ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Исходя из худших предположений? — уточнил Первый Космос-лорд.

Яначек покачал головой.

— Не из самых худших. Не следует пугать самих себя и предпринимать радикальные меры, пока нет официальных подтверждений разведки. Будем исходить из необходимости увеличить их силы, но давайте не увлекаться.

— Это тоже слишком неопределенно, Эд, — отметил Чакрабарти.

Яначек неодобрительно насупился.

— Я только хочу быть уверен, что ясно понимаю, чего вы хотите, прежде чем что-то предлагать, — настаивал адмирал.

— Хорошо, — сказал Яначек, — предположим, что их нынешние возможности приблизительно равны нашим лет, скажем, шесть назад. Никаких СД(п), никакого «Призрачного Всадника» и никаких НЛАК, а в остальном — исходите из того, что у них есть все, что было у нас, включая новые компенсаторы.

— Прекрасно, — согласился Чакрабарти, удовлетворено кивая. Затем снова вскинул голову. — Но на основе этих предположений я уже могу сказать вам, что пары эскадр будет явно недостаточно. Особенно в такой близости к заднему двору анди.

— У наших ресурсов есть пределы, — напомнил ему Яначек.

— Я понимаю, но не исключено, что мы окажемся в ситуации, когда у нас не будет выбора: придется ограбить Петра, чтобы заплатить Павлу.

— Весьма вероятно, что правительство будет в состоянии урегулировать ситуацию дипломатическими методами, — сказал Яначек. — Если окажется, что требуется более веское доказательство нашей заинтересованности, мы просто сделаем всё необходимое, чтобы его предоставить.

— Да, сэр. Но если мы собираемся усиливать Сайдмор в таких масштабах, как, по моему представлению, этого требует степень угрозы, нам также необходимо найти того, кто будет командовать подкреплением. У вице-адмирала Хьюит, командующего станцией в настоящее время, ранг немного маловат даже для того, чтобы командовать уже имеющимися силами. И заведомо мал, чтобы принять командование флотом, который станет одним из трех наших самых крупных соединений, не важно, назовем мы его официально флотом или нет.

— Хм, — снова сказал Яначек, нахмурившись и задумчиво опустив взгляд к поверхности стола.

Чакрабарти был прав, но выбрать нового командующего станцией — задача не из легких. Сайдмор оказался полезен, но никогда не имел жизненно важного значения даже во время войны. Сейчас, когда война по сути дела выиграна, Сайдмор будет всё менее важен для стратегических нужд Звездного Королевства, а это значит, что ни один честолюбивый офицер не обрадуется, если его отошлют в такое захолустье. Даже не учитывая, сколько ещё потенциальных каверз таится в этом назначении.

Несмотря на сказанное им Юргенсену и Чакрабарти, Яначек в глубине души был уверен, что правительство предпочтет избежать любой ненужной конфронтации с андерманцами — и будет право. Первый Лорд никогда не одобрял экспансионистского нажима, который он часто испытывал и со стороны флота, и со стороны парламента. Вот почему во время своего первого срока на посту в Адмиралтействе он любыми силами старался не ввязываться в возню вокруг Василиска, пока эта психопатка Харрингтон, едва не втравила их в боевые действия против хевов на пять стандартных лет раньше, чем это в конце концов произошло.

Если дойдет до противостояния, он, конечно, порекомендует кабинету пойти на существенные территориальные уступки андерманцам. В конце концов, эти территории никогда не принадлежали Звездному Королевству, и во всей Силезии, по его мнению, не нашлось бы ничего такого, что заслуживало бы риска вооруженного столкновения, не говоря уже о настоящей войне. Но это означало, что человек, которого откомандируют на Сайдмор, неизбежно окажется в ситуации, когда ему придется сдерживать андерманцев, прекрасно зная, что никакого дополнительного подкрепления не будет. А если андерманцы откажутся сдерживаться и дойдет до открытого конфликта, правительство почти наверняка снимет с себя ответственность за действия командующего станцией. Даже при лучшем раскладе любой, кому посчастливится командовать Сайдмором, запомнится как офицер, допустивший чтобы Империя двинулась на Силезию. Это будет, конечно, не его вина, но в восприятии коллег — и командиров — закрепится стойкая ассоциация.

