ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Надеюсь, вы простите, что я это говорю, сэр, но это полная чушь, — сказала Форейкер.

Тейсман поднял взгляд. Его удивленно поднятые брови приглашали её продолжить, и она повиновалась.

— Я встречалась с некоторыми манти, — напомнила она ему. — И когда адмирал Харрингтон захватила меня в плен в Силезии, и когда адмирал Турвиль захватил в плен уже её. Конечно, некоторые из них ненавидят нас, хотя бы потому, что мы так долго воюем друг с другом, но большинство манти, которых я встречала, завоевать Республику хотели не больше, чем я хочу завоевать Звездное Королевство. Я понимаю, офицеры должны исполнять приказы, и если их правительство решит продолжить с нами войну, они подчинятся. Но даже признавая это, я не думаю, что нынешнее мантикорское правительство может игнорировать общественное мнение, которое явно против развязывания ненужной войны. А если предположить, что они действительно собираются возобновить войну, я никогда не поверю, что даже правительство Высокого Хребта могло решиться на такое сокращение военного флота, о котором говорит наша разведка.

Тейсман, в свою очередь, согласно кивнул. Возглавив Болтхол, Форейкер получила доступ к подробнейшим разведданным о мантикорских технологиях и стратегии формирования флота.

— Если бы они всерьез планировали возобновление боевых действий, — отметила она, — то наверняка не стали бы замораживать строительство новых кораблей. Может быть, они не понимают, что тем самым дают нам возможность достичь симметричного уровня боеспособности, но даже если исходить из того, что наша разведка не ошибается, манти все равно нужно непрерывно увеличивать свое превосходство над нами. Если помните, Восьмой флот был их единственным ударным кулаком, а сейчас, когда он расформирован и его корабли стены переданы Третьему флоту — не говоря уже о том, с каким энтузиазмом были пущены на слом или законсервировали все доподвесочные корабли стены, — их «ударный кулак» весит намного меньше, чем прежде. Они систематически сокращают своё превосходство даже над теми силами, которые, как я надеюсь, они считают находящимися в нашем распоряжении, и мне кажется, что это лучшее свидетельство тому, что они считают войну оконченной.

— Понимаю. — Тейсман внимательно посмотрел на неё. — И, пожалуй, в целом я с вами согласен. Но скажите мне, Шэннон, если бы манти действительно планировали сохранить все оккупированные планеты и системы, вы бы высказались за возобновление войны против них, при условии, что то, что вы построили действительно уравняет тактический баланс?

— Вы имеете в виду, лично я, сэр? Или вы спрашиваете, какова по моему мнению должна быть политика правительства?

— И то и другое.

Она тщательно, не торопясь, обдумала вопрос и, когда решила каким будет ответ, искренне удивилась.

— Знаете, сэр, я так серьезно никогда об этом не думала. Но раз уж вы спрашиваете, пожалуй, я бы высказалась «за». — Она покачала головой, явно озадаченная собственным выводом. — Никогда не думала, что скажу такое, но это правда. Возможно, это отчасти патриотизм, а может быть, желание отомстить — отыграться после того, как они надрали нам задницу. И хотя мне неловко в этом признаваться, возможно, во мне говорит желание увидеть, как на деле будет работать моя новая техника.

