ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— И мне тоже, — согласился Яначек. — Тем не менее её первая реакция была именно такова. По крайней мере, в данном случае.

— Если так, — язвительно заметил граф Северной Пещеры, — это, несомненно, первый подобный случай за всю её жизнь!

— Вот тут, Стефан, у меня возражений нет, — согласился Яначек.

— Но вы говорите, что предсказать, как отреагирует Штернхафен на её предложение, невозможно, — напомнил барон Высокого Хребта.

Яначек пожал плечами.

— Нет, конечно. Если это действительно была случайность, нужно быть ещё большим психом, чем Харрингтон, чтобы не воспользоваться её предложением, чтобы снять напряженность и нормализовать ситуацию, но, с другой стороны, то, как вели себя анди в последнее время, позволяет заподозрить намеренную провокацию. Правда, я, как и адмиралы Юргенсен и Чакрабарти, не склонен видеть в этом происшествии злой умысел: имей Империя намерение развязать войну, она не ограничилась бы нападением на единичный тяжелый крейсер. Кроме того, кажется совершенно очевидным, что их корабль захватил «Джессику Эппс» врасплох. Они приблизились к ней на дистанцию поражения задолго до того, как «Джессика» приказала предполагаемому работорговцу остановиться, из чего следует, что драки анди не искали. Будь у них такое намерение, они дали бы залп без предупреждения, так что на «Джессике Эппс» даже не поняли бы, что с ними случилось.

— Стало быть, вы считаете, что они действовали в ответ на наши попытки остановить этого работорговца, этот «Ситтих»? — уточнила Элен Декруа.

— Очень похоже, что дело было именно так, — согласился Яначек. — Почему они отреагировали таким образом, на данный момент мы сказать не можем. Если выводы Харрингтон относительно «Хеллбарде» и данные относительно разницы в тоннаже подлинного и ложного «Ситтихов» точны, поведение капитана анди представляется более чем странным. Пусть мы никогда не ладили с андерманцами, но, насколько нам известно, работорговцев они тоже не жалуют. Империя не проявляла такой активности по пресечению этого промысла, как Звездное Королевство, но, без сомнения, до сих пор когда на их территории работорговля поднимала голову, корабли Императорского Флота реагировали немедленно и сурово.

— И правильно делали, — вставила графиня Нового Киева. — Но по вашим словам, Эдвард, получается, что этот андерманец скорее должен был помочь «Джессике Эппс», а не стрелять в неё!

— Примерно это я только что и сказал, Марица, — заметил Яначек.

— Я понимаю, — нетерпеливо продолжила Марица. — Я хотела сказать, что, возможно, его реакция должна навести на мысль, что подозрения Харрингтон относительно этого судна были вовсе не так основательны, как считает она. Или, по крайней мере, как изложено в её донесении.

— Та же мысль приходила в голову и мне, — ответил Яначек. — Но адмирал Юргенсен нашел копию эмиссионной сигнатуры настоящего «Ситтиха» в центральном архиве и сравнил её с записью сенсоров «Шантильи». — Он покачал головой. — Марица, сомнений нет: корабль, передававший опознавательный код «Ситтиха», «Ситтихом» не являлся. Сказать наверняка кем он был на самом деле я не могу, но явно не тем, за кого себя выдавал.

— Должна сказать, — заметила Декруа, — что своим донкихотским крестовым походом Харрингтон могла поставить всех нас в ложное положение.

— Каким ещё «донкихотским крестовым походом»? — спросила графиня Нового Киева.

— Пресловутой операцией «Уилберфорс», — пояснила Декруа.

— Я могу быть не в восторге от методов и характера Харрингтон, могу даже сомневаться в её мотивах, — последовала резкая отповедь графини Нового Киева, — однако вряд ли подобает называть «донкихотским крестовым походом» издавна предпринимаемые Звездным Королевством усилия по искоренению межзвездной генетической работорговли.

Декруа презрительно взглянула на неё и уже открыла рот, чтобы нанести ответный удар, но успел вмешаться барон Высокого Хребта.

