ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Множественный запуск с «Хеллбарде», мэм! — прозвучал голос Харриса. — Похоже на полный бортовой залп!

Долю секунды Ферреро не отрываясь смотрела на Шона. Он что, серьезно? Но ведь «Джессика» далеко за пределами досягаемости ракет… Нет, пришло к ней чуть ли не спокойное осознание случившегося, «Джессика» находилась не за пределами досягаемости ракет «Хеллбарде», а за пределами расстояния, которое считалось достижимым для андерманских ракет.

Того расстояния, которое считала предельным для них Эрика Ферреро.

— Рулевой, уклонение по плану «Гамма»! — выкрикнула она. — Тактик, забудьте о «Ситтихе»!

Эрика заставила себя улыбнуться, по-прежнему излучая уверенность, хотя совесть упрекала её как раз за излишнее самомнение, обернувшееся кризисом. Но переживать об этом было так же поздно, как и пытаться образумить Гортца.

— Сдается мне, ребята, нам предстоит ещё более интересный день, чем мы думали, — объявила она экипажу мостика и кивнула Харрису. — Вступаем в бой, лейтенант.

Глава 42

— Должна сказать, ваша милость, — тихо сказала Мерседес Брайэм, вместе с Нимицем и Эндрю Лафолле сопровождавшая Хонор в флагманский конференц-зал «Оборотня», — все это произошло в самое неподходящее время.

— Ты права, — так же вполголоса согласилась Хонор. — Но «подходящее» время для такого найти трудно.

— Верно, мэм.

Двери перед ними распахнулись, дожидавшиеся в помещении офицеры поднялись на ноги.

Это было первое официальное собрание всех командиров оперативных групп и эскадр Хонор, и здесь был представлен широчайший спектр рангов, должностей и боевого опыта. Многих Хонор знала давно и хорошо — начиная с Алистера МакКеона и Элис Трумэн. Прибыли командир Шестнадцатой эскадры кораблей стены контр-адмирал Сэмюэль Вебстер, командир Девятой эскадры контр-адмирал Джордж Астридез, Альфредо Ю (теперь уже полный адмирал), Уорнер Кэслет, командовавший Первой эскадрой кораблей стены Ю, а также подчиненные Ю контр-адмирал Гарриет Бенсон-Десуи, командир Первой эскадры НЛАК, вице-адмирал Марк Брентуорт, возглавлявший Вторую эскадру кораблей стены, и контр-адмирал Синтия Гонсальвес, командовавшая Первой эскадрой линейных крейсеров. Помимо этого созвездия талантов здесь присутствовало с полдюжины адмиралов, известных ей меньше, начиная с её предшественника на посту командира станции «Сайдмор» контр-адмирала Энсона Хьюита. Кроме того, были приглашены заслуженные капитаны, которым она всецело доверяла, например, Сьюзен Филлипс, флаг-капитан Ю (имя её корабля — «Хонор Харрингтон» — до сих пор приводило герцогиню в замешательство) и капитан Фредерик Бэгвелл, некогда операционист первой эскадры кораблей стены Хонор, а ныне флаг-капитан Брентуорта. Может быть, и не все они были «братьями (и сестрами) по оружию», как любили говорить в СМИ, но, глядя на эти лица и ощущая исходившие от этих людей эмоции, Хонор понимала, что получила в свое распоряжение команду куда лучше, чем мог бы надеяться флагман в этой несовершенной реальности. И по крайней мере, у неё было время познакомиться с теми, кого до прибытия на Сайдмор она не знала. Некоторые требовали особого внимания, многие проявили себя как заслуживающие уважения профессионалы, кое-кто — как очень хорошие специалисты, а один или двое — как просто блестящие. И все до единого, независимо от тревоги, которую они испытывали, были готовы поддержать любое её решение. «Вот в чем разница между нами», — подумала Хонор, подав собравшимся знак садиться, устроив Нимица на спинке кресла и заняв своё место. Они — готовы поддержать её решения, а она — будет эти решения принимать.

— Леди и джентльмены, — начала она, — я рада, что нам наконец представилась возможность собраться всем вместе, лицом к лицу. Разумеется, я бы предпочла, чтобы причина сегодняшнего собрания никогда не возникла. Мерседес, — она взглянула на начальника своего штаба, — будьте добры, изложите суть проблемы. Я хочу быть уверена, что все присутствующие в курсе дела.

