ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Её Третий флот в одно и то же время мог находиться лишь в одном месте, в противном случае приходилось идти на крайне опасное рассредоточение сил. Теоретически форты могли отразить любое нападение на сам терминал. По большому счету называть их фортами было неправильно. Большинство людей при слове «форт» представляют неподвижное фортификационное сооружение, нечто громоздкое и привязанное к месту. Форты терминалов, конечно, были громоздкими, но не неподвижными — не совсем неподвижными. Их скорее можно было считать грандиозными досветовыми супердредноутами. Столь огромными, что низкое ускорение делало их абсолютно непригодными для маневренных операций, зато они были способны выполнять минимальные боевые маневры… и поднимать импеллерные клинья, представлявшие собой первую линию обороны любого военного корабля.

Но при всех своих колоссальных размерах, толстой броне и могучем вооружении они — как и «Бенджамин Великий» — конструктивно устарели. Их скорострельность в ракетном бою была ничтожна по сравнению со скорострельностью кораблей класса «Харрингтон». Разумеется, если они успевали сбросить перед боем подвески, то могли выдавать колоссальные залпы — пока не заканчивались эти самые подвески. Или, другими словами, они могли стрелять до тех пор, пока никто не мог добить ракетами до подвесок, уязвимых для близких разрывов.

Когда СД(п) состояли на вооружении лишь у Мантикорского Альянса, об уязвимости подвесок никто не волновался. Во-первых, потому что ни один флот в космосе не обладал такой огневой мощью, как СД(п), и, во-вторых, потому что ни один флот в космосе не мог сравниться с дальнобойностью многодвигательных ракет Альянса. А стало быть, платформы фортов должны были разнести боевое построение любого противника задолго до того, как он подойдет достаточно близко, чтобы поразить оставшиеся платформы. Но флот, построенный Томасом Тейсманом, располагал СД(п). И эти супердредноуты, вполне возможно, сами располагали многодвигательными ракетами.

И в этих обстоятельствах уязвимость подвесок превратилась в очень серьезную проблему.

Вот почему столь ответственного командующего, как Феодосия Кьюзак, чертовски огорчили поставленные перед ней взаимоисключающие оборонные задачи. Официальная точка зрения Адмиралтейства гласила, что нет никаких свидетельств существования у хевов такого оружия, от которого форты не смогут защититься. Для офицеров на местах это было слабое утешение. Черт с ними, с последствиями для карьеры, которой придет конец, если хевам удастся прорваться и уничтожить форты, но человеческие жертвы при подобном нападении будут такие, что Феодосию уже начали мучить кошмары. Поэтому она с огромным облегчением передала ответственность за поддержку фортов оперативному соединению МакДоннелла и сосредоточила все свои супердредноуты и НЛАКи на прикрытии Сан-Мартина и внутренней части системы.

— Если бы вы были на месте хевов и планировали атаковать систему, милорд, — спросил Ниал у графа Белой Гавани, — куда бы вы ударили? По терминалу или по Сан-Мартину? Или в двух направлениях одновременно?

— Я сам часто задавал себе эти вопросы, когда пытался отбить эту систему у хевов, — ответил Белая Гавань. — Самая большая сложность состоит в том, что терминал и внутренняя часть системы расположены достаточно близко, чтобы до некоторой степени оказывать другу взаимную помощь, что с мантикорской стороны совершенно невозможно. Разумеется, организация обороны — не самая легкая вещь в Галактике, но при атаке на один из объектов ни на секунду нельзя забывать, что в любой момент можно получить удар в спину от второго объекта. Вот над чем мы ломали голову, пока система была у хевов. А хевам, которые не могут быть уверены, что существенная часть Флота Метрополии не находится поблизости от мантикорского терминала в готовности к срочному переходу, должно быть и того хуже.

— Принимается, — согласился МакДоннелл. — Если вообще нападать на эту систему, придется выбрать одну цель.

— О, разумеется! — иронично усмехнулся Белая Гавань. — Я в свое время принял решение сосредоточиться на их флоте, заставив его оборонять внутреннюю часть системы. В конце концов, Сан-Мартин был для них намного важнее, чем терминал, которым они все равно не могли пользоваться! И у них и близко не было таких укреплений, которые понастроили здесь мы, с тех пор как отбили систему у них. Тем не менее, мне пришлось действовать крайне осторожно.

