ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Глава 55

Закончив отчет, лейтенант-коммандер Сара Фланаган поставила электронную подпись и сбросила документ в банк сетевого обмена станции. В голову лезли мрачные мысли: наверняка она вскоре снова его увидит. Наверняка она забыла озаглавить какой-нибудь раздел, забыла проверить какой-нибудь блок подписи или, если не это, таинственным образом умудрилась стереть какую-нибудь цифру в корневом адресе. Не одно, так другое. Она не могла припомнить ни единого отчета, который капитан Луи аль-Салиль принял бы сразу, а не завернул по той или иной невразумительной причине.

Вот если бы он прилагал столько же усилий к тренировкам экипажей ЛАКов…

К сожалению, капитан не желал тратить свое время на скучные, «рутинные» тренировочные полеты. А уж если крылу кровь из носу была нужна тренировка, он предпочитал симуляторы. На имеющихся в наличии симуляторах одновременно могло заниматься не более четверти личного состава (а стало быть, отработка взаимодействия полным составом крыла была попросту невозможна), но капитан не считал это серьезным недостатком.

Сара Фланаган была с этим категорически не согласна. Сюда ее перевели с «Мефистофеля», НЛАКа, приданного Флоту Метрополии. По сравнению с тренировками, которые проводила адмирал Трумэн во время операции «Лютик», интенсивность снизилась уже тогда, однако оставалась намного выше того уровня, который, похоже, считал нормой капитан аль-Салиль. Во время операции «Лютик» Сара была лишь лейтенантом, старалась заслужить право командовать собственным ЛАКом, но уже тогда мечтала замахнуться на эскадрилью. Она так хорошо усваивала уроки Трумэн и применяла усвоенное на практике столь рьяно, что пришла к своей цели почти в рекордные сроки. Хотя, признавалась она себе, если бы знать, что вслед за повышением в звании её командируют на убогую космическую станцию в захолустной пограничной системе, она бы, наверное, десять раз изменила планы на будущее.

Может быть, коль скоро Адмиралтейство и правительство сокращают численность флота, экономить на звездных кораблях и имеет определенный смысл. Тем более что крыло ЛАКов могло контролировать гораздо большее пространство и осуществлять пикетирование гораздо эффективнее, чем равное по суммарному тоннажу подразделение легких крейсеров или эсминцев. Но для тех, кто имел неудачу попасть в экипажи этих самых ЛАКов, утешение было слабым. Особенно если учесть, что среди звездных кораблей, на которых решили сэкономить, оказался носитель, с которого этим самым ЛАКом следовало бы действовать.

Космическая станция её величества Т-001 так и не удостоилась чести получить официальное имя. По каким-то загадочным для Фланаган причинам обитатели именовали её «Тамале»[23]. Лишних удобств здесь не было. Чуть ли не единственным достоинством станции признавали избыток свободного пространства: превращенная в орбитальную базу для стандартного крыла в сто восемь ЛАКов, бывшая перевалочная грузовая станция хевов была очень велика. Другое дело, что в жилые помещения превратили бывшие грузовые отсеки, а тем, чтобы сделать их удобными для проживания, никто не озаботился. И все же здесь Фланаган располагала каютой, вдвое большей по площади, чем на «Мефистофеле», и её ни с кем не приходилось делить.

Конечно, было бы неплохо добавить к пространству немного уюта, но, по правде говоря, качество комфорта почти соответствовало качеству персонала. Нельзя сказать, что проблема была в базовой подготовке персонала, направленного в Тысяча седьмое (временное) ЛАК-крыло. Причины следовало искать наверху.

Вступив в должность, Сара была ошеломлена. Ее привели в смятение низкие стандарты боеготовности, которые вполне устраивали капитана аль-Салиля и командующего системой вице-адмирала Шумахера. Она слышала, что, несмотря на крайне ограниченный боевой опыт, Шумахер в Адмиралтействе слывет многообещающим молодым офицером, но сама Фланаган придерживалась иного мнения. По крайней мере, уровень подготовки, считавшийся нормой в их соединении, точно не удовлетворил бы адмирала Трумэн. Не устраивал он и Сару Фланаган, но она, младший из командиров эскадрилий в крыле аль-Салиля, мало что могла изменить.

