ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Вы хотите сказать, что Гортц настолько разозлился на Ферреро, что начал палить, даже не удосужившись проверить, действительно ли защищает соотечественника? — скептическим тоном произнес МакКеон. — Опять-таки прошу меня извинить, но что делает такой отморозок на посту капитана тяжелого крейсера Андерманского Императорского Флота?

— Вы уверены, что хотите задать этот вопрос, памятуя о том, каких людей мы с вами видели на должности капитанов мантикорских тяжелых крейсеров? — отреагировала Хонор с более искаженной, чем обычно, улыбкой. — Особенно в таких захолустных системах, как… ну, скажем, Василиск?

— Туше! — пробормотал МакКеон, медленно, словно нехотя, наклоняя голову.

— Допускаю, — согласилась Трумэн, — но даже в этом случае до инцидента бы не дошло, не соверши обе стороны серьезных ошибок. Ферреро, бесспорно, должна была сообщить Гортцу о своих намерениях. Судя по записям сенсоров «Шантильи», фальшивый «Ситтих» никак не мог удрать. Таким образом, Ферреро могла не давать предупредительный выстрел, пока в их переговорах с «Хеллбарде» оставалась какая-то путаница или неопределенность.

— Я не готова осудить действия моего капитана на основании столь скудной информации, — сказала Хонор, — хотя имеющиеся сведения вполне позволяют прийти именно к такому заключению. Конечно, тот факт, что Гортц первым открыл огонь по «Джессике Эппс», перевешивает — во всяком случае в наших глазах — все возможные «упущения» капитана Ферреро. Но не исключено, что виновны оба капитана. Необходимо также учитывать неизбежное предубеждение, возникшее у нас против капитана, уничтожившего наш корабль со всем экипажем. Не говоря уж о гневе и негодовании, вызванными прежними провокациями Империи. Но во всем случившемся я хочу выделить два ключевых момента: произошло вооруженное столкновение между кораблями Королевского и Императорского Флотов, и у нас нет возможности точно установить, что именно к этому привело. То обстоятельство, что инцидент имел место в пространстве третьей, нейтральной державы, только осложняет дело, но ничего не меняет относительно двух названных фактов.

Она снова сделала паузу, всматриваясь в лица и вслушиваясь в эмоции присутствующих. А заодно и в свои собственные: при внешнем спокойствии Хонор была напряжена до крайности, ибо в полной мере ощущала меру своей ответственности.

— Я намерена, — продолжила она, — отправить копии сенсорных логов «Шантильи» на Саксонию адмиралу Штернхафену. Я подчеркну, что, согласно этим данным, его подчиненный первым открыл огонь по нашему кораблю, в то время как «Джессика Эппс» лишь защищалась. Я предложу ему… вынести свое суждение по поводу того, нарушило ли судно, выдававшее себя за «Ситтих», правила межзвездного судоходства, незаконно присвоив себе чужой опознавательный код. Мы предоставим в его распоряжение наши разведывательные данные, доказав, что у нас имелись веские основания для преследования данного судна, подозреваемого в незаконной перевозке рабов и присвоившего не принадлежавший ему опознавательный код. Я потребую провести самое тщательное расследование и предложу адмиралу провести это расследование совместно. В частности, я буду настаивать на том, чтобы нам — разумеется, под наблюдением представителей андерманской стороны — была предоставлена возможность допросить уцелевших членов экипажа «Хеллбарде», чтобы заручиться свидетельскими показаниями единственных очевидцев.

— Ваша милость, — подал голос Рейнольдс, — судя по тому, что нам известно о графе фон Штернхафене, он даже не обратит на вас внимания. По имеющимся у нас сведениям, он принадлежит к числу лидеров антимантикорской фракции в Императорском Флоте. Проще говоря, ненавидит Звездное Королевство до мозга костей.

