ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Хонор кивнула — не в знак согласия, а признавая неприятную реальность. Она прекрасно расставила ловушку и жестоко наказала хевенитов. Её потери были болезненны, но они были несопоставимы с потерями врага, и она это знала. И тем не менее почти половина неприятельского флота ускользала. Слишком дисциплинированно они держались вместе, а их оборонительная тактика оказалась слишком крепким орешком для того количества многодвигательных ракет, которым располагала Хонор. И даже если её ЛАКи перехватят неприятеля… она слишком хорошо знала, что произойдет, если она бросит их в ближний бой с противником, который так лихо проредил её ракетную атаку.

Вот почему она не хотела посылать ЛАКи Альфредо в бой без поддержки.

— Вы правы — оба, — сказала Хонор после недолгого молчания и снова взглянула на дисплей. Из разбитых рядов хевенитского флота вылетали только немногочисленные ракеты. Противник был наголову разбит. И хотя каждой клеточкой своего тела она желала догнать уцелевших и довершить разгром, она уже поняла, что не сможет.

— Мы продолжим преследование. — Голос её был спокоен, в нем не было и намека на глубокую досаду — и на боль потерь. — Алистер, измени приоритеты целераспределения. Нам не удастся пробить их защиту массированным огнем, поэтому снизь темп ведения огня и аккуратно выбирай цели. Используй для уплотнения залпов пуск с отсроченной активацией, пока хватит подвесок, и постарайся сосредоточиться на супердредноутах с неповрежденными импеллерами. Если нам удастся притормозить ещё несколько, наши старые корабли смогут добить их, когда нагоним, или отправим ЛАКи Элис разобраться с ними…

— Есть, мэм, — отрапортовал МакКеон.

— Элис, я знаю, тебе досадно, что твои ЛАКи пока никак не участвовали в деле, — продолжила Хонор, — но не меньше полудюжины хевов будут двигаться слишком медленно и будут слишком измочалены, чтобы от вас уйти. Когда ничто не будет мешать, вышлешь за ними ЛАКи. Но я хочу, чтобы им дали шанс сдаться. Они очень далеко от дома, им здорово досталось, и я не хочу убивать никого, кто готов сложить оружие.

— Разумеется, — подтвердила Трумэн.

— Вот и хорошо, — сказала Хонор, откинувшись в кресле и кивнув обоим собеседникам. — Такие же инструкции Харпер передаст Альфредо. Тем временем нам надо завершить сражение. Так что давайте приступать, друзья!

Глава 59

С бота корабля Грейсонского космического флота «Сенека Гилмор», входившего в верхние слои атмосферы, окутанная белой и голубой дымкой планета Мантикора виделась удивительно прекрасной. Адмирал дама Хонор Харрингтон, герцогиня и землевладелец Харрингтон, сидела в большом пассажирском отсеке одна, не считая трех телохранителей, и следила за тем, как со стремительным снижением бота по направлению к Лэндингу бесформенная белизна превращается в мохнатое, разгоняемое ветром море облаков.

Этот короткий полет был последним отрезком её пути домой с Сайдмора, начавшегося две недели назад, когда Гвардия Протектора была наконец отозвана на Грейсон через Мантикору. Завершая рейс, бот изящно заходил на особую посадочную площадку позади королевского дворца, а Хонор по-прежнему неподвижно смотрела в иллюминатор, ощущая опустошенность и внутреннее напряжение.

Королева Елизавета порывалась устроить торжественную встречу, которой Хонор, по её мнению, заслуживала, но по крайней мере этой пытки Хонор удалось избежать. Она понимала, что впереди будут другие пытки, такие же публичные и такие же изматывающие, от которых отделаться не удастся. Она уже видела записи репортажей о ликовании народа, неистово празднующего на улицах столицы известие о второй битве при Сайдморе, и страшилась того, что случится, когда народ узнает, что «Саламандра» вернулась домой. Но в данном случае её суверен — скажем так, один из суверенов, мысленно поправилась она, — смилостивился: не было ни огромного почетного караула, ни толпы журналистов, освещающих очередное возвращение Хонор на землю столичной планеты её родного Королевства.