Сара устало пробормотала замысловатое ругательство, вызвала следующее донесение и, прочитав заголовок, скривилась. Прелесть какая: власти предержащие возжелали, чтобы экипажи подразделений провели полную инвентаризацию аварийных запасов. К чему бы это? С инвентаризацией вполне справлялись ремонтные и интендантские службы. Собственно говоря, это входило в их должностные обязанности. Так почему же экипажам ЛАКов предписано повторить ещё раз ту же работу? Кто-то ворует аварийные рационы? Неужели пытаются поймать за руку подобного «супервора»? Но если кто-то настолько невероятно смышлен, что может с выгодой продавать аварийные запасы, то вряд ли простой смертный может его выследить.

Впрочем, есть в этом смысл или нет — решать не ей, поэтому Фланаган глубоко вздохнула, устроилась поудобнее в кресле и приготовилась с головой нырнуть в очередное увлекательнейшее бюрократическое сочинение.

И тут мир перевернулся.

Пронзительный вой тревожной сирены застал её врасплох, но рефлексы сработали сами по себе. Еще не успев понять, что происходит, Сара вскочила с кресла и оказалась у выхода из своей каюты. Через пять метров она уже бежала во весь дух, проносясь через бедлам испуганных криков. По палубе скользили стулья, лихорадочно распахивались и закрывались люки, по проходам к шахтам лифтов с грохотом бежали люди, и надо всем этим пронзительно вопила пробирающая до костей, проникающая в самый мозг тревожная сирена.

Служебная каюта Фланаган — командира эскадрильи — находилась на той же палубе, что и ангары её ЛАКов. Лифт не требовался, и опередить её по пути к командирскому кораблю сумел лишь один подчиненный — энсин Джулиани. Еще бы, отстраненно, словно при легкой контузии, подумала она, этот малый чуть ли не живет на борту «Пружинного ножа». В экипаже он был рулевым, зато научил бортовые компьютеры работать в режиме его личного симулятора. У аль-Салиля, разумеется, их тренировки завизированы не были, но проинформировать об этом КоЛАКа Т-001 Фланаган как-то не удосужилась.

— Что происходит, Кэл? — спросила запыхавшаяся Сара, тормознув уже у переходного рукава «Пружинного ножа».

— Точно не знаю, командир, — спокойно ответил Джулиани, не отрывая глаз от тактического дисплея, который он активировал, едва зазвучал сигнал тревоги. — Но, судя по всему, мы облажались.

Брови Фланаган полезли на лоб. Таких ноток в голосе дерзкого юного офицера она не слышала никогда. Да и сквернословия, даже самого мягкого, в её высочайшем присутствии он, пожалуй, еще ни разу не допускал.

— А можно поконкретнее? — саркастически спросила она.

На этот раз Джулиани всё же поднял голову.

— Извините, шкип, — виновато сказал он. — Мне следовало доложить, что, судя по всему, система подверглась атаке со стороны превосходящих сил неизвестного противника. Правда, если не ошибаюсь, никакой он не «неизвестный». Это хевы.

— Хевы?

Фланаган надеялась, что это слово прозвучало как вопрос или возражение. Но кто еще стал бы атаковать мантикорский пикет здесь, в системе Текилы? Эльфы? И все-таки верилось с трудом. Все слышали о новых кораблях хевов, но никто не говорил ей, что возможно нападение.

— Как-то трудно придумать, кто бы ещё это мог быть, — ответил Джулиани.

На «Нож» уже прибывали остальные члены экипажа. Фланаган слышала, как они открывали шкафчики и натягивали скафандры. Вообще-то скафандры на борту ЛАКов обычно не хранили, но переоборудование «Тамале» провели крайне небрежно. Станция работала — худо-бедно, — а с бытовыми мелочами обойдется. И поскольку боевые посты летных экипажей находились на борту ЛАКов, решено было хранить скафандры там же. Правда, у людей, обладающих более строгими моральными принципами относительно наготы, возникли трудности, но это нововведение было полезней многих других правил, введенных на Т-001, и, кроме того, Фланаган приходилось думать о более важных вещах.

вернуться

23

острое блюдо латиноамериканской кухни; лепешка из кукурузной муки с начинкой из мясного фарша с перцем чили, обернутая кукурузными листьями; готовится на пару.

205
{"b":"44280","o":1}