ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Голос его звучал спокойно, но во взгляде таилась решительная нота. Хонор, присмотревшись к Бенджамину, была поражена скрытыми за внешней невозмутимостью признаками усталости и озабоченности. И возраста, вдруг поняла она. Протектор в свои сорок семь был на тринадцать лет младше её, но выглядел старше Хэмиша… и Хонор ощутила острый укол боли, предвестник неизбежной утраты.

То же самое чувство она испытала прошлым вечером, когда сидя за столом с родителями, Верой, Джеймсом и Клйнкскейлсами, неожиданно поняла, как сильно сдал за последние несколько лет лорд Говард Клинкскейлс. Теперь, глядя на Бенджамина, она вновь увидела признаки того же процесса, хотя и зашедшего не столь далеко. Увы, это касалось многих её грейсонских друзей, не получивших пролонг. Годы неумолимо брали свое, и Хонор с испугом осознала, что её собеседник далеко уже не молод. Он был энергичен и бодр, однако темные волосы уже начали серебриться, а на лице появилось слишком много морщинок.

Над куполом громыхнул очередной громовой раскат, и она вдруг с дрожью ужаса вспомнила, что Протектор на пять лет моложе Эндрю.

Об этом думать совсем не хотелось, и она решительно сменила направление мыслей.

— Хотелось бы мне сказать, что ваша озабоченность меня удивляет.

— Разумеется, нет, — покачал головой Бенджамин. В глазах его были мудрость и сочувствие. — Хонор, тому, что я не спрашивал вас, есть ли хоть крупица истины в слухах, распускавшихся о вас и графе Белой Гавани, есть две причины. Первая и главнейшая сводится к тому, что вы оба это отрицали, а я не слышал, чтобы вы или он когда-либо сказали неправду. Чего, разумеется, нельзя сказать о людях, которые твердят, что вы лжете. Вторая причина, честно говоря, проще: если что-то и было, то это ваше дело, а не мое. И уж точно никак не касается Высокого Хребта с его прихлебателями.

Разумеется, вы вовсе не нуждаетесь в том, чтобы я это сказал, — спокойно продолжал он. — Я же, напротив обязан сказать вам это лично и напрямую — и как друг, и как ваш сеньор, поскольку вы заслуживаете подобных заверений с моей стороны. Но, боюсь, нам с вами необходимо обсудить, как именно все эти грязные нападки повлияли на отношения между Грейсоном и Звездным Королевством.

— Не лучшим образом, — угрюмо сказала Хонор. — Мы с вами достаточно много переписывались на эту тему.

— Верно, — кивнул Бенджамин. — Но тот факт, что вы собираетесь в Силезию, отнюдь не способствует разрешению кризиса.

Хонор хотела было возразить, но Протектор остановил её жестом.

— Я понимаю, что вы согласились на это назначение, поскольку осознаете свою ответственность перед сайдморцами, а также считаете, что ваш долг по отношению к королеве и Звездному Королевству превыше отношения к нынешнему правительству. Мотивы, которыми вы руководствуетесь, вызывают у меня не только одобрение, но и восхищение. Однако здесь, на Грейсоне, действуют влиятельные политические силы, особенно среди Ключей, подталкивающие меня к пересмотру нашего статуса в Альянсе, и они открыто утверждают, что правительство Высокого Хребта, каковы бы ни были официальные отговорки, фактически отправило вас в ссылку.

— Этого я и боялась, — вздохнула леди Харрингтон. — И, к сожалению, понятия не имею, что с этим делать.

— Я тоже. У меня и в мыслях нет просить вас пересмотреть ваше решение. Во многих отношениях оно кажется мне правильным, хотя лично вам грозит весьма неприятными последствиями, особенно если в Силезии всё пойдет так, как я боюсь.

— У вас есть определенные основания для опасений? — заинтересованно спросила она.

— Конкретных нет, — покачал головой Бенджамин. — Но мы с Грегори внимательно изучаем все разведывательные материалы, и картина, вырисовывающаяся на основе их анализа, нас не радует.

— Я тоже была не в восторге от документов, предоставленных адмиралом Юргенсеном. Но вы говорите так, словно вам с Грегом удалось выяснить нечто более неприятное.

— Не знаю, насколько «неприятное», но у меня есть ощущение, что мы увидели больше.

— В каком смысле? — нахмурилась Хонор.

Её сосредоточенность сменилась напряжением. Грегори Пакстон служил офицером разведки в её штабе, когда она здесь, у звезды Ельцина, командовала своей первой эскадрой. Этот блестяще образованный, имевший несколько ученых степеней офицер являлся одним из лучших аналитиков, с какими ей доводилось работать. Лорд Прествик забрал Пакстона из флота, когда появилась необходимость в новом шефе Разведки Меча, и, судя по всему, в этом качестве Грегори раскрылся еще более полно, чем под её командованием.

