ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Прямо сейчас? — спросила Хонор, поморщившись. — Мы пока еще и близко не достигли нормальной численности населения герцогства!

— Ваша милость, — с некоторой суровостью сказал Максвелл, — во всем Звездном Королевстве нет никого, кто разбирается в этом лучше вашего. Вы ведь уже занимались основанием нового ленного владения на Грейсоне.

— Но я взвалила большую часть этой работы на Говарда Клинкскейлса, — уточнила Хонор. — Все, что мне нужно было делать, это подмахивать решения, которые принимал он.

— Так уж получилось, что из частной переписки с лордом Клинкскейлсом я знаю, что вы намного активнее участвовали в процессе, чем вы утверждаете, ваша милость, — почтительно возразил Максвелл. — И даже если не участвовали, за долгое время правления вы наверняка убедились, насколько остро в подобных ситуациях стоит проблема хорошо налаженной инфраструктуры.

— Нельзя сравнивать, — заспорила Хонор. — Как землевладелец я обладаю властью осуществлять в лене Харрингтон правосудие на всех уровнях. Мне оно даром не надо, позвольте заметить, и за последние несколько лет власть землевладельца принимать решения по своему усмотрению все более и более ограничивалась прецедентами. Не говоря уже о том, сколько сделал Меч с момента «Реставрации Мэйхью», подчинив кодексы ленных владений планетарной Конституции. Но землевладелец Харрингтон тем не менее является главой государства, со всеми вытекающими отсюда юридическими прерогативами и обязанностями. А герцогиня Харрингтон — всего лишь администратор, фактически губернатор Короны.

— И как губернатор герцогиня обладает властью пересматривать дела и смягчать наказания, — уточнил Максвелл. — И как губернатор она по сути является главой правительства своего герцогства. А это означает, что ей необходимо иметь в. наличии действующую систему судов и органов защиты правопорядка.

— И от кого они будут его защищать? — печально спросила Хонор. — Сколько там у нас населения в герцогстве? Тысячи две, наверное? И на сколько тысяч квадратных километров они разбросаны?

— На самом деле численность населения выше, — сказал Максвелл. — Ненамного, признаю, но выше. А станет намного выше по причине, которая должна быть вам известна по грейсонскому опыту работы «Небесных куполов». Как только приедут разведывательные и строительные бригады горнолыжных курортов, сегодняшняя численность населения возрастет по меньшей мере в пять раз. А как только коттеджи и курорты начнут привлекать туристов, а также обслуживающий персонал на постоянное место жительства, эти цифры взлетят до небес.

— Ну ладно, ладно, — вздохнула Хонор. — Сдаюсь. К следующей среде подготовьте предложения, и я обещаю как можно скорее вернуться с вами к этому вопросу.

— Ты слышал, Нимиц? — через плечо спросил поверенный у кремово-серого кота, вольготно растянувшегося на специальном сиденье рядом со своей миниатюрной пятнистой кремово-коричневой подругой.

Нимиц повел ушами, и Максвелл усмехнулся.

— Надеюсь, ты будешь за ней присматривать и проследишь, чтобы она вправду уделила внимание моим запискам, — сказал он.

Нимиц внимательно посмотрел на него, затем приподнялся до полусидячего положения и поднял передние лапы. Правую, с прижатыми пальцами и обращенной влево ладонью, он положил на перевернутую ладонью вверх левую, которую направил от тела. Затем провел правой ладонью по левой, остановив ее запястьем у кончиков пальцев.

— Предатель, — мрачно пробормотала Хонор, прочитав знак «ОК».

Нимиц насмешливо чирикнул и снова заговорил знаками.

«Я не виноват, что тебе нужна нянька, — сказали мелькавшие пальцы. — Кроме того, он приносит сельдерей».

— Кто бы мог подумать, что твою преданность можно купить так дешево, — сказала ему Хонор, горестно качая головой.

«Не преданность, — ответили лапы Нимица. — Просто сотрудничество».