— Джордж, я в курсе и именно поэтому с нетерпением жду, когда на смену ему прибудет герцог фон Рабенштранге. И именно поэтому считаю, что инцидент произошел для нас катастрофически не вовремя. Тем не менее, надо хотя бы попытаться разобраться в случившемся, пока это событие не раскачало и без того неустойчивую ситуацию до полного выхода из-под контроля. Если это все же была случайность — если анди не имели сознательного намерения развязать войну между Империей и Звездным Королевством, — я просто обязана сделать всё от меня зависящее для того, чтобы оттащить нас от края пропасти, а не прыгнуть в неё просто из-за неверия в то, что мои усилия могут увенчаться успехом.

Некоторые из присутствующих невольно кивнули, другие излучали явное несогласие. И по справедливости, винить вторых она не могла. Ведь и сама она, при всем стремлении к беспристрастному анализу, с трудом подавляла гнев, вскипавший в её душе, когда она думала о том, что произошло с кораблем Эрики Ферреро и его экипажем. Конечно, ошибки имели место с обеих сторон, Элис права, однако если бы андерманцы до того не нарывались на неприятности с таким упорством, этих ошибок могло бы и не случиться… а если бы они и случились, то не имели бы столь фатальных последствий.

Она жаждала мести. Ей хотелось расквитаться за погибших и вместе с тем отплатить за все тщательно выверенные обиды, нанесенные за последнее время андерманцами Королевскому Флоту. И, Бог свидетель, Хонор предпочла бы встретиться с противником в открытом бою, а не хитрить, не таиться, не мучиться неопределенностью и не оглядываться без конца на правительство, с которым она не соглашалась и которому не доверяла. Ей так этого хотелось, что она чувствовала вкус этого ощущения — словно огонь на языке.

И именно поэтому она не решалась делать скоропалительные выводы или исключать какие-то возможности. Как бы ей этого ни хотелось.

— Помимо отправки материалов в Саксонию, — продолжила Хонор, — соответствующий доклад будет, разумеется, отослан в Адмиралтейство.

«Где, — с горечью подумала она, — его едва ли удосужатся прочесть».

— К сожалению, — продолжила она тем же спокойным, ровным тоном, — даже самый быстрый курьер сможет достигнуть Звездного Королевства лишь через две недели, и, разумеется, как минимум столько же времени нам придется дожидаться ответа. Это значит, что самое меньшее в течение месяца мы не получим в связи со случившимся никаких новых инструкций и будем вынуждены действовать самостоятельно.

Чтобы ощутить реакцию своих подчиненных на слово «мы», ей не требовалось умения читать эмоции. Эти люди были чертовски хороши, но надо быть поистине суперменом, чтобы не испытать прилив глубокого облегчения от того, что ответственность за окончательное решение по поводу ответных действий примет на себя кто-то другой, не они.

Хонор поджала губы, но тут же отбросила эту мысль и продолжила:

— До тех пор, пока мы не получим — если вообще получим — указаний противоположного содержания, у меня нет выбора: мы должны ужесточить контроль над зоной нашей ответственности. Соответственно, мы продолжим патрулирование звездных систем, традиционно входивших в сферу наших приоритетных интересов. Я готова оттянуть часть сил с периферии в центр, но наше присутствие в важных системах должно быть обозначено со всей очевидностью. Более того, патрули следует усилить. Мы не можем позволить себе распылять наши силы прикрытия и снижать, таким образом, их боевые возможности. Отныне корабли станут отправляться на патрулирование хотя бы по два. Вообще, где только возможно, я хочу, чтобы патрулирование осуществлялось силами как минимум дивизиона. Уменьшение сектора патрулирования должно высвободить необходимые резервы. Всем нашим кораблям, находящимся в других системах, уже направлены извещения о случившемся с указанием по возможности минимизировать риск повторения подобных инцидентов. По расчетам, капитаны должны получить инструкции раньше, чем столкнутся с андерманскими кораблями, уже информированными о событиях в системе Зороастр. К сожалению, полной уверенности у нас нет, а значит, мы не можем гарантировать невозможность повторения инцидентов до получения соответствующих предостережений. Я даже не могу исключить того, что подобные происшествия уже имели место.

163
{"b":"44280","o":1}