— Я не упоминал об этом в письмах к вам, — признался Бенджамин, — потому что в Звездном Королевстве у вас и без того хватало забот. Мне, откровенно говоря, не хотелось добавлять к ним свои, возможно беспочвенные, подозрения. Но адмирал Гивенс, прежде чем… уйти на отдых, передала Грегу весь массив исходных данных от своих источников вместе с личными выводами и прогнозами. Увы, после того как она покинула Адмиралтейство, получаемая нами информация куда как более скудна.

— Как?

— Мы больше не получаем исходной информации. Официально разведка объясняет это режимом секретности, но, если уж быть совсем откровенным, многим нашим разведчикам столь рьяная забота о соблюдении режима, — проявившаяся сразу же после прихода адмирала Юргенсена, — представляется оскорбительной.

Бенджамин говорил спокойно, как бы между прочим, однако Хонор ощутила тщательно подавляемый гнев и поняла, что такое положение кажется оскорбительным не только сотрудникам разведки.

— Насколько мне известно, — продолжил он, — адмирал Юргенсен не смог указать ни одного эпизода утечки или разглашения нами совместно использовавшихся разведывательных материалов. Чего нельзя сказать о РУФ, ибо зафиксировано как минимум два случая, когда переданная им информация становилась достоянием хевов. Кроме того, Юргенсен хотя и не заявил об этом напрямую, но косвенно дал понять, что ему внушает беспокойство наличие на нашем флоте «хевенитских перебежчиков».

Ноздри Хонор затрепетали, глаза ее вспыхнули гневом.

— Альфредо и Уорнер — самые достойные и надежные люди, каких я знаю! — резко проговорила она. — А если кто-то вроде Юргенсена…

— Тише, Хонор. Тише, — покачал головой Бенджамин. — Так и знал, что вы взорветесь. Я с вами совершенно согласен. И, пожалуйста, поверьте мне, паранойя Юргенсена в нашей звездной системе никого не волнует. Мы абсолютно доверяем нашим «перебежчикам».

— Надеюсь! — хмыкнула Хонор, усилием воли заставляя себя расслабиться.

Нимиц перетек с высокого табурета ей на колени и уселся на самые задние лапы, став похожим на луговую собачку со Старой Земли. Спиной он привалился к Хонор, а та крепко обняла его живой рукой.

Хонор знала Альфредо Ю и Уорнера Кэслета слишком хорошо и ни секунды не сомневалась в том, что они оба горячо приветствуют преобразования, проводимые в Республике Хевен Элоизой Причарт и Томасом Тейсманом. Оба они были хорошо знакомы с Тейсманом, более того, Ю являлся для него наставником и примером для подражания (как Курвуазье для самой Харрингтон), и, конечно же, оба офицера тосковали по родине и были бы рады помочь её возрождению.

Но они были благородными людьми, безусловно преданными Грейсону и Мантикорскому Альянсу. Альфредо Ю более трех стандартных лет назад стал гражданином Грейсона. Разумеется, если бы их новая родина вновь вступила в конфликт с прежней, решение о сохранении верности Грейсону далось бы обоим нелегко, однако никаких сомнений ни у кого не вызывало.

А ведь из-за того, что Высокий Хребет не желает вести нормальные переговоры о заключении мирного договора между Альянсом и Хевеном, Уорнер и Альфредо формально остаются военными предателями, и их положение только ухудшается, мрачно думала Хонор, все еще дрожа от ярости, охватившей её при мысли, что Юргенсен, политический дегенерат, притворившийся адмиралом, осмеливается так чернить репутацию настоящих флотских офицеров.

— Во всяком случае, — продолжил Бенджамин, убедившись, что собеседница взяла себя в руки, — Юргенсен, хотя и в вежливой форме, дал понять, что сомневается в нашей системе обеспечения безопасности, игнорируя при этом явные изъяны собственной. А с учетом послужного списка и крайнего высокомерия этого человека многие из старших сотрудников Грегори, и в первую очередь те, кто работал с Ю с момента создания гвардейской эскадры, восприняли его предположение, что мы относимся к обеспечению секретности менее ревностно, чем спецслужбы Звездного Королевства, как оскорбительную инсинуацию.

81
{"b":"44280","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Токийский Зодиак
Сплин. Весь этот бред
Сердцеедка без опыта
Час трутня
Радикальное Прощение. Духовная технология для исцеления взаимоотношений, избавления от гнева и чувства вины, нахождения взаимопонимания в любой ситуации
Безликий. Возрождение
Мужчины с Марса, женщины с Венеры. Джон Грей (обзор)
НИ СЫ. Восточная мудрость, которая гласит: будь уверен в своих силах и не позволяй сомнениям мешать тебе двигаться вперед
Я не зову тебя назад