ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Глава 38

Курьер с Сайдмора, набирая ускорение, ещё удалялся от «Джессики Эппс», а Эрика Ферреро уже собрала старших офицеров на совещание.

Все они держались настороже, поскольку выходки «Хеллбарде» довели капитана до белого каления, сделав её поведение непредсказуемым. Все знали, что недавно она направила герцогине Харрингтон очередную депешу с протестом по поводу провокационного поведения капитана дер штерне Гортца. Подразумевалось, что герцогиня использует донесение как основу для официальной ноты в адрес Империи, однако язык документа был далек от дипломатического. Возможно, курьер с Сайдмора прибыл, чтобы довести до сведения капитана Ферреро соответствующее замечание командующей.

Однако одного взгляда на выражение лица Ферреро хватило, чтобы подобные опасения покинули офицеров. Сине-зелёные глаза капитана, как в старые добрые времена, излучали энергию. Она стремительным жестом велела им рассаживаться и, едва дождавшись, когда они займут места, объявила:

— Итак, люди, нам предстоит выполнить для герцогини кое-какую работенку, — сказала она и слегка улыбнулась, — Работенку, которой мы, как мне кажется, с нетерпением ждали.

Она ввела в терминал команду, и над столом конференц-зала засветилась голографическая схема звездной системы.

— Леди и джентльмены, это система Зороастр, — объявила она. — От Сайдмора не близко, но и не слишком далеко.

Звезда находилась в секторе Познань, на расстоянии чуть более двадцати четырех световых лет от Марша. В тех краях система считалась одной из богатейших.

— Вас, конечно, интересует, чем интересен нам этот Зороастр? — сказала капитан и сделала паузу.

Офицеры видели своего командира в таком настроении уже дважды (как минимум), и лейтенант МакКлелланд немедленно отреагировал должным образом:

— Так точно, мэм. Чем же интересен нам этот Зороастр?

— Очень рада, Джордж, что вы задали этот вопрос, — сказала Ферреро с усмешкой и уже серьезно продолжила: — Все, наверное, слышали, что капитан Акенхайл задержал солли-работорговца?

— Да, мэм. Кажется, «Пилигрим»? — спросил коммандер Луэллин.

— Именно так, Боб, — кивнула Ферреро. — Так вот, похоже, в экипаже «Пилигрима» нашлись люди, которые решили, что должны поспособствовать торжеству добра. Подозреваю, что кто-то из штаба герцогини намекнул им, что стать свидетелем Короны — один из способов смягчить наказание за работорговлю.

По каюте пробежал ехидный смешок. Из присутствующих в перехвате работорговца участвовали только Луэллин и сама Ферреро, но все они знакомились с донесениями и все знали, насколько прибыльны операции по торговле рабами в таких местах, как Силезия. Чиновники, такие милые и такие доступные для любого, кто хочет дать взятку, создали из Конфедерации идеальную перевалочную базу для мезанских работорговцев и их покупателей. Никто в команде «Джессики Эппс» не испытывал к людям, замешанным в этом постыдном промысле, ни малейшего сочувствия.

— Так или иначе, лейтенант-коммандер Рейнольдс, разведчик штаба герцогини, сумел получить дополнительную информацию для операции «Уилберфорс». Вот почему Зороастр стал для нас интересен. Похоже, губернатор Чалмерс нашел общий язык с некими личностями, замешанными в работорговле. А точнее, согласно источникам капитана Рейнольдса, этот государственный муж является главным владельцем орбитальной «обители удовольствий» в системе Нового Гамбурга. Ну а такие заведения, естественно, нуждаются в регулярном пополнении… штата.

Стоило Ферреро упомянуть Новый Гамбург, всем стало не до смеха. Как и сама Меза, Новый Гамбург принадлежал к числу немногих независимых систем, категорически отказывавшихся подписывать любые межзвездные договоры, запрещавшие генетическое рабство. Правда, шестьдесят девять стандартных лет назад удалось заставить правительство Нового Гамбурга — главным доводом послужили пусковые установки кораблей КФМ — «добровольно» подписать договор, запрещавший его гражданам и кораблям участвовать в межзвездной торговле генетическими рабами, но на территории системы рабство сохранили совершенно легально. До войны с хевами патрули Королевского Флота в окрестностях системы сделали завоз рабов весьма рискованным бизнесом, и многие «дома удовольствий» переживали нелегкие времена, но война с Хевеном вынудила Мантикору отозвать корабли, и бизнес расцвел с новой силой.

