ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Пауза была почти неощутимой, но она была.

— Приказывая капитанам минимизировать риск повторения инцидентов, я в то же время подчеркнула, что прежде всего они несут ответственность за безопасность своих команд. В случае возникновения угрозы они вправе принимать любые меры, какие сочтут необходимыми. С учетом ситуации я сочла возможным, — Хонор набрала воздуху, — приказать им действовать в соответствии с оперативным планом «Альфа-два».

По помещению словно прошла рябь, и Хонор слабо улыбнулась. Оперативным планом «Альфа-два» командирам кораблей в автономном рейде давалось право в случае возникновения явной с их точки зрения угрозы открывать огонь первыми. Разумеется, в рамках этого предписания капитану рекомендовалось делать все возможное, чтобы избежать огневого контакта, однако он уже не обязан был дожидаться, пока потенциальный противник сделает первый залп.

Тем не менее Хонор очень беспокоили возможные последствия её приказа. Она предпочла бы обойтись без него, но совесть никогда бы ей этого не позволила. В ситуации, когда корабли, оснащенные подвесками, могли массированным залпом сразу подавить противоракетную оборону оппонента, это был вопрос выживания. Дожидаться, пока оппонент докажет свою враждебность, открыв огонь первым, означало смерть.

— Прошу понять меня правильно, — очень тихо сказала она, — поддержание мира всеми возможными средствами по-прежнему остается нашей приоритетной задачей. Но если это станет для нас невозможным, мы обязаны защищать свои корабли, станцию «Сайдмор», систему Марш и интересы её величества в Силезии. Если это приведет нас к конфликту с Андерманской Империей, значит так тому и быть. Я не стремлюсь к войне с Империей. Я не хочу её. Никто, будучи в здравом уме, не может этого хотеть. Но, — мягко сказала своим адмиралам леди дама Хонор Харрингтон, — если этого хотят они, я заставлю их пожалеть о своем решении. И это не преувеличение.

Глава 43

— Боюсь, ваша милость, у нас ещё один.

Хонор оторвала взгляд от дисплея и, уловив эмоции Мерседес Брайэм, сжала губы. Настроение начальника штаба было не настолько мрачным, чтобы навести на мысль о тяжких потерях, но всё равно присутствовало нечто тревожное. Нечто внушающее беспокойство.

— Насколько плохо на этот раз? — тихо спросила Хонор.

— Лучше, чем в прошлый, и уж всяко гораздо лучше, чем с «Джессикой Эппс», — торопливо заверила её Брайэм. — Донесение поступило от капитана Эллиса…

— Капитан «Роялиста»? — уточнила Хонор.

— Да, ваша милость, — подтвердила Брайэм. Хонор кивнула. «Роялист», как и линейный крейсер её величества «Ника», единственный линейный крейсер, которым довелось командовать самой Харрингтон, принадлежал к классу «Уверенный». Корабли этого класса были уже не новыми, но по-прежнему считались крупными и мощными, способными справиться с кем угодно мельче корабля стены. Их переоснащали и модернизировали в первую очередь.

— Он и его подразделение пикетировали систему Вальтер в секторе Бреслау и находились там уже пять дней, когда в систему вошла андерманская крейсерская эскадра. В соответствии с вашим приказом Эллис предупредил анди, чтобы они не приближались к его кораблям.

Хонор снова кивнула. Одна из её инструкций предписывала требовать от любых встретившихся кораблей Императорского Флота не приближаться к кораблям КФМ или Сайдморского Флота на расстояние меньше двадцати миллионов километров под угрозой ракетной атаки. Предостережение включало также краткое и беспристрастное изложение мантикорской версии инцидента в системе Зороастр. Правда, леди Харрингтон не сомневалась, что любой имперский капитан, уже составивший собственное представление о том, кто формально сделал первый выстрел в Зороастре, едва ли примет к сведению мантикорскую трактовку. Более того, в некоторых случаях такое предупреждение могло лишь разжечь и без того накаленные страсти, но Хонор хотела, чтобы средства объективного контроля зафиксировали тот факт, что андерманцев не только предупредили, но и объяснили им причину подобного требования.

Конечно, уберечь от стычек такие меры не могли, однако на худой конец этот приказ, как бы ни истолковали его Яначек и его доморощенные гении на Мантикоре, служил защитой её капитанам.

