ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Глава 54

— Почему всё-таки нет министра торговли? — спросил сэр Эдвард Яначек голосом, вибрирующим от ярости.

— Право же, Эдвард, — ответил Мишель Жанвье с легким ответным раздражением, — у человека пропала жена, только что взорвался дом — в котором, возможно, она и находилась, — и, даже если он еще не готов этого признать, знаменитый архив графов Северной Пустоши погиб вместе с домом. А если вы верите, что катастрофа произошла в результате «утечки в водородном цилиндре аэрокара, стоявшего на подземной стоянке», то тогда вы, наверное, верите и в Санта-Клауса!

Яначек вскинулся, намереваясь резко возразить, но заставил себя сдержаться. Чудовищный взрыв, потрясший один из самых фешенебельных пригородов Лэндинга, превратил роскошную столичную резиденцию Юнга в дымящуюся воронку. В высших политических кругах разыгрались нешуточные страсти. Существование секретного архива Северной Пустоши превратилось в общеизвестный маленький секрет мантикорской политики так давно, что даже те, кто ненавидел принципы грязной игры, временно впали в растерянность. Правда, графы Северной Пустоши никогда не признавали существования этих архивов официально, и Стефан Юнг не собирался признавать, что мощные тайные рычаги его общественного влияния взорваны вместе с особняком. Должно было пройти время — и множество осторожных проверок, — прежде чем влиятельные политики Звездного Королевства поверят, что всё уже позади. Особенно те, кто годами находился под давлением.

Первый Лорд Адмиралтейства понимал, что взрывная волна еще только начинает расходиться по обществу. По мере того, как она будет расходиться всё шире, а осознание случившегося — становиться всё глубже, последствия для правительства Высокого Хребта станут непредсказуемыми. Яначек не знал, какие именно «союзники» Высокого Хребта были принуждены к сотрудничеству, однако не сомневался в том, что некоторые из них — взять того же сэра Харрисона МакИнтоша — занимали ключевые посты. Когда они поймут, что свидетельств их прошлых неблаговидных поступков больше не существует, — даже представить нельзя, как они отреагируют. Ничего хорошего Яначек не ожидал. Очевидно, премьер-министр разделял его опасения, и это отчасти объясняло его раздраженный тон.

Которому могли быть и другие объяснения.

— Ну хорошо, — сказал наконец Яначек. — Лично мне кажется, что исчезновение его жены и разрушение дома связаны напрямую. Но я не верю, что её лимузин взорвался из-за случайной утечки топлива, что бы ни думал по этому поводу сам граф. Не знаю, что ей могли предложить, но судя по тому, что полицейскому департаменту Лэндинга до сих пор не удалось откопать из-под развалин не только тело графини, но и вообще какие-либо человеческие останки… — Он сердито пожал плечами. — Можно понять, что Стефану сейчас… не до нас. Но данное обстоятельство никак не меняет того факта, что его драгоценный протеже, которого он пропихнул на должность начальника Астроконтроля, позволил этим долбанным грейсонцам протопать по нашим головам!

— Позволил, — холодно подтвердил Высокий Хребет. — И мне понятно, что это вас раздражает, Эдвард. И я тоже, конечно же, чертовски зол на грейсонских наглецов — и на графа Белой Гавани, который с ними связался, — но в конце концов всё может оказаться не так уж и плохо.

— Что? — Яначек вытаращился, не веря своим ушам. — Бенджамин и его драгоценный флот распоряжается в нашем пространстве, как у себя дома, и это «не так уж и плохо»?! Боже мой, Мишель! Эти ублюдочные неоварвары только что утерли нам нос, причем на глазах у всей Галактики!

— Ну, вроде того, — согласился Высокий Хребет с опасным спокойствием. — С другой стороны, Эдвард, на ваш отказ попросить Грейсон сделать как раз то, что они сделали, обратили мое внимание как раз во время вчерашнего визита во дворец. — Он тонко улыбнулся. — Её величество изволила выразить недовольство.

— Минуточку! — возмутился Яначек. — Это решение было одобрено вами и большинством кабинета!

— Только после того, как вы отвергли все аргументы Белой Гавани в пользу обращения к Грейсону за помощью, — парировал Высокий Хребет. — Вдобавок, как я недавно узнал, адмирал Чакрабарти, тогда еще не подавший в отставку, безуспешно советовал вам то же, что и Хэмиш Александер.

