ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Какому же, капитан?

— Грейсон, сэр.

Несколько человек переглянулись, и Андерс едва заметно улыбнулся.

— Я тут ознакомился с последними сводками разведки по их СД(п), — продолжил он. — И я не уверен, что штабные планировщики отдают себе отчет в том, что могут осуществить подобными силами грейсонцы.

— На данный момент, — ответил капитан Гоцци прежде, чем заговорил Жискар, — грейсонцы отправили заметную часть своего флота в продолжительный учебный поход. Да и без этого им потребовалось бы некоторое время, чтобы разобраться в ситуации. Даже если не принимать во внимание охлаждение в отношениях Грейсона и Мантикоры и предположить, что Протектор сразу поспешит на помощь союзникам, отреагируют они, скорее всего, лишь после того, как Звезда Тревора и остальные намеченные объекты уже будут под нашим контролем.

— С заключением аналитиков я ознакомился, — сказал Андерс, — и даже допускаю, что они правы, однако с учетом современной боеспособности Грейсонского флота предпочел бы положиться на что-нибудь поосновательнее, чем «допускаю». Адмирал Форейкер предложила оставить «спящую собаку» спать в Силезии, а я добавлю, что хорошо бы держать Второй флот поближе к дому на тот случай, если грейсонцы отреагируют быстрее, чем мы рассчитываем.

— Мысль, заслуживающая внимания, — сказал Жискар, перебив очередное возражение со стороны начальника штаба. — Но возможная реакция Грейсона — это еще один из рисков, с которыми нам придется просто смириться. По моему мнению, предположения аналитиков разведки относительно скорости грейсонской реакции на наше наступление достаточно точны. Думаю, правы они и в оценке отношения Яначека к Грейсону. Яначек презирает и ненавидит их, считает зазнавшимися неоварварами, не выказывающими ему должного уважения, и ему легче удавиться, чем попросить их о помощи. Черт побери, бьюсь об заклад, у него нет даже планов совместных действий на случай нашего наступления! Не говоря уж о том, что и Первый Лорд, и Высокий Хребет разозлили Грейсон до такой степени, что Мэйхью, возможно, хорошенько подумает, а стоит ли вообще им помогать.

— При всем моем уважении к разведке флота, адмирал, я бы не стал слишком полагаться на их суждение по этому вопросу. Конечно, существуют физические ограничения времени реакции, но Мантикору и Грейсон связывает слишком многое, и Мэйхью не бросит союзников на произвол судьбы. Особенно если в качестве агрессора выступим мы.

Несколько секунд Жискар молча смотрел на начальника штаба Форейкер, после чего пожал плечами.

— Я не собирался поднимать этот вопрос, — сказал он, — но раз уж пришлось, то, надеюсь, мои слова не покинут этих стен.

Все кивнули, и лишь после того адмирал продолжил.

— Так вот, в своей оценке отношений между Грейсоном и Звездным Королевством капитан Андерс может оказаться совершенно прав. Добавлю, по признанию военного министра Тейсмана, аналитики военной и федеральной разведок существенно расходятся в оценке того, насколько в действительности ухудшились отношения между Грейсоном и Звездным Королевством. Однако есть серьезные основания считать, что Альянс далеко не так… монолитен, как раньше.

У слушателей задумчиво сузились глаза.

— В частности, — продолжил Жискар, — мы вступили в контакт с Республикой Эревон. План «Красный-Альфа» с эревонцами, ясное дело, никто не обсуждал, но на прошлой неделе посол Эревона парафировал принципиальное соглашение о формировании оборонительного союза с нами.

— Эревон собирается перейти на нашу сторону? — переспросил Турвиль тоном человека, не уверенного, что правильно понял услышанное.

— Так мне сказали, — ответил Жискар. — Разумеется, из этого не следует, что так же поступит и Грейсон, да и слухов о наших дипломатических контактах с Протектором до меня не доходило. Но готовность Эревона пойти на соглашение с нами я бы назвал свидетельством того, что Высокому Хребту удалось нанести целостности Альянса намного больше вреда, чем он хотя бы подозревает.

— Можно и так сказать, сэр, — хмыкнул Андерс — Если вы склонны к преуменьшениям, то можно сказать и так. — Он помолчал, сосредоточенно размышляя, потом пожал плечами. — Ну ладно, согласен. Мне все равно не терпится узнать, как отреагирует Грейсон, но признаю: механизм Альянса манти барахлит сильнее, чем я думал.

