он. — Политические аспекты данной проблемы мы будем обсуждать в следующем выпуске. Мы планировали пригласить принять участие в нашей следующей передаче и мистера Спенсера и вас, миз Хаусман. Но сегодня обсуждаются экономические аспекты нашей темы.

— Вы совершенно правы, Стивен, — сказала Хаусман, искренне улыбнувшись. — Однако я считаю — и, уверена, мистер Спенсер со мной согласится, — что политические решения правительства существенно повлияют на экономические возможности.

— О, конечно. Это само собой разумеется, — согласился Спенсер.

— Ну что ж, в таком случае, и не пытаясь увести дискуссию в сторону, я все же имею право указать: позволим или не позволим мы месту расположения терминала и… дипломатическим соображениям диктовать наше отношение к нему — решать нам.

— Боюсь, я не вполне согласен с этим аргументом, — сказал Спенсер. — Оставим в стороне политические и дипломатические факторы, давайте проанализируем расположение Талботта. Он находится примерно в трети периметра Лиги от Мантикоры. Если добавить существующие туннели на Феникс, Матапан и — через Грегор — на Асгард, наши линии грузовых перевозок покроют более двух третей всего периметра Лиги, что дает огромное сокращение времени перемещения товаров между такими удаленными друг от друга точками пространства, как, скажем, Новая Тасмания и звезда Зондермана. Это ещё не говоря о терминале Беовульфа, который открывает нашим грузоперевозчикам непосредственный доступ к самому сердцу Лиги. Всё перечисленное придает вновь открытому терминалу огромное значение вне зависимости от потенциальных возможностей местного рынка самого скопления Талботта. Это реальность, миз Хаусман, и она не исчезнет из-за нашего нежелания позволить ей «диктовать» нам нашу позицию.

— Отчасти я могу с этим согласиться, — вставила Де Марко. — Но по тем же причинам мы должны тщательно рассмотреть потенциальные последствия возможного ухудшения отношений с Лигой. В конце концов, польза, которую мы сможем реально извлечь из объективных астрографических особенностей, во многом зависит от позиции правительства Лиги.

— Почему же? — спросил Спенсер. — Ведь правительство Лиги не представляет собой единую, целостную структуру, Эллен. И какие бы указы и декреты оно ни издавало, реальное положение дел определяется выгодой, которую можно извлечь из эксплуатации нового терминала. Выгодой не только для нас, но и для всех грузоперевозчиков, которые смогут выиграть по несколько месяцев пути и достичь рынков, которых в противном случае у них бы не было. Так что, на мой взгляд…

* * *

— Какие будут соображения; Элен? — осведомился барон Высокого Хребта.

Он и министр иностранных дел следили за дискуссией, сидя перед голографическим экраном в резиденции премьера. Компанию им составил Эдвард Яначек. Стефан Юнг, как министр торговли, тоже был здесь. Вообще-то говоря, Высокий Хребет ожидал и появления графини Нового Киева. Разумеется, министр финансов интересовалась всем, что могло оказать серьезное влияние на экономику Звездного Королевства, и в данном случае премьер-министр не предпринимал никаких специальных усилий, чтобы избежать её присутствия. Более того, он её пригласил и не вполне понимал, почему она отклонила приглашение. Она отговорилась тем, что у неё дочь выходит замуж и ей необходимо быть на свадьбе, и барон не исключал, что это на самом деле действительная причина, но полной уверенности у него, разумеется, не было.

— Соображения насчет чего? — переспросила Декруа. — Насчет аргументов Спенсера? Или насчет того, полная идиотка сестрица Реджинальда или нет?

— Я имел в виду анализ Спенсера, — ответил Высокий Хребет слегка укоризненным тоном. Элен, конечно, не сказала «такая же идиотка, как Реджинальд», но это подразумевалось.

— Ах это. — Кривая улыбка Декруа означала удовольствие от реакции Высокого Хребта на её выпад в адрес Хаусманов. Спустя миг она сделалась серьезной и пожала плечами. — Полагаю, чтобы согласиться с его главными суждениями, достаточно бросить взгляд на звездную карту. Основная его мысль состоит в том, что мы имеем дело с ситуацией, когда целое больше суммы составляющих. Важность нового терминала обусловлена тем, что он покрывает значительный сектор периметра Лиги, однако особое значение он приобретает не сам по себе, а как звено в ряду прочих терминалов Мантикорской Сети. Уверена, люди Стефана — или люди Марицы из казначейства — могли бы подсчитать выгоду в долларах и центах, но не нужно быть финансовым гением, чтобы понять, какое оживление сулит это нашей внешней торговле.

— Эдвард? — Барон Высокого Хребта взглянул на Яначека.

— Вынужден согласиться с Элен, — ответил Первый Лорд.

Если Декруа явно радовалась открывающимся перспективам, Яначек выглядел недовольным, и Высокий Хребет знал почему.

— Я помню, что вы никогда не одобряли аннексии Василиска, — заявил барон, решив говорить без обиняков. — Честно говоря, меня это тоже не слишком порадовало. Я не являюсь сторонником территориальной экспансии, и уверен, что вы это знаете. Тем более что последствия присоединения таких систем, как Звезда Тревора, уже дают о себе знать. Но, как мне думается, вы должны понимать, что новый терминал относится к иному типу объектов и принципиально отличается от Василиска.

141
{"b":"44280","o":1}