ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Запись для передачи, Мечья, — распорядилась секундой спустя Ферреро.

— Записываю, мэм, — ответила лейтенант МакКи.

— Капитан Гортц, — произнесла Эрика Ферреро ледяным тоном, — говорит капитан Ферреро. Ваше несанкционированное вмешательство в преследование мною подозреваемого в пиратстве представляет собой нарушение действующих соглашений, заключенных между Андерманской Империей и Звездным Королевством Мантикоры. Уничтожение вами корабля с экипажем, виновность которого не была доказана, без приказа остановиться и предупредительного выстрела не только является грубым нарушением флотских обычаев и межзвездного права, но и может быть расценено как хладнокровное убийство. Выражая решительный протест против ваших действий, я довожу до вашего сведения, что полный отчет об имевшем место инциденте будет передан мною в распоряжение моего командования и министерства иностранных дел Звездного Королевства. Я буду ходатайствовать о том, чтобы, согласно нормам межзвездного права, в отношении вас и команды вашего мостика было произведено расследование, я же намерена с нетерпением дожидаться того часа, когда вы, представ перед военным судом, попытаетесь объяснить и оправдать свои сегодняшние действия. Ферреро, конец связи.

— Записано, мэм, — еле слышно подтвердила МакКи.

Ферреро невесело улыбнулась расстройству в голосе офицера связи. Однако капитан считала себя обязанной отреагировать на действия Гортц жестко и бескомпромиссно, в особенности если эти действия на самом деле демонстрируют изменение политики АИФ по отношению к Королевскому Флоту. Командование всегда могло отступить от выбранной ею твердой позиции, но, пока её рапорт дойдёт до этого самого командования, она должна была предпринять все возможное, чтобы заставить андерманцев дважды подумать, прежде чем продолжать конфронтацию.

— Передавайте, — сказала она МакКи и повернулась к лейтенанту МакКлелланду, астрогатору.

— Разворачивайтесь, Джеймс. Уходим за гиперграницу. И рассчитайте кратчайший по времени курс к системе Марш.

— Есть, мэм!

Приземистый кареглазый офицер с каштановыми волосами — один из немногих служивших на борту «Джессики» сайдморцев — вчитался в показания дисплея и скомандовал рулевому:

— Идем обратным курсом на ускорении пять-ноль-пять g.

— Есть, сэр. Идем обратным курсом на ускорении пять-ноль-пять g, — подтвердил рулевой, и «Джессика Эппс» начала тормозить, прежде чем устремиться к гипергранице.

— Капитан, — произнесла МакКи официальным тоном. — Вас вызывает «Хеллбарде». Они достаточно… настойчивы.

— Игнорируйте, — сказала Ферреро тоном, холодным, как жидкий гелий.

— Есть, мэм! — ответила МакКи, и Эрика полностью сосредоточилась на своём мониторе.

Глава 18

Когда шаттл опустился на затянутую грейсонским туманом посадочную площадку, под кристаллопластовым навесом Хонор дожидалась темноволосая, темноглазая женщина. С прошлой встречи седины в её волосах заметно прибавилось, но мудрое спокойное лицо осталось прежним.

В отличие от мундира. Мерседес Брайэм имела в Грейсонском космофлоте чин контр-адмирала, но принадлежала к числу «позаимствованных» Грейсонским флотом мантикорских офицеров и потому сейчас надела коммодорский мундир КФМ. Хонор, приглашая её к себе начальником штаба, несколько волновалась, захочет ли она принять назначение, связанное с понижением в звании. Она знала Мерседес достаточно хорошо, чтобы не сомневаться, что она с искренне обрадуется предложению. Но то же самое знание внушало опасение, что долг и дружеские чувства могут заставить её принять это предложение, нравится оно ей или нет.

Впрочем, радостная улыбка коммодора Брайэм и волна сопутствующих улыбке эмоций показали, что все тревоги были напрасны.

— Мерседес! — воскликнула Хонор, шагнув с трапа.

Свежий, живой запах весеннего дождя окутал её, и она почувствовала знакомый металлический привкус. После недели, проведенной в искусственной атмосфере корабля, этот запах казался дыханием живой планеты, но при этом воздух Грейсона, если долго дышать им, был смертелен для любого, особенно для человека из другого мира как она сама. Она прекрасно знала это, но знания — одно, а ощущения — совсем другое, и она набрала полную грудь этой свежести, невзирая на протесты разума.

