ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Да, мэм, радостью тут и не пахнет, — согласился Кардонес.

От его ребячливости не осталось и следа. Напуганным он не казался — лишь сосредоточенным и крайне задумчивым, с профессиональной озабоченностью в темных глазах.

— Нам уже сообщили детали нового политического курса? — спросил капитан.

— Нет, — скривившись, призналась Хонор. — Насколько я знаю по брифингам Адмиралтейства и министерства иностранных дел, оба сходятся на том, что менять курс сейчас было бы преждевременно. Иными словами, предполагается, что мы по-прежнему не поощряем посягательств на территориальную целостность Силезии со стороны третьих держав и отстаиваем эту позицию… стараясь не провоцировать империю на конфронтацию.

— Ну а если они захотят конфронтации с нами?

— В таком случае мы сделаем все, что будет в наших силах, — со вздохом сказала Хонор и, почесав переносицу, добавила: — Если быть честной до конца, Раф, я боюсь, как бы нежелание нашего правительства твердо, решительно и однозначно провозгласить свою позицию не сыграло на руку Густаву Одиннадцатому. Отсутствие внятных заявлений от Звездного Королевства может подтолкнуть его на более решительные действия, чем он планировал поначалу. А если это произойдет, ситуация запросто может выскользнуть из-под контроля.

— Со всем уважением, мэм, что же, в таком случае, побудило вас принять это назначение? Вы знаете Силезию лучше большинства офицеров Флота, не говоря уже о министерских бюрократах. Вы знаете анди. Если только правительство не собирается дать нам в руки увесистую дубину, — а я в это верю с трудом, — мы окажемся в непростом положении, если Империя решит проявить агрессию. А по вашим словам, вы с правительством ладите неважно.

Он хотел продолжить, но осекся, однако Хонор прекрасно его поняла.

— Вполне возможно, что ты прав, — спокойно сказала она — Я не рискну заявить, что кто-то из членов правительства сознательно добивается серьезного разрыва наших отношений с Империей, но если это произойдет, не сомневаюсь, что большинство в кабинете будут счастливы повесить на меня всех собак. Но я не могу безучастно смотреть как всё катится под откос. Слишком много у нас сторонних наблюдателей. К тому же у нас есть определенные обязательства перед сайдморцами. Да и перед силезцами тоже.

— Мэм, это ведь не ваша работа — делать осмысленной внешнюю политику Звездного Королевства.

В устах постороннего человека такие слова, скорее всего, выражали бы неодобрение. Но только не от Кардонеса. Не нужно было даже прислушиваться к эмоциям Рафа, чтобы понять: это не осуждение её веры в свою способность переломить ситуацию, а опасение, что в результате подобной попытки Хонор затянет в жернова.

— Не моя, — согласилась Хонор. — Но делать то, что я считаю должным, то, чего, по моему мнению, вправе ожидать королева от своих офицеров, — это моя работа. Это нелегко и порой заканчивается серьезными неприятностями. Но никто не говорил, что будет легко, а если не собирался лезть в кузов, нечего было называться груздем.

Кардонес улыбнулся старой поговорке, и она криво улыбнулась ему в ответ.

— С другой стороны, — серьезно продолжила она, — если у тебя есть причины отказаться от предложенной должности флаг-капитана, я тебя пойму.

Он хотел что-то сказать, но Хонор подняла руку.

— Кроме шуток, Раф. Это может обернуться скверно для всех участников. Я надеюсь, что твой ранг не настолько высок, чтобы тебя, в назидание другим, персонально сделали козлом отпущения, но гарантировать этого не могу. А потому предлагаю серьезно подумать, готов ли ты пойти на риск лишь потому, что считаешь меня реинкарнацией Дон Кихота в женском обличье.

— А тут и думать нечего, мэм. Вы наверняка правы. Если дерьмо прорвется, вряд ли Адмиралтейство станет вешать собак на простого капитана. А если и станет, я окажусь в недурной компании. Правы вы и в другом: не припоминаю, чтобы кто-нибудь на острове Саганами сулил нам роскошное жалованье за всякие пустяки. Раз уж у вас хватает безумия ввязаться, сочту за честь быть рядом с вами.

— Я так и знала, — сказала она. — И, пожалуй, мне должно быть стыдно, что я на это рассчитывала. Но я не стыжусь.

