ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но в тех случаях, когда кот не находился буквально на пороге смерти, он всегда распознавал в человеке, которому суждено было стать его «половинкой»… что-то вроде пустоты, которую необходимо заполнить. Но к Саманте это не относилось. Она встречалась с Хэмишем Александером десятки раз — и до сегодняшнего дня и усом не вела, выделяя его среди прочих.

— Я не знаю, — ответила Хонор и поняла, что это были первые слова, которые ей удалось выговорить после обрушившегося на неё оцепенения.

Граф наконец оторвал взгляд от Саманты, и Хонор, даже не обладая эмпатией, легко ощутила бы, как в поток радостных чувств вплетается испуг.

— Хонор, я…

Он осекся, и на его лице смешались печаль, сожаление, радость, смятение и тревожное предчувствие близких пугающих осложнений. Было видно, что нужные ему слова роятся где-то рядом, но ускользают, не давая ему описать водоворот эмоций, бушевавший в его душе. Но нужды в словах не было, и она лишь покачала головой, надеясь что лицо не выдаёт глубину её ошеломления… и ужаса.

— Я знаю, что это не вы придумали, — сказала Хонор, — и не Саманта, но…

Она опустила глаза на Нимица. Тот, потрясенный не менее глубоко, неотрывно смотрел на подругу, напрягшись всем своим длинным гибким телом, но, почувствовав на себе взгляд Хонор, тут же повернул голову к ней.

Ей захотелось заорать на него, и на Саманту тоже. Будь у нее лет десять на размышление, она и тогда не сумела бы изобрести лучший способ так чудовищно ухудшить нынешнее положение. Как только в новостях пройдет эта информация, скандал вокруг нее и Белой Гавани вновь разгорится с удесятеренной силой.

Хотя коты научились «говорить» с людьми почти четыре стандартных года назад, большинство обычных мантикорцев продолжали считать их просто чуть более сообразительными домашними животными, или, как максимум, находящимися на уровне маленьких детей. Да, конечно, люди слышали и даже абстрактно соглашались с тем, что это разумный биологический вид со сложной общественной организацией и древней культурой, и по прошествии нескольких десятилетий их, вероятно, и будут воспринимать как разумных, но пока древесные коты оставались для общественного мнения очаровательными пушистыми зверьками.

Следовательно, людей с легкостью убедят в том, что Саманта перешла к Хэмишу по одной-единственной причине: Хонор её попросту подарила. И объяснять, что произошло на самом деле, бессмысленно. Все заверения расшибутся о хитрую ехидную ухмылку: знаем мы ваши топорные отговорки, это же просто уловка соблазнительницы Харрингтон, которая состряпала новый предлог, чтобы не разлучаться с жертвой её преступной страсти.

И это было ещё не самое плохое. Было кое-что похуже. Нимиц и Саманта были супругами, связанными друг с другом во многих отношениях даже более тесно, чем Нимиц с Хонор. Разумеется, они могли расстаться на время, если того требовала военная обстановка (именно так тысячелетиями поступали воины-люди), но они не могли расстаться навсегда. Даже просить их об этом было бы жестоко и дурно с моральной точки зрения. Хонор не вправе была даже заикнуться о том, чтобы они перестали видеться, живя на одной планете. Однако расстаться с принятыми людьми коты тоже не могли, а теперь свой человек появился у каждого из них. Следовательно, они не смогут жить вместе… если только рядом не будут Хэмиш и Хонор.

Все, что угодно, только не это — даже думать о таком они с Хэмишем не осмеливались.

Безумие какое-то. Высокий Хребет и Северная Пустошь никак не могли предусмотреть все многочисленные последствия своей грязной политической игры, но если бы они предвидели такой поворот, их это не остановило бы, поскольку, за исключением того, что это могло оказаться последним ударом, завершившим разрыв между Грейсоном и Звездным Королевством, это только играло им на руку. Даже если бы они и задумывались о перспективах Альянса — а Хонор сомневалась, что их это волнует, — они все равно воспринимали Мантикору как госпожу-благодетельницу, а Грейсон — как вечно благодарного просителя. Что бы ни натворили раскапризничавшиеся по «малолетству» грейсонцы, они мигом вернутся к повиновению, как послушные дети, — стоит только Мантикоре одернуть их построже.

К сожалению, Высокий Хребет и его сторонники не имели даже отдаленного представления о том, как серьезно подорвали они добрые отношения, налаженные Бенджамином и Елизаветой, и как глубоко они оскорбили простых жителей Грейсона. И сейчас они наверняка с восторгом и на полной скорости направят свою машину в этот гибельный поворот, совершенно не задумываясь о последствиях вне узкой внутриполитической арены.