— Я слышал несколько иное, милорд, — с улыбкой ответил ему МакДоннелл. — Говорят, будто в конце концов вы нанесли по ним удар прямо через туннель.

— Ну, в общем, да, — поморщился граф. — В каком-то смысле, это был акт отчаяния. Командовала тогда Эстер МакКвин, и она задала нам жару. Между нами, я до сих пор думаю, что она, пожалуй, была лучшим тактиком, чем я, да и чертовски хорошим стратегом тоже. Она закрепилась здесь, расположив линейные крейсера и супердредноуты в глубине обороны, и, как бы я ни маневрировал, ей удавалось все время держаться достаточно близко, не позволяя мне добиться преимущества для атаки ни на одну, ни на другую цель. Поэтому я решил убедить её, что готов осадить внутреннюю систему, и когда убедил — уже её преемника, после того как Пьер и Сен-Жюст отозвали её в Октагон, — передислоцироваться, чтобы противостоять этой осаде, тогда и…

— Выходит, вы заставили хевов прикрывать одну цель, а сами внезапно ударили по другой, — заметил МакДоннелл.

— Да. Но у меня имелись определенные преимущества, которых у Тейсмана и его людей при нападении на эту систему не будет. Несмотря на трудности, с которыми сталкивается любой флот при переброске через туннель, они во многом компенсируются эффектом внезапности. Но Тейсмана на другом конце туннеля дружественный флот не ждет. Поэтому он не может, как я когда-то, угрожать терминалу с двух сторон одновременно. А значит, у Феодосии есть возможность повторить против него оборонительное развертывание МакКвин. Подозреваю, в конце концов он мог бы её одолеть. Если верны наши самые пессимистичные предположения о том, чем именно он в тайне от всех усилил свой флот, расклад, безусловно, в его пользу. Возвращаясь же к вашему вопросу, на его месте я бы сосредоточился на внутренней части системы.

— Но пока Звездное Королевство продолжает удерживать терминал, оно в любой момент может усилить оборону или контратаковать, — указал МакДоннелл.

— Это если есть чем контратаковать, — мрачно поправил граф Белой Гавани и махнул рукой на сияющие сигнатуры во внутренней части системы.

На таком расстоянии и в таком масштабе все корабли стены Третьего флота сливались в одну светящуюся зеленую бусину.

— Ниал, в боевом порядке Третьего флота почти сотня кораблей стены, включая сорок восемь наших СД(п), и еще два СД(п) проходят частичное переоснащение. У нас еще ровно две — повторяю: две — эскадры СД(п) во Флоте Метрополии. Ещё одна приписана к станции «Сайдмор». Четвертая — к Грендельсбейну. И ещё на Мантикоре — но не в составе флота метрополии — есть четыре СД(п) на разных стадиях капитального ремонта или доработки. Вот и всё, чем мы располагаем, даже с учетом тех крох, которые сумел добавить Яначек. Если Тейсман сумеет уничтожить Третий флот, он одним махом истребит около трети нашей доподвесочной стены и две трети современных кораблей стены. Поэтому корабли Феодосии будут его главной мишенью, и если он сумеет прижать их к планете и вынудить защищать Сан-Мартин, у него появится реальный шанс их уничтожить. Ну а расправиться после этого с тем, что у нас останется, будет сравнительно легко. Честно говоря, при таком повороте событий единственной надеждой Альянса станет ваш флот, а Грейсон окажется в столь же затруднительном положении, как сейчас Мантикора. Какую часть вашего флота вы позволите себе выделить для наступательных операций?

— Честно? — МакДоннелл покачал головой. — Мы уже превысили лимит, отправив сюда мою группу. Не то, чтобы я считал нашу экспедицию ошибкой, — поспешно добавил он. — По моему мнению, леди Харрингтон и мистер Пакстон правы, утверждая, что хевы вряд ли выберут Грейсон одной из первоочередных целей. Потом, конечно, они могут переиграть, особенно когда до них дойдет слух, что значительная часть нашего флота отбыла сюда, к Звезде Тревора. Но сейчас они почти наверняка считают, что Грейсонский Флот до сих пор сосредоточен у звезды Ельцина. Нет смысла угрожать нам, пока не покончено с вашими СД(п).

212
{"b":"44280","o":1}