ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В конце концов, как это всегда случалось в Империи, победили приверженцы realpolitik. Приобретение прямого контроля над сферой законных интересов Империи могло стать весьма полезным, зато предательская подножка Звездному Королевству в тот момент, когда оно не на жизнь, а на смерть сражается с противником, который с удовольствием проглотит и саму Империю, могла иметь фатальные последствия. Так что Империя выбрала нейтралитет — благоприятный для Мантикоры.

А затем КФМ внезапно наголову разгромил Народный Флот, настолько блестяще и основательно, что такого себе и представить никто не мог. Насколько знал Глокауэр, в разведке флота никто и не подозревал, какой нокаут готовят манти хевам. Очевидно, какие-то детали технического переоснащения Мантикоры разведка все-таки добыла — недавно начатая и продолжающаяся модернизация АИФ была достаточным тому доказательством, особенно в сочетании с поступающей в сводках информацией о новом мантикорском вооружении и тактике. Но Глокауэр очень сомневался в том, что кто-нибудь в Империи в полной мере сознавал степень качественного превосходства Королевского Флота над противником, пока адмирал Белая Гавань не нажал на гашетку.

Следовало ожидать, что мантикорцы как можно скорее возобновят полицейский контроль над сложным регионом. Однако этого не произошло. В определенном отношении ситуация по сравнению с довоенной даже ухудшилась. Мантикорцы так и не восстановили прежнюю численность легких военных патрулей в Силезии — из чего логически вытекал дальнейший беспрепятственный беспредел на большей части пространства конфедерации. Хуже того, на вооружении у некоторых пиратов появились более мощные корабли. К счастью, среди них пока не встречалось ничего крупнее крейсера, но на счету КФМ и АИФ уже было по меньшей мере три крейсера… дезертировавших из рядов разгромленного Народного Флота и отправившихся на поиски более тучных пастбищ. Это означало не только принципиально возросший уровень преступности, но и расширение возможностей преступников, включая набеги на целые планеты. По оценкам разведки, только за последний год от рук пиратов погибло около четверти миллиона силезцев. В сравнении с численностью населения конфедерации это, конечно, булавочный укол, но само по себе чудовищное количество.

Но хотя мантикорцы и не наращивали численность патрульных сил, они заключили договор с республикой Сайдмор в системе Марш. И хотя Мантикора была вынуждена сосредоточивать основные усилия на войне с Республикой, за восемь стандартных лет Сайдмор превратился в мощную военно-космическую базу. Расположение же Сайдмора почти вплотную к несколько аморфным границам, обозначенным конфедерацией, и на фланге одного плеча знаменитого «Треугольника» — мантикорского торгового маршрута между империей и конфедерацией — делало базу идеальной для материально-технического обеспечения действий КФМ на юго-западе Силезии.

Если бы не смутное желание давить гадов собственными руками, Глокауэр, пожалуй, предпочел бы спокойно наблюдать за тем, как пиратов громят мантикорцы. У них хорошо получалось — опираясь на сайдморскую базу, их патрули уже зачистили примерно одну десятую часть пространства конфедерации, добившись практически полного умиротворения. К сожалению, при этом они обозначили своё присутствие на территории, на которой систематически отказывались принять андерманское. Но если и была звездная нация, имеющая законные основания контролировать обстановку в Силезии во имя защиты собственных границ и собственной территориальной целостности, этой нацией, безусловно, следовало считать Андерманскую империю, а уж никак не королевство Мантикора. Хуже того, в Сайдморе манти расквартировали целое оперативное соединение: две неполные эскадры стены при поддержке линейных и тяжелых крейсеров.