Так где же ему найти человека, который при худшем повороте дела возьмется таскать решетом кипящую воду, убедит андерманцев, что будет сражаться до последнего, лишь бы не допустить их в Силезию (по крайней мере, до получения неизбежного приказа отступить и не лезть больше не в свое дело), и которым можно будет пожертвовать, если правительство решит снять с себя ответственность за его действия? Навскидку он никого вспомнить не смог, но был уверен, что потом что-нибудь придет в голову.

Глава 10

Вице-адмирал Шэннон Форейкер стояла в шлюпочной галерее, заложив руки за спину, и смотрела сквозь идеально прозрачный вакуум отсека на неподвижные звезды. К замершему в швартовочных захватах боту уже выдвинулась труба переходного туннеля, поползли рукава сервисных систем. Шэннон расправила плечи и чуть выпрямилась, почетный караул принял стойку «смирно».

Огоньки на ближнем конце туннеля мигнули, поменяв цвет с красного на желтый — нейтральное положение, — а затем на ярко-зеленый, означавший, что герметичность не нарушена, давление в норме. Затем люк открылся, и засвистели пронзительные боцманские дудки, к звуку которых она так и не смогла привыкнуть.

— Прибыл Военный министр! — объявили по внутренней связи, и через люк под звуки дудок шагнул коренастый каштанововолосый человек, одетый в адмиральский мундир. Почетный караул вытянулся в струнку. И адмирал Форейкер тоже. Прибывший отсалютовал капитану корабля флота республики Хевен «Властелин космоса».

Капитан Патрик М. Ройман четко ответил на салют. При своих ста девяноста с лишним сантиметрах роста Ройман был на полголовы выше гостя, и Форейкер казалось, что внешне из них двоих капитан должен был смотреться более внушительно, несмотря на то, что волосы его уже начали медленное отступление к макушке. Но почему-то не смотрелся. И дело было не в том, что в капитане была некая слабость — человек, назначенный капитаном головного корабля новейшего, самого мощного класса супердредноутов республиканского флота, как ни крути, не может быть слабаком. Просто для всего военного флота в целом и для каждого участника операции «Болтхол» в частности, Томас Тейсман был больше чем человек. Он стал чуть ли не иконой.

Еще лет шесть-семь назад Шэннон Форейкер и не заметила бы таких оттенков. Она ведь на удивление долго не замечала жестокую реальность военной службы при Робе Пьере и Госбезопасности. По крайней мере, пока сама не столкнулась лицом к лицу с уродливой действительностью. Когда она осознала, что её заставили стать невольным соучастником зверств Госбезопасности, пришли унижение и стыд, и это навсегда изменило мир Форейкер. Талантливый, аполитичный фанат техники и технологии, она хотела просто выполнять свою работу, но оказалось, что патриотизм и честь несовместимы с властью Госбезопасности. Она видела, как адмирала, которому она доверяла и которого уважала, довели до грани мятежа; видела, как её бывшего капитана, которого она уважала еще больше, фактически подвели к государственной измене, ибо его честь не могла снести дальнейших посягательств. Она и сама была в одном шаге от тюрьмы или казни.

Все это надо было пережить и осмыслить — чтобы для нее стало возможным применить свои таланты, благодаря которым она стала выдающимся тактиком Народного Флота, для решения задач, не входивших в её служебные обязанности… в результате чего и она, и адмирал Турвиль, и адмирал Жискар до сих пор живы. Но вряд ли то, что она тогда сделала, предотвратило бы неминуемую драматическую развязку, если бы не Томас Тейсман.

Она не знала Тейсмана лично до свержения Оскара Сен-Жюста, но с тех пор, как они познакомились, с каждой встречей он каким-то непонятным образом выглядел всё внушительней. По мнению Форейкер, он относился к горстке избранных: немногочисленной группе старших офицеров, настоящих кадровых военных, которые умудрились сохранить понятия долга и чести, чего бы ни требовали от них политические вожди. Что ещё более важно, именно он восстановил честь Флота. Да, командовали действующими флотами республики Лестер Турвиль и Хавьер Жискар, но именно Томас Тейсман сделал это возможным. И именно он вернул офицерам и рядовым чувство собственного достоинства. Заставил вспомнить, что они в свое время решили надеть мундиры потому, что верили во что-то, а не потому, что убоялись власти террора и перспективы расстрела, если они откажутся встать на её сторону.

49
{"b":"44280","o":1}