ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Драконоборцы. 100 научных сказок
Застенчивый убийца
Подсознание может все!
Агрессор
Грамматика. Сборник упражнений
Жажда
Главные блюда зимы. Рождественские истории и рецепты
Медлячок
Не буди дьявола
A
A

— Ваша милость, — сказал он, снова обратившись к гостье, — приношу извинения за непреднамеренное оскорбление, которое, возможно, нанесено вам отказом допустить ваших гвардейцев на встречу с герцогом вооруженными. Это требование выдвинуто не гросс-адмиралом. Он исполняет волю императора, после инцидента с Хофшульте высказавшегося на этот счет весьма определенно. Боюсь, указания его величества не подлежат обсуждению.

Хонор понимающе кивнула, задумчиво разглядывая собеседника. Густав Андерман вообще не отличался излишней доверчивостью, но в данном случае она бы не стала судить его строго. Грегор Хофшульте, подполковник андерманской морской пехоты, почти тридцать стандартных лет верно служивший своему императору, внезапно, без предупреждения, открыл огонь по принцу Хуану, младшему брату монарха и членам его семьи. Принц с супругой выжили, а вот один из детей погиб.

Причина покушения так и осталась невыясненной, поскольку допросить подполковника никому бы не удалось. Ответный огонь почти мгновенно отреагировавших телохранителей принца разнес убийцу в клочья. Согласно данным разведки, некоторые сотрудники службы безопасности считали, что офицера подвергли психокоррекции. Это напугало всех куда больше, чем даже предположение о внезапной вспышке безумия или раздражения у человека, который считался абсолютно надежным и лояльным. Предполагалось, что офицеры Империи (так же, как и Звездного Королевства) защищены от такого рода воздействий, но если кому-то удалось справиться с системой защиты один раз, это вполне могло случиться и во второй. Так что драконовские меры безопасности, включавшие запрет на ношение оружия в присутствии кого-либо из членов императорской фамилии, были вполне объяснимы.

— Уверяю вас, капитан Изенхоффер, я нисколько не чувствую себя задетой и отношусь к принятым вами мерам безопасности с полным пониманием, — заверила его Хонор. — В связи с этим перед встречей с герцогом мне хотелось бы позаботиться об ещё одном маленьком моменте. Подождите минутку.

Изенхоффер пришел в замешательство, но это было ничто по сравнению с изумлением Лафолле. Хонор подтолкнула Нимица, чтобы он перебрался на руки Саймону Маттингли. Затем расстегнула китель, сняла и передала его Лафолле. Гвардеец, принимая одежду из её рук, позволил себе весьма неодобрительный взгляд. Когда же землевладелец закатала левый рукав форменной рубашки, его взгляд стал совсем неодобрительным. С улыбкой — одновременно извиняющейся и шаловливой — она свела вместе кончики мизинца и указательного пальца искусственной руки. Протез, однако, отреагировал иначе, чем нормальная человеческая конечность: с внутренней стороны предплечья внезапно откинулся прямоугольный кусочек кожи, сантиметра два в длину и полсантиметра в ширину, открылась маленькая полость, из которой при сжатии кулака был выброшен тридцатизарядный магазин пульсера.

Лафолле таращился на неё в полном остолбенении. Хонор поймала магазин правой рукой и улыбнулась Изенхофферу который, если такое вообще возможно, оторопел ещё сильнее, чем её телохранитель.

— Прошу прощения, капитан, — сказала она. — Вы, может быть, в курсе, что на мою долю также досталось не одно покушение. Мой отец, когда проектировал протез, предложил несколько… маленьких усовершенствований. Это, — она вручила Изенхофферу магазин, — одно из них.

Она подняла руку и послала искусственным мускулам еще одну команду. Левый указательный палец жестко выпрямился, а остальные сложились так, словно сжали рукоять несуществующего пульсера.

— Боюсь, если когда-нибудь использую это приспособление, мне придется менять кончик пальца, — капризно сказала она. — Но отец настоял, что такая штука не помешает.

— Понятно, — растерянно пробормотал Изенхоффер, но тут же встряхнулся. — Понятно, — повторил он уже нормальным тоном. — Видимо, отец вашей милости — человек на редкость предусмотрительный.

— Я тоже всегда так думала, — ответила Хонор, старательно игнорируя буравящий взгляд Эндрю Лафолле.

— Ну что ж, если вы готовы, — продолжил андерманский офицер, убрав магазин в карман, пока Хонор надевала китель, — герцог ждет вас.

