ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

На мгновение присутствующим показалось, что граф Северной Пустоши вот-вот спросит Первого Лорда, является ли репутация Белой Гавани столь же незаслуженной… но даже Стефан был не настолько глуп. Беспощадно едкие (и всегда публичные) выволочки, которые Белая Гавань задавал Яначеку, когда они оба были кадровыми офицерами, вошли в легенду.

— Все мы понимаем, что репутация Харрингтон непомерно раздута, Эдвард, — мягко вмешался барон Высокого Хребта, — но от этого замечание Стефана не теряет смысла. Особенно в свете того, насколько важно для нас принятие нового бюджета и установление новых приоритетов. Каким бы образом она ни приобрела эту репутацию, она у нее есть, и она научилась её эффективно использовать, чтобы атаковать наши инициативы.

— Заодно с Белой Гаванью, — дополнила Декруа.

— Знаю. — Яначек сделал глубокий вдох и заставил себя сесть обратно в кресло. — Вообще, наверное, я должен признать, что не предложить Харрингтон командный пост в действующем флоте было ошибкой. Я хотел, чтобы она держалась подальше от флагманского мостика, поскольку она явно не справляется с обязанностями флаг-офицера, несмотря на все продвижения по службе, которыми предыдущее Адмиралтейство столь неразумно ее осыпало. Последнее, чего бы мне хотелось, это чтобы она оказалась где-нибудь поблизости от позиций хевов, пока мы находимся в стадии переговоров. Один Бог ведает, в какие самовольные безумные акции она бы нас впутала. Вот почему я одобрил ее запрос о возвращении в Академию острова Саганами: я-то думал, что мы спокойно засунем её на преподавательскую должность и там про неё все забудут. На случай если ей надоест, я надеялся, что грейсонцы будут достаточно глупы, чтобы отозвать ее домой и произвести в командующие, раз уж они готовы целовать землю, по которой она ходит. Я вовсе не ожидал, что она надолго обоснуется в Академии, но она обосновалась, и сейчас мне никак не убрать эту чертову «Саламандру» с Острова, не разворошив улей. — Он горестно пожал плечами. — Я не представлял, что она додумается, что, удержав ее здесь, на Мантикоре, я тем самым оставил ее рядом с парламентом, да еще и в центре общественного внимания.

— И никто из нас не мог себе представить, что они с Белой Гаванью так эффективно споются. — Голос Декруа стал раздраженным, на несколько секунд благостная маска соскользнула с ее лица, и взгляд стал каменным.

— Именно этот вопрос я и собирался поднять, — сказал граф Северной Пустоши. — Каждый из них поодиночке уже не подарок, а вместе — они самая главная наша помеха в Палате Лордов. Все согласны?

— Возможно, вы правы, — сказала после паузы графиня Нового Киева. — Вильям Александер и сам не подарок, но он всегда был командным игроком и всегда сохранял абсолютную верность Кромарти. Он оставался в тени, поэтому общество воспринимало его как «рабочую лошадку». Он был центром команды Кромарти, ее техником и стратегом, причем стратегом выдающимся, но не лидером. Он не обладает ни харизмой Харрингтон, ни репутацией руководителя, которую снискал его брат. То же самое относится к Джеймсу Вебстеру и Себастьяну д'Орвилю, если говорить о флоте. Оба пользуются уважением, но ни один, ни другой никогда не становился центром общественного внимания до такой степени, как Харрингтон и Белая Гавань. И, разумеется, ни у того, ни у другого нет места в парламенте, сколь бы влиятельны они ни были в качестве «аналитиков» оппозиции.

— Итак, как мне кажется, все мы согласны, — сказал граф Северной Пустоши, — что любой ход, который… э-э… уменьшит популярность Белой Гавани и Харрингтон, особенно в данный конкретный момент, будет для нас… полезным?

Он медленно обводил стол пристальным испытующим взглядом, и один за другим собравшиеся кивали. Кивок графини Нового Киева коротким и не отличался энтузиазмом, он был почти вымученным, но тем не менее это был кивок.

— Вот вопрос, который меня мучает, милорд, — заметила Декруа, — как именно мы можем уменьшить популярность кого угодно из них, тем более их обоих. Право, во всех предыдущих случаях они оказывались удивительно стойкими ко всем подобным усилиям в этом направлении.