Якобы эти силы — заведомо куда более тяжелые, чем требуется для любых мыслимых действий по борьбе с пиратством, — предназначены были для прикрытия пространства конфедерации от новых вторжений хевенитских рейдеров. Официальная позиция Мантикоры (и достоверности ей придавали разбойные действия военных кораблей, дезертировавших из Госбезопасности и Народного Флота) сводилась к тому, что истинная — и единственная — причина договора с Сайдмором заключалась в предотвращении новых военных операций хевов против торговых маршрутов проходящих по конфедерации. В империи никто не верил этому заявлению и секунды. В последние примерно пять стандартных лет недовольство по поводу мантикорского высокомерия все возрастало, а после полного военного разгрома хевов — неважно, заключен там официальный мирный договор или нет — жалкие оправдания военному присутствию Мантикоры в Марше и вовсе потеряли всякий вес. Соответственно росло и негодование в обществе. Глокауэр подозревал, что к требованиям внешней политики, диктующим уклонение от конфронтации со Звездным Королевством, прислушиваются все меньше.

Он понятия не имел, к чему в конечном счете всё это приведет. Нет, неправда. Он очень хорошо понимал, куда это может привести… но изо всех сил надеялся, что до крайностей всё-таки не дойдет. Несмотря на продолжающуюся модернизацию Андерманского флота и очевидный идиотизм нового Первого Лорда Адмиралтейства Мантикоры, лично он не испытывал ни малейшего желания схлестнуться в противостоянии с флотом, который безоговорочно разнес в щепки могущественный Народный флот.

Впрочем, напомнил он себе, наблюдая за сигнатурой на экране — «Караван» поспешно менял курс в тщетной попытке уйти от более быстроходного корабля, — прямо сейчас его должны беспокоить отнюдь не манти.

Беспокоить его должно было свидетелем каких зверств станет его абордажная команда на борту удирающего «купца».

Опыт подсказывал, что ничего приятного они там не найдут.

* * *

— Сообщение от коммодора Зрубека, сэр.

Адмирал Лестер Турвиль, не устававший радоваться тому, что его больше не называют гражданином адмиралом, оторвался от монитора и повернулся к лейтенанту Айзенберг. Он еще не привык видеть на своем флагманском мостике новых офицеров, однако вынужден был признать, что Том Тейсман был прав. И ему, и Хавьеру Жискару удалось за долгие годы сплотить вокруг себя великолепных штабных офицеров, и именно это позволяло их оперативным группам и флотам добиваться успеха. Но даже самая отлаженная и надежная команда не может быть незаменимой. Если они с Хавьером сумели создать прекрасный штаб однажды, обязаны сделать это еще раз. Эгоистично удерживать при себе великолепно обученных штабистов. Так что подчиненные Турвиля, помогавшие ему сражаться с манти добрую часть последних десяти стандартных лет, наконец получили давно заслуженное повышение и разлетелись по новым назначениям.

И все-таки новый офицер связи, лейтенант Анита Айзенберг, казалась слишком юной даже на фоне молодого поколения, пришедшего на замену прежним офицерам. Лестер никак не мог привыкнуть к её молодости, да и времени, чтобы успеть привыкнуть, у него было не слишком много, всего шесть месяцев. Приходилось постоянно внушать себе, что в свои двадцать восемь стандартных лет эта светловолосая крепышка далеко не грудной младенец, даже если он и не может никак отделаться от этого впечатления. Всё дело было в пролонге третьего поколения, но сколько это ни тверди себе, а выглядела она едва на двенадцать и росту в ней было немногим больше полутора метров. Да и, по правде говоря, она действительно была слишком молода для своей должности — как и подавляющее большинство сегодняшних флотских офицеров Хевена. И, привычно напомнил он себе, несмотря на преувеличенную любовь к формальной военной атрибутике, лейтенант Айзенберг отличалась компетентностью и уверенностью в себе, нехарактерными для её возраста.

Он в который уже раз отогнал посторонние мысли, мимолетно подумав, что дело, наверное, не столько в её юности, сколько в его собственной смертельной усталости, из-за которой каждый прожитый месяц наваливается на плечи тяжестью целого года. Жестом он поманил её ближе к командирскому креслу. Она вручила ему электронный планшет. Когда Турвиль нажал клавишу воспроизведения, на маленьком экране появился темноволосый мужчина.

3
{"b":"44280","o":1}