— Марица, никто и не говорит, что мы должны прекращать наши действия. И, если уж на то пошло, никто не ставит Харрингтон в вину, что она действовала в соответствии с нашими обязательствами.

«И тем более мы не станем так заявлять сейчас, — подумал он, — когда эта психопатка Монтень в Палате Общин поджаривает нас — и тебя — на медленном огне скандала с этой чертовой „Рабсилой“!»

— Тем не менее Элен по-своему права: данный инцидент произошел лишь потому, что Харрингтон решила действовать на основании показаний преступника, задержанного при совершении деяния, карающегося смертной казнью. Столь стремительные действия на основании юридически спорных «свидетельств» и впрямь можно счесть «донкихотством».

Яначек хотел было указать, что, спорные или не спорные, эти сведения с очевидностью следует считать достоверными, коль скоро подозреваемый корабль и в самом деле передавал именно тот фальшивый опознавательный код, о котором сообщил Харрингтон её информатор. Но вслух ничего не сказал. В конце концов, опрометчиво действовала «Саламандра» или обоснованно, к делу отношения не имеет.

— Итак, Эдвард, — сказал барон Высокого Хребта, удостоверившись, что Декруа с графиней Нового Киева приутихли и больше не собираются цапаться, как бы им этого ни хотелось, — что же предлагает Адмиралтейство?

— Ничего, — коротко ответил Яначек, за что был награжден удивленными взглядами.

— Ничего? — переспросил Высокий Хребет.

— Пока мы не узнаем больше, нет смысла формулировать ответ, — сказал Яначек. — Мы, конечно, могли бы наскрести дополнительные силы и спешно направить их на усиление Сайдмора. К сожалению, мы не знаем, потребуются ли эти силы. У меня такое ощущение, что Штернхафен, скорее всего, ухватится за предложенное Харрингтон решение. Если он согласится — а возможно, учитывая запоздание по времени, уже согласился — на совместное расследование, тогда конфликт находится на пути к урегулированию. Ну а если Штернхафен отклонит её предложение, то анди, согласно оценкам нашей разведки, смогут передислоцировать свои силы для наступления на Сайдмор не раньше чем через два месяца. Конечно, им под силу оттеснить наши корабли из патрулируемых ими систем в самой Конфедерации, но база Королевского Флота — куда более крепкий орешек. Даже с учетом запаздывания сообщений мы не больше чем через неделю-другую узнаем, согласился он на её предложение или нет. И в тот момент можно будет серьезно задуматься, надо ли отправлять на Сайдмор подкрепления.

«Если, — из осторожности не добавил он, — к тому времени не выяснится, что эти силы позарез необходимы нам дома».

— Полагаете, времени на ответные меры у нас хватит? — наседал Высокий Хребет.

— Таково общее мнение руководства Адмиралтейства, — заверил его Яначек… почти не покривив душой. На самом деле адмирал Чакрабарти с ним совершенно не согласился. Рапорт Харрингтон обострил его и без того непомерно растущую озабоченность тем, что силы флота размазаны на огромном пространстве тончайшим слоем. Однако поднимать этот вопрос сейчас не имело смысла.

— В таком случае, — решил премьер-министр, — нам следует направить ей новые инструкции, предписывающие сохранять контроль над ситуацией, не давая воли воинственным инстинктам. Но честно говоря, должен признаться, что на данный момент ситуация в Силезии для нас вопрос не первостепенный. В конце концов, мы могли бы позволить Империи прибрать к рукам хоть всю Силезию без сколько-нибудь значимого ущерба для наших интересов. Даже наши коммерческие структуры понесут лишь минимальные потери, которые к тому же будут скомпенсированы только что появившимся доступом к скоплению Талботта и перспективами освоения пространства у рубежей Лиги.

— Согласна, — решительно заявила Декруа. — И если с силезским вопросом покончено, я предлагаю перейти к рассмотрению основной проблемы.

Что за проблему она имела в виду, уточнять не требовалось.

— Хорошо, — согласился Высокий Хребет. — Тогда, Элен, вам слово.

— Как вам угодно.

Сложив руки на лежавшей перед ней папке с документами, Декруа обвела взглядом собравшихся и заговорила:

170
{"b":"44280","o":1}