ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Что?! — Она сморгнула. — Я не могу получить место в палате общин — я пэр! И даже если бы я им не была, всеобщих выборов Высокий Хребет точно не допустит, так что я не смогу выставить свою кандидатуру, даже если бы это было законно!

— Графиня Тор не имеет права на место в Палате Общин, — согласился Зилвицкий. — Но Кэтрин Монтень может его получить… если перестанет быть графиней Тор.

— Я… — резко начала она, но застыла в шоке.

— Вот это я и имел в виду, когда говорил, что нельзя позволять унаследованному положению становиться тебе поперек дороги, — мягко сказал он. — Я знаю, что ты не больше моего благоговеешь перед аристократическими привилегиями — даже в каком-то смысле меньше моего, потому что ты родилась в этой среде и знаешь, как часто безотчетное благоговение не имеет под собой никаких оснований. Но иногда я думаю, что социальная среда, в которой ты выросла, всё же ослепляет тебя. Тебе никогда не приходило в голову, что с тех пор, как им удалось выхолостить твое пэрство, выбросив тебя из Палаты Лордов, твой титул стал для тебя скорее помехой, чем подспорьем.

— Я… — Она встряхнулась. — Вообще-то, никогда, — медленно сказала она. — Я хочу сказать, в какой-то степени, это просто…

— Это просто определяет, кто ты такой, — закончил он за нее. — Но ведь на самом деле это не так, правда? Может быть, так было до того, как ты улетела на Старую Землю, но с тех пор ты очень повзрослела. Насколько важно для тебя быть пэром Королевства?

— Важнее, чем бы хотелось, — откровенно призналась она после долгого обдумывания и замотала головой. — Черт! Пока ты не спросил об этом, я думала, что мне на это наплевать. Оказывается — нет.

— Я не удивлен, — мягко сказал он ей. — Но позволь мне спросить у тебя вот что. Быть графиней Тор для тебя важнее твоих убеждений?

— Еще чего! — мгновенно выпалила она с энергичной безапелляционностью, немного удивившей даже её саму.

— Тогда рассмотрим такой сценарий, — предложил он, закидывая ногу на ногу и усаживаясь в кресле поудобней. — Пылкая дворянка, переплавившись в огне своих убеждений, отказывается от всех притязаний на один из самых уважаемых и почетных титулов Звездного Королевства. Преисполненная решимости бороться за принципы, она приносит в жертву привилегированный статус, принадлежащий ей по праву рождения. И делает она это, чтобы принять участие в выборах — заметьте, в выборах — в Палату Общин, поскольку из Палаты Лордов её изгнали за эти самые убеждения. И, будучи избранной, она, разумеется, приобретёт такой положительный резонанс, который обладательнице наследного титула и не снился. Она заплатила дорогую цену, отставая свои принципы. Она по собственной воле отреклась от того, что никто не мог бы у неё отобрать. Но это был единственный способ продолжить борьбу за то, во что она верит. И, в отличие от своих противников-аристократов, которые как минимум отчасти преследуют цель сохранить привилегированное положение в сложившемся statusquo, эта женщина начала с того, что отказалась от всех привилегий. А её успешная избирательная кампания продемонстрирует широчайшую народную поддержку, и, значит, она войдет в парламент на основании прежде всего собственных заслуг. Никто из них не может сказать о себе того же. По крайней мере, ни один из них не готов рискнуть, выясняя, есть ли у него хоть какая-то поддержка в народе.

— Пожалуй, я всё-таки не вполне узнаю самоотверженную героиню твоей маленькой нравоучительной сказки, — сухо проговорила она, но глаза её запылали. — И даже если я откажусь от титула, это вряд ли сойдет за принятие обета бедности. Я точно не помню, надо поговорить с моими бухгалтерами, но навскидку за титулом графов Тор закреплено не больше четверти семейного состояния. По правде говоря, намного больше половины состояния семьи Тор пришло с маминой стороны и не имеет абсолютно никакого отношения к титулу.

— Я это понимаю, но мне почему-то кажется, что твой брат не будет так уж сильно возражать, если ты неожиданно свалишь титул на его плечи, — сказал он еще более невозмутимо, и она рассмеялась. Если Анри Монтень неожиданно для себя превратится в графа Тор, то он столь же неожиданно переместится в десять процентов самых богатых подданных Звездного Королевства Мантикора. Разумеется, Кэти Монтень по-прежнему останется в числе первых трех-четырех процентов, но это уже совершенно другое дело. — Но заметь, хотя отказ от титула и не ввергнет тебя в нищету, и не заставит прозябать в трущобах, — продолжил он, — это не будет чисто символической жертвой. Люди это поймут. И это позволит тебе превратить то, что барон Высокого Хребта и ему подобные, сделали тебе в помеху — твое изгнание из Палаты Лордов — в ценнейшее преимущество.