— Боюсь, что тут вы не одиноки, вне зависимости от мотивов, — мрачно сказал он. — Что до меня, я считаю, что для нас было бы безумием снова затевать войну со Звездным Королевством практически при любых обстоятельствах, которые только можно вообразить. Даже если Болтхол позволит нам встретить их почти на равных по техническим возможностям, последние пятнадцать лет должны были показать любому, кто обладает хотя бы мозгами амебы, что цена — для обеих сторон — будет непомерной. Но есть одна вещь, о которой мы с президентом не должны забывать: не только на флоте, но и в простых избирателях все еще живет озлобление против «врага», с которым мы так долго боролись. Вот почему так страшен Джанкола. Мы боимся, что его призывы к конфронтации во внешней политике вступят в резонанс с этими гневом и ненавистью. А это, Господи помилуй, может спровоцировать волну общественной поддержки возобновления войны. И пока мы не можем заставить бестолковых манти по крайней мере положить на стол переговоров хоть какие-то серьезные мирные предложения, они играют на руку нашим собственным идиотам, которые хотят снова развязать войну. Вот почему я хочу, чтобы вы знали: момент, когда мы объявим о существовании Болтхола и кораблей, которые вы здесь строите, — это вопрос очень тонкого политического расчета. Мы с президентом с одной стороны, и сторонники конфронтации с другой, мы все хотим объявить о создании нового флота в тот момент, который будет для нас наиболее выгоден. Мы должны выбрать время, когда манти гарантированно не рискнут предпринять какую-нибудь упреждающую акцию, а значит, надо выжидать до тех пор, пока мы не соберем мощный сдерживающий щит. Сторонникам конфронтации нужен момент, когда для них будет наиболее политически выгоден тот факт, что мы сравнялись с манти по технологии — или, по меньшей мере, выровняли дисбаланс. Решение, разумеется, будет принято не на вашем уровне, а на гораздо более высоком. Но нам нужно, чтобы вы были готовы, а вы должны понимать, что вряд ли получите заблаговременное предупреждение. И еще, — иронично улыбнулся он, — Нам нужно, чтобы вы и дальше продолжали совершать чудеса и превосходить наши ожидания, потому что как только остальная галактика узнает о Болтхоле, нам потребуются все наличные мускулы.

Глава 11

Следуя за Джеймсом МакГиннесом, Хэмиш Александер вошел в гимнастический зал в подвальном этаже особняка Хонор у бухты Язона и остановился на пороге.

Посреди просторного, ярко освещенного и прекрасно оборудованного зала стояла Хонор в традиционном белом ги с черным поясом, украшенным восемью плетеными узлами, обозначавшими ступень мастерства. Граф не удивился: он знал, что восьмую она получила чуть больше года назад. Сам Хэмиш рукопашным боем не занимался, предпочитая футбол и фехтование, однако знал, что выше восьмой ступени в coupdevitesse существует только одна. Учитывая упорство, с которым Хонор шла к любой поставленной цели, он не сомневался, что девятый узел на её поясе не заставит себя ждать — это лишь вопрос времени.

Однако того, чем она решила заняться сегодня утром, Хэмиш никак не ожидал. Хонор не шлифовала свои бесконечные ката, не отрабатывала приемы со спарринг-партнером — она дралась в полный контакт с изготовленным специально для этой цели гуманоидным роботом-тренажером, и ей приходилось несладко.

До какой степени несладко — стало понятно, едва робот провел сокрушительную атаку. Граф Белой Гавани слишком плохо разбирался в рукопашном бое, чтобы оценить прием. Это напоминало ему фехтование, где неопытный наблюдатель видит лишь самый грубый рисунок действий, совершенно не воспринимая нюансов и не осознавая сложности. Единственное, что твердо понимал граф, — это что руки робота сливаются от скорости в размазанное пятно. Одна рука гуманоида, перехватив правую руку Хонор, резко вздернула её вверх, тогда как кулак второй, стремительно вылетев вперед, нанес удар в солнечное сплетение. В следующее мгновение гуманоид развернулся, удерживая её руку, кинул её через плечо, и Хонор взлетела в воздух и, перекувырнувшись, шлепнулась на татами, едва не переломав себе все кости.

Удивление Хэмиша сменилось тревогой, когда искусственный партнер атаковал сверху с нечеловеческой — в буквальном смысле — скоростью, однако Хонор перекатилась по мату, одним гибким движением приподнялась на колени, выбросила обе руки навстречу гуманоиду, в падении ухватила его за полы ги и перекатилась на спину, словно намереваясь уронить робота на себя. Но в тот момент, когда её лопатки коснулись татами, она уперлась ногами в живот соперника и с силой распрямила их. Теперь уже искусственный партнер взлетел в воздух. Он рухнул на ковёр (гимнастический зал содрогнулся, как при землетрясении) и мгновенно вскочил, но Хонор тоже не осталась на месте, а ушла кувырком назад. Не успел робот восстановить равновесие и встать на ноги, как она уже атаковала его сзади. Хонор захватила в замок шею противника, зажав ему горло, а торцом левой ладони нанесла сокрушительный удар в основание черепа.

53
{"b":"44280","o":1}