ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

А в результате он оказался здесь с этим чертовым прилипалой на хвосте!

— Как я понимаю, его сенсорные возможности нам неизвестны? — спросил, помолчав, командир.

— Если предположить, что он держится на самом пределе своих возможностей, до наших им далеко, — ответила Синглтерри.

— Из чего следует, что это скорее силли, чем анди, — сказал, размышляя вслух, Дюма.

— Или, — возразила Синглтерри, — это действительно торговец, оснащенный хорошими для его класса сенсорами. Учитывая рискованность здешней навигации, многие купцы обзаводятся куда более дорогостоящими сенсорными пакетами, чем мы привыкли видеть у себя дома.

— Вполне правдоподобное предположение, — признал Дюма, подумал еще несколько секунд и скорчил гримасу. — Полагаю, Стефани, мы не можем позволить себе рисковать, делая предположения насчет этой жестянки. Конечно, исключить того, что какой-то торговец увязался за нами по чистой случайности, нельзя, но, по мне, вероятность такого совпадения невелика. К тому же, нельзя допустить, чтобы кто-то обнаружил наш флот, а поскольку мы уже очень близко, любой недоумок в состоянии проследить остаток пути. Нам придется выяснить, кто это к нам прицепился.

— А если выяснится, что это военный корабль? — спросила Синглтерри.

— Если это военный корабль, значит это военный корабль, — вздохнул Дюма. — Общий приказ предусматривает передислокацию флота в другую систему в случае возникновения явной угрозы обнаружения. Нам это совсем не нужно, поскольку появится вероятность того, что мы не успеем известить консульство на Горе об изменении местоположения до поступления из центра ожидаемого приказа. К сожалению, если корабль окажется военным, выбора у нас не останется, разве что открыть огонь и стать виновником межзвездного инцидента, а этого я не хочу.

— Даже если это окажется манти? — с деланным безразличием спросила Синглтерри, и Дюма криво усмехнулся.

— Особенно если это окажется манти, — ответил он. — Не скажу, кстати, что адмирал горячо поблагодарит нас, если мы подстрелим силли или анди. К тому же, — рассудительно добавил он, — не будем забывать, что нам неизвестен тоннаж этого типа. Если за нами тащится тяжелый, а то и линейный крейсер, задираться с нашей стороны было бы несколько безрассудно. Разве не так?

— О да, — с жаром сказала Синглтерри. — Безрассудно, я бы сказала именно так, сэр, прекрасное слово, сэр, я просто не могу выразить, как я счастлива слышать, что вы используете его в данных обстоятельствах!

— Так и думал, что вы меня одобрите, — усмехнулся Дюма.

— Ну а если судно действительно торговое?

— В таком случае выбор несколько шире. Начать с того, что купец не станет спорить с военным кораблем, который приказывает остановиться и допустить на борт команду для досмотра. Мы могли бы послать на него призовой экипаж и доставить судно адмиралу Турвилю. Пусть держит его на месте дислокации флота хоть до бесконечности, а то, что купец не прибыл по месту назначения, наверняка спишут на пиратов. Если мы получим приказ атаковать, адмирал с извинениями отпустит его на все четыре стороны и, возможно, даже возместит ему убытки за счет правительства.

— А если приказ не придет? — тихо спросила Синглтерри.

Дюма снова поморщился, понимая, что она имеет в виду. Полученные приказы не оставляли сомнений в том, что, если нападение не будет предпринято, никаких следов и свидетельств пребывания Второго флота в Силезии остаться не должно. О том, что должно случиться с командой торгового судна, знавшей об этом флоте, лейтенант-коммандер не хотел даже думать. Хотя, даже с учетом столь мрачной перспективы, предпочел бы узнать, что столкнулся не с военным кораблем, а именно с торговцем.

— Там видно будет, — ответил он, помолчав. — Сейчас надо сосредоточиться на текущих вопросах. Если это торговец, мы переправим ему на борт вооруженный отряд. Пусть остаются на месте. Мы отведем «Гекату» на рандеву и доложим обстановку адмиралу Турвилю. Понадобится ему это судно — вернемся и отконвоируем его к адмиралу. Решит командующий сменить место дислокации — заберем наших людей, вежливо извинимся и отпустим купца восвояси. Вариант не идеальный, но из всех возможных дает нам наибольшую широту маневра. В конце концов, командующий ожидает от нас проявления инициативы.

— Мне кажется, капитан, что это сработает, — задумчиво сказала Синглтерри.