— Согласно сведениям коммандера Рейнольдса, — продолжила Ферреро более сурово и жестко, — Чалмерс не так давно подписался на доставку в Новый Гамбург приблизительно трехсот новых рабов. Примерно два месяца назад их доставили на транзитный пункт транспортом под флагом Лиги, а в течение следующих двух недель они должны взойти на борт торгового судна под флагом Нового Гамбурга. Действующий договор с Новым Гамбургом позволяет нам производить досмотр таких судов, и именно такое поручение дала нам герцогиня.

— Почему-то мне кажется, что едва ли стоит рассчитывать на сотрудничество местных властей, — заметил лейтенант-коммандер Харрис.

— Предположение, скорее всего, верное, Шон, — сухо ответила Ферреро.

— Это сделает перехват работорговца нелегким делом, — сказал, размышляя вслух, тактик. — Его и засечь-то будет трудно.

— Может быть, не так трудно, как тебе кажется, — возразил Луэллин. — Да, Зороастр, по местным меркам, место оживленное, но до Нового Потсдама или Грегора ему далеко. Одновременно в системе не должно быть больше трёх-четырёх, максимум полудюжины гиперпространственных торговых судов.

— Согласен, сэр, — ответил Харрис — С другой стороны, у нас-то всего один корабль.

— И одновременно мы можем находиться только в одном месте, — подтвердила Ферреро. — К счастью, благодаря коммандеру Рейнольдсу у нас имеется одно маленькое преимущество.

Все выжидательно посмотрели на неё, и она обнажила зубы в гримасе, которую никто бы не принял за милую улыбку.

— Похоже, славный губернатор Чалмерс тоже внимательно ознакомился с условиями нашего договора с Новым Гамбургом. Так что, согласно сведениям Рейнольдса, ожидаемый им работорговец при входе в систему будет использовать андерманский опознавательный код.

— М-да, — задумчиво промолвил Луэллин, — проблема. Обстановка здесь и так напряженная…

— Думаю, именно на этом и строился расчет, — кивнула Ферреро. — Работорговцы понимают, что ни один мантикорский капитан, находясь в здравом уме, не станет тормозить корабль под флагом Империи. Кому охота обострять обстановку, и без того напряженную до крайности? Но если сведения коммандера Рейнольдса верны, губернатор Чалмерс, к сожалению для него, выбрал не то судно.

— Что значит «не то судно»? — спросила лейтенант МакКи.

— Тот, кого ожидает Чалмерс, будет использовать код андерманского торгового судна «Ситтих». Под этим именем в регистре андерманского торгового флота числится сухогруз класса «Спика» вместимостью в четыре миллиона тонн, а вот то судно, которое должно доставить Чалмерсу его груз, тянет всего-то на два. Данных о его классе или подробной сенсорной информации у нас нет, зато информации о настоящем «Ситтихе», полученной через Астроконтроль Грегора, навалом, и она не более чем шестимесячной давности. Таким образом, если кто-то явно не соответствующий «Ситтиху» по параметрам сообщит нам его опознавательный код, можно не сомневаться, что это наш голубчик. Более того, если источник Рейнольдса прав, лже-«Ситтих» будет не только оборудован для перевозки рабов, но и при этом они окажутся у него на борту. Предполагается, что Зороастр — его последняя остановка перед возвращением в Новый Гамбург, и он уже принял «груз» как минимум в двух звездных системах.

— А если этот источник ошибается или намеренно вводит Рейнольдса в заблуждение? — спросил МакКлелланд. — Что тогда, капитан?

Ферреро посмотрела на него, и он пожал плечами.

— Сами ведь говорите, что у нас сейчас не лучшие отношения с анди. Почему бы кому-то не попытаться подставить нас, спровоцировав досмотр имперского торгаша?

149
{"b":"44280","o":1}