ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Да, совершенно верно, — милостиво приняла поправку Принс — Вас бы не затруднило чуть подробнее объяснить нашим зрителям, что вы имели в виду?

— Разумеется, Минерва. — Хонор смотрела прямо в камеру, ни на миг не забывая о прямой трансляции, и улыбаясь с непосредственностью, которую все-таки научилась имитировать, — И граф, и я поддерживаем центристскую партию, а лорд Александер со времени смерти герцога Кромарти является руководителем этой партии. Если вспомнить, что центристы располагают большинством в Палате Общин и превосходством над правительственными партиями в Палате Лордов, мы трое неизбежно должны были стать близкими политическими союзниками. В сущности, наш союз служит поводом для непрерывных ораторских выступлений и дебатов в Палате Лордов вот уже почти три стандартных года… как и наше сопротивление политике правительства Высокого Хребта.

— Но основная суть ведущейся ныне полемики, ваша светлость, — вступил Дюкейн, — заключается в том, что ваши отношения с графом Белой Гавани заходят намного дальше чисто политического союза.

— Так оно и есть, — спокойно согласилась Хонор. — Мы с графом Белой Гавани знакомы более пятнадцати стандартных лет, со времени битвы при Ельцине. Я всегда испытывала высочайшее уважение к его профессиональным качествам. Как и любой, полагаю, кого не ослепляет мелочная ревность и личное озлобление.

Это был не слишком завуалированный выпад в сторону сэра Эдварда Яначека. Глаза Дюкейна весело сверкнули, и она продолжила в том же спокойном тоне:

— Рада заметить, что после нашей первой встречи у звезды Ельцина, и особенно в течение трех-четырех лет перед тем, как Народный Флот захватил меня в плен, профессиональное уважение превратилось в личную дружбу. После моего возвращения с Аида наша дружба углублялась по мере того, как мы все теснее работали над совместными политическими проектами в Палате Лордов. Я отношусь к нему не только как к коллеге, но как к близкому другу, и ни один из нас никогда не пытался этого отрицать. Не собираемся мы делать этого и в дальнейшем.

— Понимаю.

Дюкейн взглянул на Принс, передавая ей слово, камеры переключились на нее, и Минерва закивала, показывая, что прекрасно понимает позицию Хонор.

— В своем заявлении вы также отрицаете, что отношения между вами были ближе, чем у друзей и коллег, ваша милость. Вы бы не могли прокомментировать этот момент?

— Здесь нечего комментировать, Минерва, — пожала плечами Хонор. — Вся эта шумиха сводится лишь к повторению и бесконечному разбору необоснованных утверждений, полученных из абсолютно ненадежного источника. Скажу просто: этот человек зарабатывает себе на жизнь раздуванием сенсаций и не стесняется создавать их на пустом месте, когда жизнь не дает ему достаточно материала. И отказывается — якобы по соображениям журналистской этики — «пойти против своей совести» и назвать источники информации, ибо они, разумеется, разговаривали с ним на условиях полной конфиденциальности.

Ее сопрано звучало идеально ровно. Пальцы, поглаживавшие Нимица за ухом, не сбивались с неспешного ритма. Но глаза были очень, очень холодными, и Принс, вглядевшись в них, вдруг едва заметно подалась назад.

— Возможно, и так, ваша милость, — сказала она после секундной паузы, — но накал полемики, похоже, возрастает, а не утихает. Что вы думаете по этому поводу?

— Отчасти, полагаю, это происходит в силу свойств человеческой натуры, — отвечала Хонор.

На самом деле ей хотелось сказать совсем другое: «Потому что правительство Высокого Хребта — при потворстве твоей драгоценной графини Нового Киева — целенаправленно раздувает клеветническую кампанию, дура!» Но, конечно, этого она сказать не могла. Излюбленная отговорка виновных — кричать о преднамеренной фальсификации и клевете. Этому оправданию уже столько лет, что если она хотя бы заикнется о чьем-то злом умысле, тем самым сразу убедит огромную часть публики в своей виновности. В конце концов, если все это клевета, чего проще — представить доказательства, а не прибегать к избитой и всем надоевшей тактике отговорок, так ведь?

