ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но формальное состояние войны было полезным и во многих других отношениях. Высокому Хребту удалось не только отложить утверждение пэров Сан-Мартина и почти неизбежное постыдное поражение на выборах как либералов, так и прогрессистов (представительство его собственной Ассоциации консерваторов в нижней палате сократилось настолько, что никакое голосование ничего бы не изменило), но и сохранить предложенные правительством Кромарти налоги, введенные «лишь на период военного положения». Эти налоги были, мягко говоря, непопулярны, но их введение прочно ассоциировалось в общественном сознании с Кромарти — и, тем самым, с центристской партией.

Конституция Звездного Королевства была разработана людьми, преисполненными решимости ограничить власть государства посредством ограничений в налоговой системе. Основатели выстроили финансовую систему так, что доход правительства зависел, главным образом, от пошлин на импорт и экспорт и налогов на имущество и продажи. В Конституции особо оговаривалось, что любой подоходный налог должен иметь плоскую шкалу и ограничиваться максимумом в восемь процентов общего дохода, за исключением чрезвычайных обстоятельств. Чтобы их позиция была кристально ясна, Основатели, помимо этого, указали, что даже в условиях чрезвычайного положения прогрессивный подоходный налог может быть введен в действие только с одобрения квалифицированного большинства обеих палат и автоматически прекращает действие (в случае если не будет подтвержден опять же квалифицированным большинством) через пять лет или перед очередными всеобщими выборами.

Перечисленные ограничения долго не позволяли правительству Кромарти провести через парламент требовавшиеся для финансирования войны подоходный налог (с максимальной ставкой в размере сорока процентов) и особые пошлины на импорт. Общество восприняло непомерное финансовое бремя новой налоговой структуры с мрачной покорностью, и то лишь потому, что Кромарти успешно аргументировал необходимость вводимых мер… к тому же избиратели рассчитывали, что эти меры закончатся сразу же, как закончится война. Вопреки их ожиданиям, война не заканчивалась (по крайней мере, официально), и поэтому налоги продолжали действовать.

Естественно, барон Высокого Хребта и его союзники глубоко (и громогласно) сожалели, что отказ хевенитов заключить официальный мирный договор требует сохранения налогового бремени, установленного центристами. Но их долг — обеспечить безопасность Звездного Королевства, и, находясь в здравом уме, они не вправе сокращать налоги раньше, чем будут уверены, что военная угроза миновала раз и навсегда, и когда это будет закреплено в официальном договоре. Тем временем существующее налогообложение обеспечивало огромные поступления в фонды, которые правительство перенаправляло на финансирование других программ, ибо военные действия прекратились. Но, конечно, это считалось всего лишь незапланированными последствиями не урегулированного международного положения.

Ломтики от этих щедрот под шумок уходили отдельным политическим организациям, лидерам профсоюзов, промышленникам и финансистам. Потихоньку перекачивать эти средства в определенные руки было сравнительно легко, хотя перечисления было необходимо обряжать под «гранты на исследования», «изучение условий труда», «образовательные субсидии» или «стимулирование расширения производства». Вновь образованное Королевское Мантикорское Агентство Астрофизических Исследований было одним из самых успешных предприятий по перекачке денег. Без сомнения, определенную практическую пользу оно приносило, но главное — оно привлекало общественное внимание. Агентство стало знаменем кампании «Строим Мир», разработанной графиней Нового Киева, и в теории все звучало вполне осмысленно. В конце концов, примерно три четверти благополучия Звездного Королевства обеспечивали грузоперевозки и гигантские транспортные потоки, которые обслуживала Мантикорская туннельная Сеть. Открытие новых направлений, которые могла бы обслуживать Сеть, несомненно, увеличило бы благосостояние Королевства.

Разумеется, агентство оказалось безумно дорогим предприятием… куда более дорогим, чем, как надеялся барон, думали его администраторы. Почти десять процентов бюджета КМААФИ можно было аккуратно снимать и напрямую передавать различным кораблестроительным и консалтинговым фирмам, не затрудняясь оправданиями. Агентство стало настолько «нашим всем», что никто даже не осмеливался подвергать ревизии его расходы.