— Ты на самом деле считаешь, что я смогу достичь большего, став начинающим парламентарием, чем в том положении, в котором нахожусь сейчас?

— Да, — просто сказал он.

— Но ведь я лишаюсь всех преимуществ старшинства, и не смогу даже стать председателем какой-нибудь парламентской комиссии.

— А в каких именно комиссиях Палаты Лордов ты состоишь в данный момент? — сардонически спросил он и усмехнулся, увидев ее гримасу. — Право, Кэти, — продолжил он уже серьезнее, — вряд ли ты добьешься меньшего, заседая в Палате Общин, чем оставаясь пэром, которого лишили места в Палате Лордов. А то, в какой палате ты заседаешь, никоим образом не скажется на влиянии, которым ты обладаешь вне официальных правительственных каналов. Кроме того, правила старшинства Палаты Общин намного гибче. Ты удивишься, какой тебе откроется доступ к полезным назначениям в комиссиях. Особенно, если центристы захотят искать с тобой союза.

— А они ведь, наверное, захотят, да? — с задумчивым выражением начала она рассуждать вслух. — По меньшей мере, они увидят во мне потенциальный клин, вбив который можно будет увеличить раскол между Новым Киевом и высшим партийным руководством, с одной стороны, и недовольными вроде меня, с другой.

— По меньшей мере, — согласился он. — И давай начистоту. Одна из причин, по которым они будут воспринимать тебя как потенциальный клин, это то, что именно эту роль ты и сыграешь. По сути дела, именно для этого ты и туда и пойдешь.

Она вскинула на него настороженный взгляд, и он невесело усмехнулся.

— Полно, Кэти! Мы оба знаем, что Джереми учил тебя быть честной с самой собой, когда речь заходит о твоих целях и тактике. Разве ты не хочешь отстранить графиню Нового Киева и её дружков от руководства партией?

— А ты, случайно, не королевский лоялист, которые ждет не дождется, когда либералы обескровят себя внутренней междоусобной войной? — парировала она.

— Не сказал бы, что очень расстроюсь, — весело признался он. — Но с тех пор, как я узнал тебя, я был вынужден признать, что не все либералы — долбанные идиоты. А признать это было очень нелегко. Полагаю, общество, в котором я нынче вращаюсь, совратило меня — извини за выражение — и заставило допустить, что не у всех либералов в голове вместо мозгов — заплесневевшая каша.

Кэти показала ему язык.

— Как бы там ни было, — продолжил он с полуулыбкой, — я пришел к выводу, что могу ужиться со многими вещами, в которые веришь ты и либералы вроде тебя. По всем вопросам мы, наверное, никогда не сойдемся, но в пользу общества, где заслуги важнее происхождения, можно сказать много хорошего. Я, правда, не вижу никакого смысла в государственном регулировании и прочем мертворожденном экономическом бреде, который исповедует большинство либералов скопом, но ведь и ты тоже не видишь в этом смысла?

— Ты же знаешь, что не вижу.

— Вот и славно, — пожал он плечами. — По моему мнению, если ты способна изменить партию либералов так, чтобы она преследовала цели, совместимые с важными для меня, то я не вижу причины не сотрудничать с тобой — и даже с другими либералами. Но, как справедливо заметила ты несколько минут назад, вряд ли в ближайшее время Новый Киев и её стадо перестанут сношаться с этим ублюдком-бароном. Так что, если я хочу работать с кем-то из либералов, мне надо постараться сделать так, чтобы у них во главе находился кто-нибудь вроде тебя. — Он ухмыльнулся. — Видишь? С моей стороны ничего кроме чистого, откровенного, продуманного эгоизма.

41
{"b":"44280","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
От 800 метров до марафона. Проверенные методы и программы подготовки для успеха в беге на выносливость
Альтист Данилов
Цирк семьи Пайло
Музыка ночи
Остаться в живых
Традиционный китайский календарь и его применение в метафизических искусствах
Жесткий менеджмент. Заставьте людей работать на результат
Непоколебимый. Ваш сценарий финансовой свободы
Отбор попаданок для короля-дракона