— Существует неизбежная и, пожалуй, здравая тенденция время от времени проверять на прочность тех, кто обладает политической властью или влиянием, — сказала вместо этого Хонор. — Тенденция предполагать худшее потому, что очень важно, чтобы мы не позволяли обмануть себя манипуляторам и кретинам, которые стараются заставить нас поверить, что они лучше, чем на самом деле. Она, к несчастью, имеет и оборотную сторону — возникающие во множестве безрассудные, ничем не подкрепленные обвинения, которые бессмысленно опровергать. Я, по мере сил, постаралась обрисовать свою позицию как можно яснее. Я не намерена развивать эту тему дальше и не считаю, что должна все время повторять, что ни в чем не виновна — как и граф Белой Гавани, если уж на то пошло. Это неуместно и бесполезно. Мы оба можем до бесконечности настаивать на том, что между нами нет и не было физической близости, что это совершеннейший бред, однако мы не можем этого доказать. В то же время, однако, я бы хотела подчеркнуть, что настоятельно прошу всех, кто располагает фактами, доказывающими обратное, предъявить их публике. Но их нет.

— А по словам господина Хейеса, — отметил в свою очередь Дюкейн, — причина лишь в том, что служба безопасности графа Белой Гавани и — особенно — ваша собственная работают исключительно эффективно… уничтожая нежелательные улики.

— Мои телохранители исключительно эффективно защищают меня от физической угрозы, что они и продемонстрировали здесь в Лэндинге, у Реджиано, несколько лет назад, — ответила Хонор. — И они действительно выполняют функции службы безопасности землевладельца Харрингтон как на Грейсоне, так и здесь, на Мантикоре. Полагаю, если бы я попросила их об этом, они бы столь же эффективно уничтожили или скрыли пресловутые улики. Но господин Хейес утверждает, что беседовал с людьми, которые якобы располагают информацией из первых рук, подтверждающей инкриминируемое нам нарушение приличий. Если только он не собирается обвинить меня в том, что я угрожаю физическим насилием, принуждая этих свидетелей к молчанию, я не понимаю, каким образом мои телохранители могут помешать ему представить их публике. А если я, предположим такое, готова прибегнуть к угрозам и насилию, почему бы тогда не начать с него, а не с неких гипотетических свидетелей?

Улыбка ее была тонкой, но вряд ли от кого-то укрылся намек… и вряд ли кто-то не вспомнил о призраках Денвера Саммерваля и Павла Юнга.

— Все очень просто. Никаких угроз, разумеется, не было, — продолжила она, еще раз пожав плечами. — И не будет, несмотря на то, что господин Хейес, без сомнения, будет и впредь сваливать свою неспособность предоставить свидетелей на моих телохранителей. Тем временем, однако, я надеюсь, что мы уже исследовали это дело настолько глубоко, насколько оно того заслуживает, и, как я уже сказала, я не намерена бесконечно отрицать повторяющиеся обвинения.

— Конечно, ваша милость, — проговорила Принс. — В таком случае, может быть, вы будете любезны прокомментировать проект военно-космического бюджета? Например…

Остальные вопросы интервью касались исключительно корректных вопросов политики и стратегии, и Хонор была уверена, что эту часть провела безупречно. Куда меньше уверенности было в том, что кто-нибудь дал себе труд это заметить. Все аналитические обзоры, опубликованные после интервью — включая, к сожалению, «На перекрестке мнений», комментарий, которым Дюкейн и Принс всегда завершали свою программу, — полностью игнорировали информационную часть, сосредоточившись на гораздо более интересном скандале. Согласно опросам общественного мнения и аналитикам Вильяма Александера, этим интервью она набрала несколько очков — и даже добилась того, что маятник общественного мнения слегка качнулся в её сторону. Но этого было недостаточно, чтобы надолго сдержать разбушевавшуюся стихию, и противная сторона атаковала с удвоенной яростью.

Как ни странно, травля не была единодушной. Хонор с удивлением обнаружила человек пять известных либералов и даже парочку комментаторов из консервативной партии, которые искренне отстранились от этой охоты на ведьм. В глубине души она устыдилась, когда осознала это свое удивление. Она вдруг поняла, что приобретенный цинизм по отношению к сторонникам правительства Высокого Хребта сделал для неё дикой саму мысль о том, что кто-то из них может быть порядочным человеком. Но таких людей было слишком мало, и, по мере того как ритм кампании ускорялся, эти голоса разума просто растворились — не замолчали, но были заглушены мастерски дирижируемым хором инсинуаций и обвинений.

44
{"b":"44280","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Еда и мозг. Что углеводы делают со здоровьем, мышлением и памятью
Академия Сумеречных охотников. Хроники
На грани возможностей
Красота – это горе
Книга радости. Как быть счастливым в меняющемся мире
Семь шагов к финансовой свободе
Бремя черных
Замок на Вороньей горе
Зачем мы бегаем? Теория, мотивация, тренировки