— Слушаюсь, ваша светлость, — ответила Брайэм, прокашлялась и заговорила. Голос её звучал подчеркнуто бесстрастно. — Приблизительно три часа назад сюда, на Марш, из системы Зороастр прибыло грузовое судно «Шантильи» под мантикорским флагом. Как уже известно многим из вас, корабль капитана Ферреро «Джессика Эппс» был направлен на Зороастр в рамках операции «Уилберфорс» для захвата предполагаемого работорговца. По данным разведки, работорговец, действовавший под покровительством властей Нового Гамбурга, сообщал при запросах ложный опознавательный код, выдавая себя за андерманское торговое судно «Ситтих». Капитана Ферреро снабдили исчерпывающей информацией о характеристиках излучения подлинного «Ситтиха», так что она не могла остановить вместо подозреваемого настоящий андерманский корабль, действительно занесенный в регистр под таким названием. Судя по всему, «Джессика Эппс» настигла фальшивый «Ситтих», однако при попытке остановить его произошел… инцидент с участием тяжелого крейсера императорского флота «Хеллбарде». Подробностями «Шантильи» не располагает: капитан Назари — кстати, коммандер запаса — решила, что добраться до нас и сообщить о происходящем важнее, чем оставаться на месте в надежде уточнить детали. По счастливому стечению обстоятельств капитан Назари находилась недалеко от места инцидента, и её сенсоры дадут нам хоть какую-то объективную информацию. Но «Шантильи», к сожалению, торговое судно: его сенсоры явно недотягивают до военных стандартов, и доступные нам данные оставляют желать лучшего.

Брайэм сделала паузу, словно убеждаясь, что слушатели следят за её докладом, и продолжила:

— Но, несмотря на нехватку сведений, коммандеру Рейнольдсу, капитану Ярувальской и мне удалось прийти к определенным умозаключениям. Подчеркиваю, это еще не факты, а только умозаключения, хотя мы считаем, что основания для них имеются весьма веские. Очевидно, что, пока «Джессика» выслеживала предполагаемого работорговца, «Хеллбарде» выслеживал саму «Джессику». До инцидента сенсоры «Шантильи» вообще не видели присутствия «Хеллбарде», который, следовательно, задействовал систему маскировки. Мы склонны предполагать, что «Джессика» не подозревала о нем до тех пор, пока не приступила к захвату «Ситтиха». Не располагая записями межкорабельных переговоров, мы не можем знать, какими именно сообщениями обменивались «Джессика Эппс», «Хеллбарде» и «Ситтих». Единственное, что благодаря «Шантильи» и капитану Назари мы знаем точно, это следующее: капитан Ферреро в качестве предупреждения выпустила одну ракету, чтобы она взорвалась у «Ситтиха» перед носом. Почти сразу же «Хеллбарде» произвел по «Джессике» полный бортовой залп.

По помещению прошелестело что-то похожее на хоровой вздох. Дело было не в удивлении — все собравшиеся знали, по какому поводу их пригласили, однако Хонор ощутила возросшее внутреннее напряжение, словно произнесенные вслух и при всех слова наполнили людей недобрыми предчувствиями.

— На «Шантильи», что естественно, с учетом примитивных сенсоров торгового судна и возможностей андерманских систем маскировки, никто не мог знать о соседстве «Хеллбарде», пока тот не открыл огонь. Тем не менее последовательность и траектории выстрелов могут быть четко прослежены по сенсорному логу. Ясно, что «Джессика» выпустила одну ракету в направлении, противоположном местонахождению «Хеллбарде», тогда как «Хеллбарде» произвел нацеленный на «Джессику» бортовой залп, который невозможно счесть «предупредительным». Кроме того, хотя это не меняет сущности инцидента, залп, судя по данным объективного контроля «Шантильи», был произведен с расстояния более чем в десять миллионов километров.

На этот раз Хонор ощутила волну истинного удивления… и тревоги. Названное расстояние уступало предельной дальности мантикорских ракет «Призрачного всадника», но намного превосходило все, даже самые смелые предположения относительно возможностей ракет андерманских. И, напомнила она себе, то, что они открыли огонь именно с этой дистанции, вовсе не означает, что она предельна.

161
{"b":"44280","o":1}