— Да, но это потому, что наши усилия были направлены на… разоружение каждого из них в отдельности. А не обоих вместе, — сказал граф Северной Пустоши, мерзко улыбнувшись.

Глава 6

— … таким образом, контракты должны быть у нас на руках к концу недели, ваша милость.

Ричард Максвелл, личный мантикорский адвокат Хонор и генеральный поверенный герцогини Харрингтон, нажал клавишу на планшете. Высветилась новая страница, он некоторое время изучал её, затем коротко и удовлетворенно кивнул.

— Вот, в общем, и всё, ваша милость, — сказал он.

— Превосходный доклад, Ричард, — одобрила Хонор. — Больше всего меня радует, что продвигаются переговоры по строительству коттеджей.

— Я всё еще не настолько хорошо разбираюсь в договорном праве, как Уиллард, — отметил Максвелл, — но в этом случае все было довольно просто. Эти земли самим Богом созданы для катания на лыжах, а выход к побережью делает их прекрасным местом отдыха в любое время года, мечтой любого туроператора. Они полны желания приступить к делу и за право строительства в этом районе готовы раскошелиться намного больше, чем мы рассчитывали, особенно сейчас, когда прекращение военных действий послужило толчком для гражданской экономики. И относительно Одома Уиллард тоже был прав: Одом почти такой же ловкий переговорщик, как и сам Уиллард. На последних переговорах он идеально чувствовал, когда надо надавить, и, боюсь показаться нескромным, но мне кажется, что и я начинаю лучше разбираться в коммерческом праве. Да и должен признать, что возможность располагать поддержкой Клариссы Чайлдерс оказалась отнюдь не лишней.

— Мерлин молодчина, — согласилась Хонор. — И, знаете, Кларисса всегда оказывает некое… влияние на любое собрание. Присутствует ли она там лично, или нет.

Она улыбнулась Максвеллу, и он усмехнулся в ответ, показав, что понимает нарочитую недосказанность ее замечания.

Уиллард Нефстайлер после долгих поисков наконец нашел себе заместителя на Мантикоре — Мерлина Одома. Тот теперь занимался всеми операциями постоянно увеличивающейся финансовой империи Харрингтон в Звездном Королевстве в соответствии с общими указаниями Нефстайлера, поступающими с Грейсона. В свои сорок два года он был намного моложе Уилларда, а покидать свой кабинет ради варварских физических упражнений любил даже меньше. Но в остальном коренастый юрист с темными волосами, синими глазами и неожиданно рыжей бородкой все сильнее демонстрировал те же наклонности. Еще несколько десятилетий опыта и он вполне будет готов принять дела у Уилларда, когда тот наконец уйдет на покой, а это был нешуточный комплимент.

Что до Чайлдерс… Всем было известно, что Хонор при необходимости пользуется ее услугами, и сам этот факт служил герцогине Харрингтон бесценным подспорьем. Кларисса не только была одним из самых способных юристов Звездного Королевства, добившись успеха своими силами; список клиентов её фирмы — список весьма краткий — был прекрасно известен любому предпринимателю. За последние пятнадцать лет Хонор стала одним из богатейших людей Мантикоры, и её «Небесные купола Грейсона» прочно заняли свое место в списке пятисот крупнейших корпораций королевства. Но Чайлдерс работала напрямую на Клауса Гауптмана, чье личное благосостояние и благосостояние его компании по меньшей мере не уступало по объему активам полудюжины его ближайших конкурентов вместе взятых. Кларисса Чайлдерс была президентом и старшим партнером огромной юридической фирмы «Чайлдерс, Штрауслунд, Голдман и У», единственными клиентами которой были картель Гауптмана (который с большим отрывом возглавлял тот самый «список пятисот»), семья Гауптмана… и, время от времени, ХонорХаррингтон.

— Теперь, когда коммерческая сторона дел под контролем, ваша светлость, — продолжил Максвелл с задумчивым выражением на некрасивом, но приятном лице, — я бы хотел потратить некоторое время на разработку судебной системы.

30
{"b":"44280","o":1}