ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Никому из присутствующих никогда не приходила в голову иная оценка союзника, и министр торговли пожал плечами.

— Я затронул этот вопрос только потому, что кое-кто из недоброжелателей наверняка проведет параллель с нашей политикой в отношении строительства новых кораблей, — сказал граф Северной Пустоши. — Но что насчет аргумента, что нынешнее превосходство КФМ в этом классе кораблей может быть оспорено кем-то еще. Например, хевами. Они, конечно, видели их в действии, и у них есть мощный стимул добиваться уравнивания возможностей, в особенности потому, что у нас до сих пор нет официального мирного договора.

Яначек в упор уставился на него, и граф Северной Пустоши снова пожал плечами, на сей раз с извиняющимся видом.

— Я просто пытаюсь выступить адвокатом дьявола, Эдвард, — мягко сказал он. — Вы же понимаете, что если я не задам этих вопросов сейчас, оппозиция наверняка задаст их позже. И кое-кто из наших противников наверняка укажет на то же самое. Да, мы обладаем монополией на новые типы кораблей, но их количество относительно невелико. И если какой-нибудь другой флот приложит все усилия, чтобы преодолеть наше превосходство в новых классах кораблей, то у нас не будет достаточного численного преимущества, а значит, мы не сможем воспрепятствовать успешной реализации такой попытки, если она будет предпринята, например, хевами.

— Возможно, вы правы, — мрачно признал Яначек. — Отвечаю на ваш вопрос. В обозримом будущем единственный наш потенциальный враг — хевы. Как вы заметили, у них, несомненно, есть стимул сравняться с нами в мощи, но, откровенно говоря, их техническая база слишком сильно отстает от нашей, чтобы они смогли выпустить технику, аналогичную нашей, в ближайшие десять лет, по самым скромным оценкам РУФ. Я обсуждал буквально этот же вопрос с адмиралом Юргенсеном, и он заверил меня, что его аналитики совершенно единодушны на сей счет. Более того, если бы они обладали техническими возможностями для постройки аналогичных кораблей, им еще необходимо заложить корпуса, построить их и укомплектовать экипажами, которые еще надо обучить до приемлемых стандартов. Только тогда они будут представлять для нас хоть какую-то угрозу. Как всем вам известно из докладов РУФ, которые я вам представил, Тейсман, Турвиль и Жискар все еще сражаются с оппортунистскими элементами на все тех же устаревших кораблях, которые они использовали против нас. Мы не наблюдаем ни малейших признаков модернизации. Более того, с нашей точки зрения как потенциального противника, то, как они продолжают палить друг в друга, не только регулярно оборачивается потерей наиболее опытных офицеров и экипажей, но и наносит существенный урон даже тем кораблям, которые сейчас есть у них в наличии.

Он покачал головой.

— Нет, Стефан. Только у хевов есть причина угрожать нам, но у них просто нет на это сил. К тому времени, когда они смогут начать производить корабли, которые будут представлять для нас угрозу, у нас будет большая фора во времени, чтобы увеличить мощь нашего собственного флота СД(п) и НЛАКов. А до тех пор шестьдесят четыре новых супердредноута — это более чем достаточно.

— Я в этом не сомневаюсь, — сказал граф Северной Пустоши. — Но эти шестьдесят четыре корабля в одно и то же время могут находиться только в одном месте — по крайней мере, так скажут нам аналитики оппозиции. Какой же аргумент мы предоставим в оправдание того, что мы не завершаем уже начатое строительство всех остальных СД(п)?

— А им и не надо быть больше чем в одном месте в одно и то же время, — возразил ему Яначек. — Восьмой флот был, главным образом, наступательной силой, средством нанесения удара по врагу. Теперь, когда мы передали современные корабли из Восьмого флота Третьему, тот, конечно, продолжает выполнять оборонительные функции у Звезды Тревора, но остается по преимуществу наступательным. Превосходство Третьего флота перед любым возможным противником столь очевидно, что он сможет пробиться сквозь любую оборону к столичной системе любого противника так же, как пробивался к хевам Восьмой флот, когда было заключено нынешнее перемирие.

