ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Бьюсь об заклад, эти штуковины в случае надобности отстреливаются от корпуса, — сказала Хонор. — Возможно, они смонтированы на специальных пилонах.

— Мы с Джорджем тоже так считаем, — кивнула Брайэм. — Да и Эллис пришел к тому же выводу.

— Да, Эллис, — Хонор тряхнула головой и еще раз всмотрелась в голограмму, затем откинулась на спинку кресла и нахмурилась. — Ты говоришь, он получил это изображение с помощью разведывательного зонда дальнего действия?

— Так точно, ваша милость. И, по его мнению, анди этого зонда не засекли, что несколько успокаивает. Во всяком случае, «Призрачного всадника» они пока не переплюнули!

— Мерседес, не стоит наделять их сверхчеловеческими способностями, — сказала Хонор с кривой улыбкой. — Конечно, они еще преподнесут нам несколько неприятных сюрпризов, но я уверена, что и нам есть чем их удивить. Во всяком случае, всё, с чем мы сталкивались до сих пор, похоже на игру в догонялки, причем они догоняют нас. А стало быть, скрывают они это от нас или нет, они неизбежно тревожатся по поводу наших неизвестных возможностей по крайней мере не меньше, чем мы нервничаем из-за их.

— Наверняка, — иронично хмыкнула Брайэм. — Впрочем, пусть переживают. С другой стороны, ваша милость, степень моего сочувствия к их переживаниям в данный момент серьезно ограничена.

— Разделяю твои чувства, — заверила её Хонор. — Но вернемся к системе Вальтер. Как поступил Эллис, когда получил изображение?

— Чтобы разобраться, что он, собственно говоря, увидел, ему потребовалось несколько минут. Тут он сообразил, что, если анди выпустят по нему все эти ракеты, обоим его линейным крейсерам придет конец, причем исключительно определенный. Но поскольку позволить им выгнать из системы патруль КФМ Эллис не собирался, он выпустил тучу зондов и платформ РЭБ среднего радиуса действия, после чего устремился прямиком на один из их дивизионов.

— Он что, силами всего двух «Уверенных» атаковал четыре крейсера с таким, — Хонор кивнула на голограмму, — вооружением?

— Не то чтобы атаковал… просто он рассудил, что ему удалось разглядеть противника лучше, чем им его. Эллис не только выпустил имитаторы, дублирующие эмиссию обоих его кораблей, чтобы задать работу системам наведения плохих ребят, но и разместил позади каждого своего линейного крейсера ещё по две дюжины имитаторов.

Она умолкла, и Хонор посмотрела на неё с подозрением.

— А что же они имитировали?

— Эллис запрограммировал их на создание иллюзии буксируемых ракетных подвесок, ваша милость, — ответила Брайэм и, оценив выражение лица Хонор, издала смешок. — К тому же он догадался снизить ускорение до уровня, соответствующего кораблю, осуществляющего буксировку такого количества подвесок.

— Блеф?

— Именно, ваша светлость! Но главное, что этот блеф удался. При всём их агрессивном настрое, анди не захотели связываться с двумя линейными крейсерами, каждый из которых способен произвести залп в двести пятьдесят ракет.

— И я бы не захотела, — согласилась Хонор, затем нахмурилась. — Однако, исходя из твоей же оценки их возможностей, эти четыре корабля вместе могли произвести втрое более мощный залп, чем оба корабля Эллиса.

— Вот поэтому, ваша милость, я и сказала, что этот инцидент не так плох. Обошлось без стрельбы, и анди отступили. Правда, не на двадцать миллионов километров, как требовал Эллис, но за пределы стандартной дистанции досягаемости ракет. А в конце концов они вообще покинули систему Вальтер и отправились по своим делам. Да, пару дней Эллису пришлось понервничать, но зато в итоге никто не открыл огонь. Что — учитывая разницу в суммарной мощи ракетного залпа — доказывает, что приказа завязать бой у них не было.

Хонор хмыкнула, потерла нос и горестно покачала головой.

— Вообще-то, Мерседес, мне кажется, что в этот раз нам просто повезло. Полагаю, Эллис встретился с командиром эскадры, который вовсе не рвался умереть за своего императора и прикинул, что по крайней мере нескольким его кораблям в случае столкновения крепко достанется от линейных крейсеров Эллиса. И потом, если они имели приказ не затевать драку, то как насчет тех идиотов в Шиллере?