Её, разумеется, встречали, но группа встречающих состояла лишь из четырех людей и трех древесных котов. Двуногих возглавляли королева Елизавета с супругом принцем-консортом Джастином. На левом плече королевы Елизаветы восседал Ариэль, на правом плече Джастина — Монро. Позади них стояли лорд Вильям Александер и его брат, граф Белой Гавани, с Самантой, гордо выпрямившейся у него на плече с сияющими глазами — впервые за очень долгое время она ощутила мыслесвет своего супруга. Сбоку в бдительном напряжении стояла полковник Элен Шемэйс, командовавшая небольшим отрядом дворцовой охраны и гвардейцев её величества. Гвардейцы, расставленные по периметру посадочной площадки, просто охраняли её. Не было ни оркестров, ни фанфар, ни салютов. Пришли только семеро, только друзья, с нетерпением ожидавшие, когда леди Харрингтон вернется домой.

— Хонор. — Королева протянула ей руку, и Хонор, едва коснувшись её, оказалась в крепких объятиях королевы.

Лет пять-шесть назад она пришла бы в замешательство, но теперь просто ответила тем же, мысленно погрузившись в это неистовое радушие.

Её омывали и другие эмоции, потоком хлынувшие в душу, когда её окружило множество мыслесветов — их восторг и радость. Саманта приподнялась на плече Белой Гавани и оживленно жестикулировала, приветствуя Нимица. Принц Джастин, пожалуй обрадованный не меньше, чем Елизавета. Вильям Александер, её друг, политический наставник и союзник.

И Хэмиш. Хэмиш тоже стоял там, и из его льдисто-голубых глаз на Хонор смотрела сама душа. В нем полыхала такая буря ликования, что в сравнении с нею даже радость Елизаветы напоминала скорее свечу. Хонор почувствовала, что тянется к нему — не физически (тело не сдвинулось ни на сантиметр), но с неодолимой силой межзвездного гравитационного притяжения. А заглянув поверх плеча королевы ему в глаза, увидела, что он точно так же тянется к ней. Он не обладал столь обостренным и отточенным эмпатическим восприятием, даже не осознавал, что именно он чувствует. Его тяга была… слепа, и Хонор вдруг поняла, что именно так, как она сейчас видит Хэмиша, древесные коты воспринимают своих мыслеслепых людей. Непробудившееся чувство присутствия. Неосознанное, но невероятно мощное и каким-то образом связанное с ними. Но не абсолютно неосознанное. Он не имел ни малейшего представления, что он ощущает, но все равно ощущал это и в глубине души отдавал себе отчет, что это происходит. Она чувствовала в неожиданной вспышке его мыслесвета эту растерянную, только нащупывающую себе путь восприимчивость, и увидела, как Саманта перестала говорить знаками с Нимицем и в изумлении обернулась к своему человеку.

Хонор никогда ничего подобного не испытывала. В определенном смысле это напоминало её связь с Нимицем, только прозрачней, без той полнокровной поддержки, которую обеспечивали эмпатические способности древесного кота. Но в то же время оно было и намного сильнее, ибо на другом конце возникшей связки был не древесный кот, а человеческое сознание. Сознание, подобное её собственному. Сознание… соответствовавшее её сознанию на таких уровнях, на которых её и Нимица сознания никогда не пересекались. Не «телепатия», не общие мысли. Однако она чувствовала, что он там, в глубине её разума — как давно уже был в сердце. Вторая половина её самой. Ласковый огонь, готовый согреть её в самую холодную ночь.

И вместе с этим понимание жестокой реальности: что бы ни произошло, непреодолимые барьеры, разделявшие их, никуда не исчезли.

— Рада видеть вас дома, — с легкой хрипотцой проговорила Елизавета, отступив на шаг, но удерживая Хонор за плечи. — Очень рада.

— А я рада, что я здесь, — просто ответила Хонор, всё ещё чувствуя Хэмиша, всё ещё ощущая его удивление, возникшее в ответ на прокатившийся сквозь него, пусть и слабый, отзвук возникшей связи.

— Пойдемте же внутрь, — пригласила Елизавета. — Нам о многом нужно поговорить.

* * *

— … и как только стало известно о Грендельсбейне, Высокому Хребту не осталось ничего другого, как подать в отставку, — мрачно сказала Елизавета.

225
{"b":"44280","o":1}