ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Учебный бой завершен! — прозвучало по радио, но это объявление утонуло в возбужденных криках людей, работавших в БИЦ «Властелина».

— Это всего лишь симуляция! — напомнил Клапп, старательно перекрикивая поднявшийся шум и радостные вопли Андерса.

— Но самая лучшая симуляция, какую нам удавалось разработать, — ответила Форейкер. — Не говоря уж о том, что при моделировании ситуации мы исходили из самой пессимистической оценки наших сравнительных возможностей. Нет, Митчелл, что ни говори, — она ухмыльнулась почти так же широко, как Андерс, — исход реального боя мы могли только преуменьшить.

— Только первого, — заметил Клапп, махнув в сторону начальника штаба. — Как справедливо указал капитан Андерс, стоит нам применить этот маневр один-два раза, они найдут адекватный ответ. По крайней мере, используют большее рассредоточение и выставят перед собой заслон из нескольких последовательных волн беспилотных платформ, чтобы уничтожить их было труднее.

— До этого они додумаются, — согласилась Шэннон, — да, наверное, не только до этого. Разумеется, при следующих столкновениях наши потери круто пойдут вверх. Но суть оперативной концепции состоит как раз в том, что, не имея возможности сравниться с ними в способности уничтожать с помощью ЛАКов звездные корабли, самое большее, на что мы можем надеяться, — это навязать им борьбу «на измор». Нейтрализовать их способность наносить противокорабельные удары, раз уж наша техническая база не позволяет нам самим обзавестись подобной. Именно это и было сейчас проделано, Митчелл. То, что мы видели, не слишком изысканно и красиво, но обладает куда более важным достоинством: оно работает. — Она покачала головой. — Признаюсь честно, искренне надеюсь, что нам никогда не придется испытать ваше детище в реальных условиях. Но если всё же придется, думаю, результаты будут близки к тому, чего вы добивались.

Глава 21

— Плевать мне на всё, что говорят «эксперты» из разведки! — буркнул Арнольд Джанкола. — Я и без них знаю, что чертовы манти не собираются возвращать нам захваченные звездные системы.

Он откинулся в кресле и обвел сердитым взглядом стол роскошной, обшитой драгоценными панелями частной совещательной комнаты в здании, некогда именовавшемся Залом Народа. Теперь архитектурному комплексу вернули более старое название: Зал Сената. Вообще-то, государственный секретарь находился здесь для того, чтобы обратиться к сенатскому Комитету по иностранным делам. Однако заседание должно было начаться только через полтора часа, и он, прибыв заранее, решил в ожидании потратить несколько минут на неспешную беседу с близкими друзьями.

Один из них, сенатор Самсон МакГвайр (по совместительству председатель сенатского Комитета по иностранным делам и старый приятель Джанколы), с почти видимым усилием подавил вздох, и вместо этого покачал головой.

— Арнольд, ты говорил это и раньше. Не скажу, что ты совсем не прав, но давай взглянем правде в глаза. У манти нет причин для того, чтобы цепляться за большинство из этих систем. Черт, да все они, кроме полудюжины висели дотационной гирей на шее старого режима! Зачем кучке думающих лишь о своей мошне плутократов убыточные владения?

— А почему они их не возвращают? — гневно спросил Джанкола. — Господь свидетель, мы пытаемся договориться с ними невесть сколько времени. Кроме того, по последним отчетам экономика некоторых из этих систем уже начала приходить в порядок. Так разве не лучше, чтобы они участвовали в возрождении нашей общереспубликанской экономики? Не сомневаюсь, живущие там люди предпочли бы работать на наше государство, вместо того, чтобы всего лишь отрабатывать зарплату на принадлежащих манти предприятиях и концессиях. Но их экономики уже начинают приносить доход — по крайней мере, для самих манти, если не для народа, у которого манти их украли. А если манти превратят оккупированные системы в источник прибыли, то что останется от твоего аргумента?