— Очевидно, — продолжила Брайэм, — анди его предупреждение игнорировали. Они разделились на два дивизиона по четыре корабля и начали маневрировать, с явным намерением зажать Эллиса в клещи. Сам он, согласно его донесению, собирался поиграть с ними в пятнашки, чтобы утвердить нашу точку зрения на свободу навигации, но один из его разведывательных зондов дальнего радиуса действия подобрался достаточно близко, чтобы заглянуть «под юбку» имперского корабля, и увидел вот это, ваша светлость.

Начальник штаба протянула Хонор планшет, нажатием кнопки та активировала плоский экран. Изображение оказалось слишком мелким, так что ей, чтобы различить детали, пришлось переключиться на голографический режим. Над планшетом возникла объемная версия снимка, и Хонор нахмурилась. Что-то показалось ей странным…

— Что это за… — пробормотала она, обращаясь главным образом к себе самой, и почувствовала, что сидящий на спинке кресла Нимиц, ощутив её обострившееся любопытство, поднял голову и тоже напряженно всмотрелся в изображение. Потом губы её сжались.

— Ракетные подвески, — ответила она на собственный вопрос и, приподняв брови, посмотрела на Брайэм.

— Если быть точной, ваша милость, скорее «полуподвески» — так доложил Эллис, и первый беглый анализ данных, предпринятый Джорджем, с его выводом совпадает. Похоже, они распилили обычные подвески вдоль и закрепили эти облегченные устройства снаружи, на верхнем закруглении корпуса.

— Боже мой…

Хонор перевела взгляд на изображение и произвела беглый мысленный подсчет. Если такие же платформы равномерно распределены по всей длине корпуса между носовой и кормовой оконечностями, их должно быть не менее тридцати пяти или сорока.

— А нижнее закругление? — спросила она.

— Мы не знаем, ваша светлость. Давайте взглянем правде в глаза: «Роялисту» невероятно повезло, что он вообще их обнаружил. Но, возвращаясь к вашему вопросу, скажу, что я бы разместила их и вверху, и внизу. Думаю, мы вправе предположить, что анди по меньшей мере не дурнее меня, — невесело улыбнулась она. — Мы с Джорджем прикинули, что если платформы размещены и на крыше, и на днище, то их должно быть от шестидесяти до восьмидесяти на каждую сторону. Что дает им возможность совершить бортовой залп в три-четыре сотни пташек.

Губы Хонор округлились в безмолвном присвисте. Ни один из старых, не оснащенных подвесками кораблей из находившихся в её распоряжении и мечтать не мог о бортовом залпе подобной мощи. А размещение платформ непосредственно на корпусе позволяло прикрыть их импеллерным клином и бортовыми гравистенами, сделав их гораздо менее уязвимыми, нежели буксируемые пусковые устройства. А значит, над кораблем больше не висело категорическое ограничение «используй, или потеряешь», которое всегда мешало легким и средним кораблям, буксирующим подвески.

— Но, — заметила Хонор, размышляя вслух, — ни один корабль такого размера не может произвести бортовой залп столь невероятной мощности. Если только они не провели тотального усовершенствования систем наведения.

— Не похоже, ваша светлость, — сказала Брайэм. — Не думаю, что они способны осуществить одновременную телеметрию стольких объектов, даже если им удалось решить проблему с наблюдением за целью сквозь интерференцию стольких клиньев. Однако при правильном подходе вполне возможно ведение огня последовательными сериями по пятьдесят-шестьдесят ракет в каждом бортовом залпе. Конечно, при том условии, что сами подвески позволяют им хоть что-то видеть.

Хонор понимающе кивнула и потерла кончик носа. Длинный ряд платформ был смонтирован довольно далеко от обычных оружейных палуб крейсера. Как заметила Мерседес, их разместили на изгибе корпуса, там, где центральное «веретено» тела военного корабля закруглялось к сравнительно плоским верхней и нижней поверхностям. Эти участки корпуса не отягощались мощной броней, поскольку их надежно прикрывали непроницаемые крыша и днище импеллерного клина. Кроме того, там же у большинства военных кораблей размещались дополнительные массивы активных сенсоров систем наведения и противоракетной обороны. Основным массивам, конечно, ничего не мешало, но не этим, вспомогательным, которые использовались для телеметрического управления индивидуальных «пташек» или отводились для контроля лазеров противоракетной обороны. А это означало, что подвески анди почти наверняка мешали их кораблю видеть цель… и атакующие его ракеты.

164
{"b":"44280","o":1}