— Еще бы. Хотя, если вдуматься, как раз вы во всем и виноваты, — ответил он. — Ведь я был молодым впечатлительным лейтенантом, а тут пришли вы и принялись подавать мне такой нереалистичный пример. — Он горестно покачал головой. — Страшно подумать, насколько проще могла бы стать моя жизнь, не попади я с вами на станцию «Василиск».

— Не знаю, как насчет проще, но безопаснее она бы точно была, — лукаво отозвалась Хонор. — Правда, я не склонна валить на себя всю вину. Тебе, Раф, никогда не хватало ума сидеть тихо и не высовываться.

— Это нечестно, мэм, — строго возразил он, — Дело вовсе не в том, что мне недостает ума не высовываться, а в том, что мне его вообще недостает. Точка.

Отсмеявшись, Хонор подняла кружку. Он ответил ей таким же салютом, а потом, снова откинувшись назад, спросил:

— Ну а теперь, когда это более или менее обговорено, что ещё у нас на повестке дня?

— Я так понимаю, что «Оборотень» сейчас заканчивает переоборудование, — сказала она.

Это прозвучало как вопрос, и Кардонес кивнул.

— Так точно, мэм. По плану ребята с верфи должны отпустить нас недели через две. Но я думаю, что они затянут. Как только начались мирные переговоры, все работы на верфи замедлились, а после того, как мы официально начали сокращать флот, и вовсе пошли черепашьими темпами.

— Знаю. И, честно говоря, не слишком расстроюсь, если вас задержат на стапелях подольше. У меня такое впечатление, что дела в Силезии идут все хуже и хуже, но время у нас ещё есть. Я бы, конечно, предпочла начать работу на станции как можно быстрее, но Адмиралтейство соберет все назначенные в моё оперативное соединение силы не раньше чем через месяц.

— Рад слышать, — откровенно сказал он, — а то я уже малость взмок.

— Ни один флаг-капитан не хочет, чтобы его адмирал подумал, будто он лодырничает. Но я сама была флаг-капитаном, Раф. Ускорить работу верфи ты не в силах. Так что пусть себе заканчивают работу, главное, чтобы все было сделано как следует.

— Вообще-то, это не единственная моя проблема, — признался он. — Капитан Тюрмонд, мой КоЛАК[19], только что взял отпуск по семейным обстоятельствам. Его жена погибла на Грифоне во время катания на лодке. У них было трое детей. Сомнительно, чтобы он вернулся к тому времени, когда мы будем готовы к отлету.

— Знаю, — повторила Хонор. — Но на этот счет не тревожься. Когда мы с адмиралом Драшкович обсуждали кадровые вопросы, я запросила для вас нового КоЛАКа. Ты его, кажется, знаешь. Капитан второго ранга… Тремэйн, насколько я помню.

— Скотти? Вы раздобыли для меня Скотти? — Кардонес сверкнул широкой белозубой ухмылкой. — Смею ли я надеяться, что с ним прибудет и Харкнесс?

— Да уж конечно, это парочка неразлучна, — хмыкнула Хонор.

— Фантастика! — Несколько секунд Кардонес восторженно ухмылялся, потом покачал головой. — Я начинаю подозревать, мэм, что в беседе с адмиралом Драшкович вы были сверхъестественно убедительны.

— Можно сказать и так, — согласилась Хонор.

— Разрешите спросить, кто ещё отправится с нами в Силезию?

— Давайте посмотрим. С нами будет командующий оперативной группой по фамилии Трумэн, и ещё один по фамилии МакКеон. — Хонор подняла глаза к потолку и задумчиво потерла подбородок. — Гранд-адмирал Мэтьюс пошел навстречу моей настоятельной просьбе и согласился освободить от службы коммодора Брайэм, чтобы она могла возглавить мой штаб. Операционистом я затребовала капитана Андреа Ярувальскую. Не знаю, знакомы ли вы, но она молодчина, Раф. Просто молодчина. Да, а старшим офицером медицинской службы будет Фриц Монтойя. — Она пожала плечами. — Пожалуй, было еще несколько назначений, о которых я просила особо, но главные я тебе назвала.

вернуться

19

командир крыла ЛАК.

75
{"b":"44280","o":1}