— Кто вам это сказал? — спросил Яначек, чувствуя, как засосало под ложечкой.

— Не Чакрабарти, если вы спрашиваете о нём, — ответил барон Высокого Хребта. — Но источник информации не меняет сути дела.

— Вы хотите сказать, что не одобряете отказа от помощи Грейсона? — парировал Первый Лорд. — Я что-то не припоминаю, чтобы вы тогда говорили нечто подобное. Полагаю, и в стенограммах нашего заседания такого не найдётся.

Несколько мгновений они сердито смотрели друг на друга, потом Высокий Хребет вздохнул.

— Вы правы, — признал он, хотя признаваться было явно неприятно. — Хотя у меня и были сомнения, я тогда действительно не возражал. Отчасти потому, что вы, по сути, уже обрекли нас на это решение, но, если откровенно, ещё и потому, что мне действительно не хочется иметь дело с грейсонцами — не хочется чувствовать себя обязанным. Тем не менее, — продолжил он более твёрдым голосом, — если они сами решили отправить значительное подкрепление к Звезде Тревора, это, возможно, пойдет нам на пользу. Во всяком случае, такое известие заставит Причарт и её ястребов крепко призадуматься. Господь свидетель, если какие-то события приведут к такому результату, значит, эти события не могут быть совершенно плохими!

Яначек издал яростный и неразборчивый звук, вынужденный согласиться. Он мог негодовать по поводу действий Бенджамина Мэйхью, а роль, сыгранная Хэмишем Александером, только подливала масла в тлеющий огонь ненависти Первого Лорда, но сейчас, когда дипломатическая обстановка стремглав катилась прямиком в ад, полезно все, чем можно щелкнуть по носу Причарт и Тейсмана и привести их в чувство. Конечно, прежде чем весть о… назовем это «передислокацией», достигнет Нового Парижа, пройдет какое-то время, но потом даже такая сумасшедшая, как Причарт, будет вынуждена признать, что Мантикорский Альянс остается слишком опасной силой, чтобы относиться к нему наплевательски. А в таком напоминании, судя по последним дипломатическим сообщениям, она нуждалась как никогда.

— При всей пользе, которую можно извлечь из этой истории по отношению к хевам, внутриполитические последствия будут малоприятными, — сказал он после паузы. И пояснил: — Во всяком случае, у Александера с его шайкой добавится наглости. Могу себе представить, какой шум они поднимут: мы-де оказались слишком глупы или слишком упрямы, чтобы самим принять меры «разумной предосторожности», и союзники были вынуждены сделать это за нас.

— Если они поднимут шум, то чья… — начал было барон Высокого Хребта, рефлекторно сваливая вину на собеседника.

Вспышка гнева в глазах Яначека красноречиво показала, что Первый Лорд прекрасно знает всё, что собирается сказать барон, и тот сменил тему.

— Поднимут так поднимут, — сказал он. — Тут мы все равно ничего поделать не можем, Эдвард. К тому же внутриполитическая ситуация сейчас такая… запутанная, что трудно предугадать, чем обернется весь этот шум.

И снова Яначек скрепя сердце согласился. Официальное решение правительства удовлетворить просьбу миров Скопления Талботта о присоединении к Звездному Королевству — разумеется, после одобрения этого решения парламентом — вызвало огромный положительный резонанс. С другой стороны, ухудшение дипломатических отношений с Республикой Хевен породило почти столь же мощную негативную волну, погоняемую вдобавок рискованным положением, в каком оказался флот. Но значительная часть населения не понимала, чью точку зрения о боеготовности флота надо принять: правительства или оппозиции. Недовольство части общества удалось приглушить несколько запоздалым возобновлением строительства законсервированных СД(п). Кроме того, ряд правительственных проектов по-прежнему пользовался популярностью у тех, кто извлекал из них прямую выгоду… а следовательно, сторонники Высокого Хребта не были заинтересованы в переориентировании фондов на военное строительство. И, наконец, последние сообщения о стычках с андерманцами в пространстве Силезии переключили внимание общественности на драгоценную «Саламандру» с её реноме непобедимой воительницы… и подогрели страсти у тех, кто был обеспокоен разваливающимися межзвездными отношениями Звездного Королевства.

202
{"b":"44280","o":1}