По какой-то необъяснимой причине, отметил барон Высокого Хребта, Яначек запамятовал упомянуть имя офицера, который командовал в то время Восьмым флотом.

— Располагая такой мощью, нам следует озаботиться задачей обороны собственной территории хевенитских звездных систем, контролируемых нами в настоящее время, против явно устаревших типов кораблей, которые способен выставить потенциальный противник. Самый малозатратный и эффективный способ осуществления такой обороны — использовать новые легкие атакующие корабли. В сравнении с супердредноутами мы можем строить и укомплектовывать ЛАКи в огромных количествах, а если их будет достаточно, они способны удерживать любую звездную систему сколь угодно долго. Тем временем недостроенные корабли, которые мы законсервируем, по-прежнему останутся в нашем распоряжении, на случай если впоследствии они нам потребуются. В конце концов, мы же не пускаем их на слом. Мы просто приостанавливаем постройку. Корпуса останутся на стапелях и в доках, и все материалы, уже приобретенные для их производства, также будут храниться на орбитальных складах. Деньги, которые мы при этом сэкономим, могут быть использованы на создание флотилий ЛАКов, которые необходимы для защиты систем, а также на комплекс мер по борьбе с пиратами, не говоря уже о многих жизненно важных внутренних программах, которые требуют немедленного финансирования, — добавил Яначек, бросив взгляд вбок, на графиню Нового Киева.

— А ещё, — проворковала Декруа, также покосившись на казначея, — приостановление строительства будет демонстрацией наших собственных миролюбивых устремлений. Супердредноуты, как справедливо указал Эдвард, используются в качестве наступательной силы. Они — оружие агрессии, в отличие от крейсеров, которые он хочет строить как средство борьбы с пиратами. А ЛАКи еще менее пригодны для агрессии против наших соседей, потому что без носителя они даже не способны перемещаться в гиперпространстве.

— Превосходное замечание, — яростно закивала графиня Нового Киева, у которой тут же активировались антиимпериалистические рефлексы.

— Понимаю. — Граф Северной Пустоши, нахмурившись, погрузился в задумчивость, затем медленно кивнул. — Понимаю, — повторил он уже энергичнее, — и полностью соглашаюсь, разумеется. Тем не менее я продолжаю испытывать некоторую обеспокоенность относительно того, как могут раскритиковать наши новые инициативы некоторые шовинистические паникеры. В частности, я беспокоюсь относительно Белой Гавани и Харрингтон.

Эффект, произведенный этими двумя именами, был исключительным. Все лица в кабинете застыли, их выражения варьировались от враждебности до отвращения и презрения — и даже до оттенка неприкрытого страха. Казалось, только граф Северной Пустоши остался безучастным, хотя все знали, что он притворяется. У него, больше чем у любого другого, были причины ненавидеть Хонор Харрингтон. Да и вряд ли он забыл, что Хэмиш Александер председательствовал в трибунале, который положил бесславный конец военной карьере его покойного брата.

— Эти двое не раз были помехой и источником наших неприятностей и в других вопросах, — невозмутимо продолжал граф. — В общественном сознании они играют роль великих вождей военного времени и могут оказаться источником крупных неприятностей, когда речь зайдет о проблеме, настолько напрямую связанной с военным флотом.

— Харрингтон — психопатка, — проскрежетал Яначек. — Ну да, харизмы у неё достаточно, но ей еще придется доказать, что она обладает хоть каким-нибудь стратегическим мышлением. И вспомнить только, какой у нее всегда уровень потерь! Боже мой! — резко фыркнул он. — Вот уж воистину «Саламандра»! Жаль только, что огонь все время почему-то поджаривает кого-то другого!

— Но она действительно пользуется невероятной популярностью, — мягко указал граф Северной Пустоши.

— Конечно пользуется! — прорычал Яначек. — Средства массовой информации нашей оппозиции об этом позаботились, а широкая публика слишком мало разбирается в военных реалиях и слишком одурманена её имиджем отчаянного храбреца, чтобы усомниться хоть в чем-нибудь.

29
{"b":"44280","o":1}