А в результате возникший союз одного-единственного человека и очаровательного шестилапого существа, чей вес едва достигал восьми килограммов, грозил обернуться крахом союза, оплаченного буквально триллионами долларов и тысячами человеческих жизней.

— Я не представляю, как это могло случиться, — повторила Хонор, — и понятия не имею, как нам из этого выбраться и в какую сторону двигаться.

* * *

Направлялись они в Белую Гавань, уже четыреста сорок семь стандартных лет служившую родовым поместьем графов Белой Гавани. То было последнее место во вселенной, где Хонор хотела побывать, но она слишком вымоталась, чтобы возражать.

Сейчас она молча смотрела в иллюминатор аэролимузина на истребители сопровождения. Благоразумный Хэмиш не тревожил её в её молчании. Говорить все равно пока было не о чем, он находился в таком же смятении по поводу случившегося… и все-таки не мог погасить искорки радости, пронизывавшие его, когда он смотрел на теплое пушистое существо, свернувшееся клубком у него на коленях. Хонор прекрасно понимала это, но самой ей легче не становилось. Поэтому она сидела у окна, в центре магического островка тишины, ощущая рядом с собой присутствие графа, Эндрю Лафолле и телохранителя первого класса Спенсера Хаука, и наблюдала за эскортом.

На Грейсоне её сопровождали бы истребители лена Харрингтон. Здесь, на Мантикоре, цветами эскорта были серебро и лазурь Дома Винтонов, и полковник Элен Шемэйс, заместитель командира полка гвардии её величества и начальник личной охраны Елизаветы, лично объяснила пилотам, что лучше бы им обоим уже гореть на земле, когда хоть кто-то подберётся к герцогине Харрингтон на расстояние выстрела.

Обычно, вспоминая об этом, Хонор кривила рот в усмешке, но не сегодня. Сегодня она просто смотрела сквозь прозрачный кристаллопласт на кобальтово-синее небо, на отблески красноватых лучей клонящегося к закату солнца на корпусах истребителей, крепко прижимала к груди Нимица и старалась не думать ни о чем.

И конечно, это не получалось.

Она знала, что ей нельзя, ни в коем случае нельзя лететь в Белую Гавань, но это знание ничего не меняло. К водовороту чувств, обессиливших её в спортивном зале, добавилось нервное истощение последних месяцев, проведенных под непрерывным огнем сплетен, и растущая печаль и чувство беспомощности, с которым она наблюдала, как её, словно клин, вбивают между двумя родными для неё звездными нациями. Она отдала в этой борьбе все, что имела, лишь бы не склонить головы, растратила силы и политический капитал, и все же ни она, ни её союзники не смогли абсолютно ничего изменить.

Она устала. Не физически, а глубокой внутренней усталостью, которая сломила её дух. Она больше не могла сражаться с неизбежным — ещё и потому, что Хэмиш так настойчиво просил её приехать. И потому, что где-то в глубине души она сама желала встречи с женщиной, против которой согрешила в сердце своем, пусть даже не совершив предательства наяву.

Солнце все ниже клонилось к западу, аэролимузин мчался на север, а Хонор Харрингтон, опустошенная, как разреженный ледяной воздух за кристаллопластовым иллюминатором, молча ждала неизбежного.

* * *

Родовое гнездо Хэмиша оказалось меньше, чем она ожидала.

Точнее, по площади дворцовая усадьба превосходила Дворец Харрингтон на Грейсоне, но лишь потому, что строилась на планете, вполне благосклонной к людям, в то время как на Грейсоне опаснейшим врагом его обитателей была окружающая среда. Дворец удобно расположился на пологих склонах, широко и радушно, словно приглашая гостей, раскинул крылья, не поднимавшиеся выше двух этажей. Необычно толстые стены из местного камня, служившие первым колонистам защитой от студеных зимних ветров этих северных широт, выглядели внушительно, хотя старейшее здание комплекса, похоже, было спроектировано и выстроено ещё до того, как его владельцы осознали, что вот-вот станут аристократами. Оно лишь немногим выигрывало в сравнении с чрезмерно разросшимся и несколько хаотично надстроенным фермерским домом — большего тогда и не требовалось, — а последующие поколения владельцев благоразумно настояли на том, чтобы архитекторы во всех дальнейших проектах расширения усадьбы на протяжении веков учитывали изначально заданный стиль. Многие другие благородные семейства подобной мудростью не обладали, и их родовые усадьбы со временем превратились в сборную солянку, в своего рода архитектурную какофонию.

56
{"b":"44280","o":1}