То здесь, то там бесследно исчезали транши по сорок-пятьдесят миллионов, даже без благопристойного прикрытия КМААФИ. Большинство этих траншей прошло через дискреционные фонды или анонимные платежи, а имена получателей сохранялись в тайне из соображений национальной безопасности — прикрытие, услужливо обеспеченное представителями разведывательного сообщества. Но на самом деле подобных ухищрений почти не требовалось.

Самые крупные расходы шли на столь любезные прогрессистам и либералам социальные программы. Сам барон считал это все пустой предвыборной популистской болтовней и был уверен, что Декруа разделяет его точку зрения, что бы она ни говорила на потребу публике. Но графиня Нового Киева — другое дело. Она искренне верила, что «бедные» в Звездном Королевстве прозябают в нищете… в упор не замечая, что фактический доход беднейших мантикорцев по крайней мере в четыре раза превышает средний доход граждан у грейсонских союзников и примерно в семь-восемь раз — у хевенитов, проживающих в испытывающей финансовый упадок республике. Леди Марица и её приятели-либералы намеревались построить новое, «более справедливое Звездное Королевство с равными правами для всех», в котором «неправедные богатства благоденствующих классов» следует перераспределять правительственным указом, ибо нормальное функционирование рынка этого сделать, по-видимому, неспособно.

В глубине души барон признавал, что либералы намного опаснее центристов. Во вдохновенных речах наиболее говорливых сторонников графини Нового Киева слышалось уродливое эхо идей, которые, в конечном счете, привели к краху прежней Республики Хевен и созданию Народной Республики. К счастью, шансы либералов достичь провозглашаемых ими целей в Звездном Королевстве были очень невысоки. А пока, отдав на откуп либералам казначейство и министерство внутренних дел, он решительно и открыто поддерживал национальные программы графини Нового Киева — заодно скругляя по крайней мере самые острые углы сложившихся взглядов избирателей на Ассоциацию консерваторов как на глубоко реакционную защитницу аристократических привилегий за счет представителей других классов.

Союз с либералами приобрел особую важность после истерических обвинений этой чертовой Монтень и скандала, который разразился следом. Если уж на то пошло, реорганизация, которая принесла либералам непропорционально большое влияние в кабинете, была вызвана именно этим скандалом. Палата Лордов почти единодушно поддержала меры, предпринятые правительством по сдерживанию развязавшейся «охоты на ведьм», хотя, как это ни прискорбно, пришлось в угоду благородному негодованию пролов пожертвовать парой заметных фигур. Палата Общин — другое дело. Старания Александера возбудить специальное расследование — помимо официального правительственного расследования и в дополнение к нему — были опасны. Пожалуй, даже очень опасны, поскольку в файлах, которые раскопали Монтень и ее любовник-простолюдин, нашлись, конечно, и парочка имен, принадлежавших центристам, и даже один-единственный лоялист, зато консерваторов и прогрессистов там было неизмеримо больше.

И либералов тоже.

Вот в чем крылась главная опасность скандала — если принять во внимание объем представительства либеральной партии в нижней палате. Даже не в том, что Александер и его дружки могли добиться обвинительного вердикта — хотя это само по себе было достаточно погано, — а в том, что если выплывет связь ряда либералов с такой гадостью, как торговля генетическими рабами, внутри партии неминуемо начнется кризис. Так всегда случается с людьми, для которых смысл жизни — непреклонно следовать своим принципам и вообще быть святее самого Господа. Обнаружив прегрешения против принципов (во всяком случае такие, которые грозят привлечь общественное внимание), эти святоши, как правило, набрасываются на отступников, абсолютно не думая ни о стратегии, ни об уместности подобной агрессии. Барон Высокого Хребта, конечно же, глубоко сожалел о существовании столь неприглядного явления, как генетическая работорговля, — хотя искренне считал, что истеричка Монтень многократно преувеличила масштабы преступления. Но несмотря на все сожаления, надо принимать во внимание всю совокупность факторов. Он не собирался из-за одного-единственного сбоя — как бы ни возмущалось им общество — упускать уникальную возможность воспрепятствовать Короне уничтожить фундаментальный баланс сил, установленный Конституцией.

25
{"b":"44280","o":1}