— Да, конечно, — пробормотала Хонор и протянула руки к Нимицу.

Древесный кот легко прыгнул к ней, и Хонор последовала за Изенхоффером в каюту. Она не сомневалась в том, что системы наблюдения фиксировали её проход, и надеялась, что из разряженного пульсера сделают правильные выводы. Маловероятно, чтобы даже агенты Императорской службы безопасности сумели обнаружить вмонтированное в искусственную руку оружие. По крайней мере, она заплатила достаточно, чтобы его точно не обнаружили! Еще на Мантикоре для неё провела испытания дворцовая служба безопасности. Таким образом, Хонор показала, что при желании могла предстать перед Рабенштранге вооруженной… и что она серьезно воспринимает данное обещание ни о чем подобном не помышлять. И что она хочет довести и первое, и второе до сведения Рабенштранге.

Возможно мелочь, но доверие строится именно на мелочах, а сегодня она нуждалась в доверии Чин-лу фон Рабенштранге как никогда прежде.

Войдя в каюту вместе со своими телохранителями, она в первую очередь обратила внимание на телохранителей, стоявших за спиной герцога. Женщина, которая, по-видимому, была старшей из двух, очень пристально посмотрела на гостью, и Хонор мысленно улыбнулась: вот доказательство того, что за ней действительно наблюдали. Но взгляд женщины скользнул дальше, и обе телохранительницы принялись тщательно сканировать Лафолле, Хаука и Маттингли. Трое грейсонцев встретили оценивающие взгляды с тем же профессионализмом. Хонор, уловив опасливую настороженность с обеих сторон, снова мысленно улыбнулась. Но тайная улыбка тут же испарилась — Хонор сосредоточилась на сидевшем во главе стола низкорослом мужчине.

— Добро пожаловать на борт «Кампенхаузена», ваша милость, — сказал Чин-лу Рабенштранге.

— Спасибо, ваша милость, — ответила Хонор. Герцог едва заметно улыбнулся. Она ощутила в его эмоциях настороженность и любопытство. И самое главное — нечто очень похожее на доверие. Хонор надеялась на это, но только надеялась, не больше, хотя между нею и Рабенштранге ещё в прошлую миссию в Силезии установилась взаимная симпатия, выходившая за рамки чисто профессиональных отношений. По-видимому, она ещё не стёрлась. Напряженность нынешних межгосударственных отношений накладывала на встречу свой отпечаток, однако гросс-адмирал по-прежнему не сомневался в её личной честности. Во всяком случае, он согласился на встречу.

— Должен признаться, ваша милость, — сказал герцог, — я несколько… удивлен вашим появлением. В нынешних обстоятельствах, особенно с учетом недавних злополучных событий, я никак не мог ожидать прямого визита на таком уровне.

— Сказать по правде, ваша милость, я на это и рассчитывала, — ответила она и, когда герцог вопросительно склонил голову, улыбнулась. — Есть несколько необычных вопросов, которые нам с вами желательно обсудить, и мне показалось, что заинтриговать вас — это самый эффективный способ добиться цели.

— Вот как? — пробормотал он, и на этот раз пришла его очередь улыбнуться. — Ну что ж, ваша милость, я, разумеется, не могу гарантировать, что соглашусь с тем, что привело вас сюда. Но вы, признаюсь, возбудили мое любопытство! Итак, начнем?

Он вежливо указал ей на одно из стоявших у дальнего конца стола кресел, где она и расположилась, устроив Нимица на коленях.

— Ваша милость, — сказала Хонор, — я, разумеется, отдаю себе отчет в напряженности нынешних отношений между Империей и Звездным Королевством и не питаю иллюзий относительно возможности волшебным образом уладить все имеющиеся противоречия с помощью личной встречи. Такого рода вопросы решаются на более высоком уровне. Однако сравнительно недавно в мое распоряжение попали определенные сведения, которыми, как мне показалось, следует поделиться с представителем Империи, поскольку они могут оказать воздействие на дислокацию и наших, и ваших сил.

— Сведения?

— Да, ваша милость. Видите ли…

197
{"b":"44280","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Скажи машине «спокойной ночи»
Дети жакаранды
Здесь была Бритт-Мари
Я слежу за тобой
Рожденные побеждать. 10 ключей к пониманию, почему одни люди добиваются успеха, а другие нет
Темные отражения. В лучах заката
Marilyn Manson: долгий, трудный путь из ада
История дождя