Теперь уже Брайэм огорченно закивала. Действительно, в системе Шиллер столкновение закончилось далеко не так благополучно, как в системе Вальтер. Командир неполного, состоявшего из трех кораблей, андерманского дивизиона легких крейсеров проигнорировал предписание сохранять дистанцию, и, хотя они уже засекли мантикорский патруль, все три имперца продолжали недопустимо сближаться с мантикорским тяжелым крейсером, который в тот момент действовал в одиночку.

К счастью, на корпусах тех анди никаких хитрых платформ приклепано не было, и когда они приблизились к тяжелому крейсеру «Эфраим Тюдор» на пятнадцать миллионов километров, тот открыл огонь.

Короткая стычка обернулась не в пользу анди. Похоже было на то, что максимальная досягаемость ракет их средних кораблей составляла не более двенадцати миллионов километров — поскольку они выпустили первые, лишь сблизившись с «Эфраимом» на это расстояние. Да и системы РЭБ «Тюдора» оказались лучше, чем у них. Три попадания по мантикорскому тяжелому крейсеру нанесли ему на удивление легкие повреждения… и убили девять человек экипажа. Ещё семеро были ранены. Анди досталось сильнее: один легкий крейсер превратился в истекающий воздухом изувеченный кусок металла, у другого, судя по резкому падению ускорения и снижению мощности клина, было повреждено импеллерное кольцо. В сложившихся обстоятельствах имперский командир решил проявить благоразумие, и оба его легких крейсера, ещё сохранившие боеспособность, прекратили атаку, перекатились так, чтобы подставить под огонь «Тюдора» крыши импеллерных клиньев, и принялись маневрировать так, чтобы прикрывать своими клиньями и подбитого товарища.

Во исполнение приказа Хонор по возможности сводить трения к минимуму «Эфраим Тюдор» прекратил огонь, как только увидел маневр анди и понял, что они отказались от нападения. Точных данных об андерманских потерях у Хонор не было, но они явно намного превосходили мантикорские. Хотя, конечно, для родных и близких погибших это было слабое утешение.

— Возможно, анди в системе Вальтер знали о произошедшем в Шиллере, — предположила Брайэм. — Очевидно, оборонительные возможности «Призрачного всадника» превосходят имеющиеся у них наработки. Не исключено, что случай с «Эфраимом Тюдором» заставит их быть осторожнее.

— Не исключено, — согласилась Хонор, — хотя, учитывая разницу во времени, курьер из Шиллера должен был гнать вовсю, чтобы эскадра, направлявшаяся в Вальтер, оказалась в курсе случившегося. И что бы ни пришло им в голову, когда Эллис блефовал, до того как он убедил их в наличии у него повышенной огневой мощи, намерения у них были определенно недружелюбные.

— Ну что ж, — сказала Брайэм, — на худой конец, сейчас все наши корабли предупреждены. И если, несмотря на это, анди всё же застанут кого-то из наших врасплох, мы больше не будем терять корабли, не заставив анди заплатить сторицей.

— Знаю, Мерседес, — сказала Хонор с совершенно кривой улыбкой. — Проблема в том, что мне никого не хочется убивать. Месть никого не вернет, и чем больше произойдет боевых столкновений, тем хуже для нас, даже если все они закончатся «в нашу пользу». Пока остается хотя бы малейший шанс не доводить дело до большой драки, мы обязаны его использовать, иначе процесс выйдет из-под контроля.

— Конечно, вы правы, — ответила Брайэм. — Но реакцию Штернхафена на ваше послание никак не сочтешь добрым знаком. Он не допускает даже мысли о неправоте своего капитана и категорически отказывается создавать комиссию по расследованию. Вряд ли это говорит о его заинтересованности в урегулировании ситуации.

— Да уж, — хмуро согласилась Хонор, вспомнив безапелляционное коммюнике, распространенное адмиралом Штернхафеном в ответ на обращение адмирала Харрингтон в силезских и межзвездных средствах массовой информации. — К сожалению, это, скорее, говорит об обратном.

165
{"b":"44280","o":1}