— Да уж, — фыркнула Хонор и перевела взгляд на Максвелла. — Ну что ж, теперь, когда вы завербовали себе этого мохнатого приспешника, выбора у меня нет, придется прочитать вашу записку. Вот только куда, по-вашему, я должна это вставить в свое расписание? Для меня это остается загадкой.

— Я уверен, что Мак с Мирандой найдут для вас часок-другой, который вы могли бы уделить чтению. Со своей стороны обещаю быть как можно немногословнее. Но прежде чем вы одобрите какие-либо планы, вам действительно надо прочитать несколько больше, чем краткое содержание и заголовки отдельных частей, ваша светлость. Я польщен вашим доверием, но окончательные решения и последствия, которые они могут повлечь за собой, — на вашей совести.

— Знаю, — сказала она уже серьезнее и ввела команду на терминале своего стола.

Несколько секунд она вглядывалась в дисплей, затем ввела короткую запись.

— Я выбрала среду наугад, — призналась она, — но, похоже, и впрямь может получиться. Она удобна еще и потому, что днем у меня экзамен на Острове Саганами. По меньшей мере, до самых выходных я буду завалена экзаменационными работами, которые надо проверять в свободное время, его ведь у меня навалом. Так что если вы сможете прислать мне документ к утру среды, а еще лучше к вечеру вторника, я как-нибудь постараюсь уделить ему время, пока не утону во всех этих контрольных.

— Рад слышать, ваша светлость, — ответил Максвелл, — но разве у вас в среду, помимо этого, нет заседания в Палате Лордов? Кажется я видел сообщение о том, что правительство намеревается продвигать на этой неделе свой новый бюджет, и, несмотря на то что наше дело очень важно, я бы не хотел, чтобы оно мешало подготовительной работе.

— Нет, — сказала Хонор, снова скривившись, и на этот раз намного выразительнее. — Перенесли на следующую среду. Я не знаю точно почему, но правительство уведомило нас позавчера, что переносит слушания на неделю вперед. Да и подготовительной работы там будет немного. Высокий Хребет скажет в точности то же самое, что он говорит последние три стандартных года, а граф Белой Гавани и я будем говорить в точности то же самое, что мы говорим последние три стандартных года. Затем палата проголосует — разумеется, с крохотным перевесом — за проект бюджета, который нужен правительству, Палата Общин выдвинет свои поправки, лорды снова их отклонят, и абсолютно ничего не изменится.

Максвелл смотрел на нее, гадая, слышит ли она сама как много горечи (и усталости) сквозит в ее голосе. Впрочем, удивляться было нечему.

Полномочия выступать с инициативой финансовых законопроектов входили в число преимуществ, которыми пользовалась Палата Лордов, контролируя финансы Звездного Королевства. Кроме того, любой законопроект должен был получить одобрение у лордов в своем окончательном виде. Это означало, что — как сетовала Хонор — лорды успешно вычеркивали любые продавленные Палатой Общин поправки, после чего выносили свой проект на безальтернативное голосование. При нормальных обстоятельствах Палата Общин сохраняла за собой довольно много власти, поскольку могла, в свою очередь, отказаться одобрить вариант Палаты Лордов и — главное — отвергнуть любые чрезвычайные финансовые меры, заложенные в бюджете лордов. Но сейчас обстоятельства нормальными не были. «Чрезвычайные финансовые меры» были уже введены, а лорды, вдобавок, имели полномочия в условиях чрезвычайной ситуации в случае если дебаты по бюджету зашли в тупик передавать право принятия финансовых решений правительству даже без одобрения общин.

Разумеется, благоразумные премьер-министры, как правило, не слишком активно эксплуатировали попадающее в их руки оружие. Чтобы лорды могли заниматься самоуправством, требовалось наличие такой ситуации, при которой заметная часть избирателей была готова обвинить в неспособности пойти на компромисс именно Палату Общин. При подобных обстоятельствах выборная палата оказывалась в фатально невыгодном положении. Но если бы лорды по неразумию попали в ситуацию, когда уже их обвинили бы в неизбежной пробуксовке работы большей части государственных служб, то длительное недовольство избирателей давно бы дало Короне основания лишить верхнюю палату контроля над финансами.

31
{"b":"44280","o":1}