— И это, пожалуй, лучшее, на что мы смеем надеяться, — пожал плечами Жискар. — Что бы мы ни предпринимали, мы имеем дело с неопределенностями, и каждый, кто считает иначе, живет в мире грез. Но лично я считаю так: если воевать всё же придется, принятый план сулит нам наилучшие шансы на успех.

* * *

Несколько часов спустя, стоя у смотрового иллюминатора своего бота, Шэннон Форейкер провожала взглядом «Властелина космоса», уходившего с орбиты планеты Хевен, чтобы соединиться с остальными кораблями Первого флота.

Наблюдать за его уходом было тяжело. Тяжелее, чем она думала.

— Неловко смотреть, как он уходит, да, мэм? — послышался тихий голос.

Шэннон обернулась к капитану Андерсу.

— Да, Пятерка, именно так.

— Адмирал Жискар позаботится о нем, — заверил Андерс, и она кивнула.

— Знаю, позаботится. И Пэт тоже. Наверное, я слишком привыкла к нему, теперь тяжело видеть его не моим флагманом.

— Не сомневаюсь, мэм. Но дело не только в привычке…

— А в чем еще? — спросила, нахмурясь, Форейкер.

— Мэм, вы ведь не то, что я. Я прежде всего инженер, а уж потом тактик, а с вами дело обстоит как раз наоборот. Вам бы хотелось быть там и лично воплощать в жизнь «Красный-Альфа» и доктрины, разработанные вами. Вот почему вам так тяжело видеть, как уходит «Властелин».

— Должна сказать, Пятерка, что для технаря вы замечательно восприимчивая личность. Я не рассматривала ситуацию с такой точки зрения, но вы правы. Наверное, мне очень не хотелось признавать то, что вы угадали.

— Вы не можете перестать быть собой, мэм, а значит, не можете относиться ко всему этому иначе. Но суть в том, что при всех ваших талантах тактика в Болтхоле вы нужнее Республике и Флоту, чем во главе хоть Первого, хоть Второго флота. Может быть, это не то, чего вам хочется, мэм, но необходимы вы именно здесь.

— Возможно, так оно и есть, — тихонько сказала она, глядя вслед равномерно набиравшему ускорение супердредноуту. — Наверное, так оно и есть.

«Властелин космоса» становился все меньше, а Шэннон все острее чувствовала, как ей не хочется, чтобы Андерс был прав.

Глава 41

Сигнал вызова прозвучал в полутемной каюте тихо и мелодично, однако флотская служба приучила Эрику Ферреро спать чутко. Не успел сигнал зазвучать во второй раз, как она села на кровати, одной рукой убирая с лица разлохматившиеся во сне волосы, а другой нажимая на кнопку приема.

— Капитан слушает, — произнесла Эрика, дивясь тому, что в голосе её не слышалось и намека на сон.

— Мэм, это лейтенант МакКи. Старпом просил вам передать, что «Ситтих» собирается покинуть орбиту.

— Понятно, — сказала Ферреро, сбросив при этом известии последние остатки сонливости.

Покосившись на часы, она поморщилась. По корабельному времени была середина ночи. МакКи несла вахту, а Луэллину, как и ей самой, полагалось находиться в постели. Однако её старший помощник имел обыкновение рыскать по кораблю в неурочное время, причем после прибытия в систему Зороастр эта привычка усугубилась.

— Его ускорение, Мечья? — спросила Ферреро связистку.

— Два-точка-пять километров в секунду за секунду, — ответила МакКи.

— А курс?

— Как вы и предсказывали, капитан. Кратчайший от планеты к гипергранице.

— Хорошо. Думаю, общую тревогу объявлять рано. Я поднимусь на мостик минут через пятнадцать, а пока распоряжайтесь вы со старпомом.

— Слушаюсь, мэм.

* * *

По тактическому дисплею «Джессики Эппс» перемещался красный огонек, обозначавший судно, маскировавшееся под андерманский транспортник «Ситтих». Ускоряясь уже более двух часов, корабль разогнался до скорости чуть более 18 500 километров в секунду и преодолел сто тридцать девять миллионов километров, или почти сорок процентов расстояния до гиперграницы звезды класса G4. Все это время «Джессика Эппс» незаметно двигалась наперехват, векторы движения кораблей постепенно уравнивались.

158
{"b":"44280","o":1}