— Очень надеюсь, — весело откликнулся Дюма. — Ведь если не сработает, нам придется чертовски долго объяснять адмиралу, почему корабль Флота Республики не справился с одним-единственным торгашом!

Глава 46

Хонор отступила, дав возможность коммандеру Денби подняться на ноги.

Командир третьей эскадрильи ЛАК «Оборотня» двигался медленнее обычного и слегка встряхивал головой, словно прислушиваясь к отдаленному, слышному лишь ему звуку.

Наконец Денби снова встал в стойку, но Хонор покачала головой и вытащила изо рта капу.

— Прошу прощения, коммандер, — сокрушенно произнесла она. — С вами все в порядке?

Денби тоже избавился от капы, осторожно пошевелил правым плечом и криво ухмыльнулся.

— Вроде бы да, ваша милость. Скажу наверняка, когда эта проклятая птица перестанет свиристеть мне прямо в ухо!

Хонор рассмеялась. И она, и коммандер были одеты в традиционные ги, и хотя на поясе Денби красовалось всего лишь пять узлов, обозначавших ранг, как мастер рукопашного боя он показал себя весьма неплохо. Как и многие другие офицеры, занимавшиеся coupdevitesse — пожалуй, среди офицеров личного состава ЛАКов «Оборотня» их было на удивление много, — Денби всегда был к услугам командира станции, когда ей требовался спарринг-партнер.

К сожалению, коммандер забыл о возможностях её искусственной руки. Успех только что проведенного им приема зависел от реакции соперника на жесткий захват левого локтя. Получилось не совсем так, как подсказывали Денби его рефлексы. Неожиданный контрприем Хонор сбил его с ног, и он ударился о мат сильнее, чем хотелось бы ей. Возможно, она не ожидала, что он настолько откроется из-за того, что её левая рука не согнулась так, как он рассчитывал, — и отреагировала рефлекторно.

— Ну что ж, — сказала она, — пусть пташка отпоет. Время терпит.

— Спасибо, ваша светлость. Похоже, рулада уже стихает.

Ухмыльнувшись, Денби вернул на место капу, и Хонор улыбнулась в ответ, прежде чем последовать его примеру. Партнеры вышли на середину площадки и приняли стойку. Хонор внимательно следила за Денби. За время похода они достаточно часто спарринговали, и она чувствовала его очень хорошо. Без всякого чтения эмоций легко было догадаться, что падение вызвало у коммандера острое желание опрокинуть герцогиню на её светлейшую задницу. Правда, желание — это одно, а его исполнение — совсем другое, и…

— Прошу прощения, миледи.

Голос Эндрю Лафолле заставил Хонор обернуться.

— Еще раз прошу прощения, миледи, — сказал Лафолле, стоявший у входа и страховавший Харрингтон даже здесь, в спортивном зале «Оборотня».

— Что случилось, Эндрю? — спросила она, снова выплюнув капу.

— Не знаю. Но лейтенант Меарс говорит, что вы нужны на флагманском мостике.

— На флагманском мостике? А зачем?

— Он не сказал. Но если хотите, — он поднял руку с коммуникатором на запястье, — я могу связаться и уточнить.

— Пожалуйста. И будь добр, выясни, насколько это срочно. Если небо ещё не падает на землю, мне хотелось бы перед возвращением на мостик принять душ и переодеться!

— Слушаюсь, миледи, — ответил Лафолле с легкой улыбкой и заговорил в свой наручный коммуникатор, затем поднял взгляд с несколько отсутствующим видом человека, выслушивающего ответ через невидимый наушник. Вдруг выражение его лица резко сменилось, и Хонор вскинула голову, почувствовав в нем удивление и тревогу.

— Что? — резко спросила она.

— Тим говорит, что патрули периметра только что миновала «Смерть пиратам», миледи, — ответил телохранитель, назвав флаг-лейтенанта не по званию, как он обычно делал из уважения к чувству собственного достоинства молодого человека, а просто по имени. Он встретился взглядом со своим землевладельцем и напряженно добавил: — Он говорит, что «Смерть» повреждена. Очень сильно.

176
{"b":"44280","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Формула личного счастья
Богатый папа, бедный папа
За час до казни
Магия Нью-Йорка
Ренегат
Гроб из Гонконга
Соблазни меня нежно
Словарь для запоминания английского. Лучше иметь способность – ability, чем слабость – debility.
Лабиринт призраков