— Рада вас видеть, — продолжила она, пожимая протянутую Брайэм руку — крепко, но осторожно, памятуя о своей силе человека, родившегося в мире с высокой гравитацией.

— Взаимно, ваша милость, — откликнулась Мерседес, отвечая на пожатие, после чего кивнула Лафолле, Хауку и Маттингли.

Телохранители на миг вытянулись в струнку, отвечая на приветствие, и вернулись к обычной стойке. Еще двое харрингтонских гвардейцев держались позади, сопровождая личный багаж землевладельца.

— Занимайте места, ваша милость, — сказала Брайэм, с улыбкой махнув в сторону поджидавшего их аэрокара цветов лена Харрингтон, — и шофер мигом домчит вас и ваших друзей в Харрингтон.

— Как, разве не в Остин-сити? — удивилась Хонор.

— Нет, ваша милость. Гранд-адмирала Мэтьюса вызвали сегодня на верфи Ворона, откуда он сможет вернуться не раньше завтрашнего утра. Они с Протектором сошлись на том, что перед всеми официальными встречами вам не помешает побывать дома. Ваши родные с нетерпением ждут вас к ужину, на котором, как я понимаю, будет присутствовать и лорд Клинкскейлс с женами. Ваша матушка сказала, что она… э-э… хочет кое-что с вами обсудить.

Губы Хонор дернулись: к чувству радости примешался навязчивый страх. Ей было очень трудно удерживать мать на Грейсоне, подальше от Мантикоры, и стало еще труднее, когда, благодаря вмешательству Эмили, скандал утих. Алисон Харрингтон отнюдь не отличалась сдержанностью, когда дело касалось ее близких. Хонор живо представляла себе мамины фразочки из серии «а я вам говорила!», которые полетят — и полетят публично! — вонзаясь безжалостными кинжалами в видных мантикорских политиков.

— Думаю, у регента тоже есть вопросы по управлению леном, которые он желает обсудить с вами, пока есть возможность, — продолжила Мерседес.

«И он, надо думать, тоже не прочь спустить шкуры кое с кого из мантикорских политиканов, — отстраненно подумала Хонор. — Хотя бы чужими руками, коль скоро не может добраться до них лично».

— Этого более чем достаточно, чтобы занять вас на весь первый вечер на планете, а завтра в полдень Протектор ждет вас на неофициальный обед в своем дворце. Ну а потом, если вас это устроит, мы встретимся с гранд-адмиралом.

— Разумеется, устроит, — ответила Хонор и оглянулась на Лафолле. — Эндрю, ты наверняка захочешь проверить, не прячутся ли под сиденьями аэрокара убийцы, — сказала она, сопроводив слова одной из своих едва заметных кривых улыбок.

— Если коммодор Брайэм подтвердит под присягой, что салон аэрокара всё время находился под её пристальным наблюдением, я готов воздержаться от обычной скрупулезности, миледи, — ответил телохранитель.

В его тоне прозвучал лишь намек на иронию. Харрингтон рассмеялась.

— Пойдем быстрее, Мерседес, пока он не передумал! — сказала она.

Мерседес засмеялась и почтительно отступила на полшага, а телохранители, как всегда, образовали треугольник вокруг своего землевладельца. Сохраняя строгий порядок, все поднялись в аэрокар.

Забравшись на заднее сиденье роскошного бронированного аэролимузина, Хонор устроила Нимица у себя на коленях. Брайэм заняла место рядом, Эндрю спереди, на откидном кресле, а Маттингли вежливо, но твердо отстранил пилота и занял его место. Хаук расположился рядом с пилотом на месте оператора РЭБ[20]. Потратив несколько секунд на ознакомление с полетным планом, Маттингли плавно поднял машину в воздух и взял курс на Харрингтон-сити. Неизменные истребители заняли места по бокам лимузина: даже относительно короткий перелет обязательно сопровождал эскорт.

вернуться

20

радиоэлектронной борьбы.

79
{"b":"44280","o":1}