— И не забудьте о соображениях военного характера! — вставил сенатор Джейсон Джанкола. — Они захватили эти системы, прежде всего, чтобы использовать их как трамплин для прыжка во внутреннее пространство Республики. Таким образом, у них имеется минимум одна причина удерживать захваченное, причем причина, не имеющая отношения к экономике.

— Знаю, — неохотно согласился МакГвайр.

В отличие от большинства сенаторов республики Самсон был выходцем из семьи, принадлежавшей к Законодателям. Семья эта занимала не настолько высокое положение, чтобы привлечь внимание Народного трибунала во время чисток, но в войне с Мантикорой сенатор потерял двух кузенов и племянника, так что относился к Звездному Королевству с глубоким недоверием и враждебностью.

— На самом деле, Арнольд, — продолжил Самсон, — поэтому я собираюсь тебя поддержать, пусть и не думаю, что с экономической точки зрения твои идеи имеют хоть какой-то смысл.

— Весьма содержательная дискуссия, — резко и нетерпеливо высказался очень молодой по сравнению с остальными присутствующими депутат Джеральд Юнгер. Как и госсекретарь, он, собственно говоря, был здесь посторонним, но многие депутаты регулярно посещали Зал Конгресса, и Юнгер принадлежал к их числу. — Беда только в том, что президент Причарт придерживается по данному вопросу точки зрения, существенно отличающейся от прозвучавших здесь. И, при всем моем уважении к госсекретарю, политику кабинета определяет она.

— Да, определяет… пока, — признал старший из братьев Джанкола. — Но не всё так просто, как может показаться со стороны. Тейсман, конечно, с ней заодно. Анрио, ЛеПик, Грегори и Сандерсон — в большей или меньшей степени тоже.

Рашель Анрио занимала пост министра финансов, Деннис ЛеПик — генерального прокурора, Стэн Грегори — министра по делам городского развития, а Вальтер Сандерсон — министра внутренних дел.

— … Однако Сандерсон уже склоняется к моему видению проблемы, а Несбит, Стонтон и Барлой в приватных беседах говорили, что они на моей стороне.

Тони Несбит возглавлял министерство торговли, Сандра Стонтон — министерство развития биологических наук, а Генриетта Барлой — министерство технологий.

— … Вот и получается, что, если Сандерсон решится открыто выступить на моей стороне, кабинет расколется на две равные половины.

— В самом деле? — удивился Юнгер. Лицо его сделалось задумчивым.

— Так и есть, черт бы меня побрал, — заверил его госсекретарь.

— А как насчет Траяна и Ушера? — спросил Юнгер.

Федеральная разведывательная служба Вильгельма Траяна и Федеральное следственное агентство Кевина Ушера были подчинены министерству юстиции и отчитывались перед ЛеПиком, к величайшему недовольству Джанколы. По его глубокому убеждению, министерство юстиции по праву контролировало ФСА, но ФРС следовало отдать в ведение министерства иностранных дел. Причарт, однако, смотрела на это иначе и объединила два силовых ведомства под руководством ЛеПика. Как полагал Арнольд, в пику ему.

— Оба смотрят в рот президенту, — язвительно сказал он. — А чего ты хотел? Но они ведь даже не члены правительства, а просто чиновники, хоть и высокопоставленные. В конце концов, на расстановку сил в кабинете их мнение все равно не влияет.

— Расстановка сил в кабинете тоже мало на что влияет, — спокойно указал МакГвайр. — Элоиза Причарт у нас президент, и по Конституции один её голос перевешивает голоса всех членов кабинета, вместе взятых. А если бы и нет: ты что, и вправду хочешь пойти на риск раздразнить Тома Тейсмана?

— Будь на его месте Пьер или Сен-Жюст, я бы не рискнул, — откровенно признался Джанкола. — Но этот другой. Он и вправду одержим идеей восстановления «власти закона». В противном случае президентом был бы он, а не Причарт.

— И если он решит, что ты бросаешь вызов этой самой «власти закона», у тебя появится возможность обменяться мнениями с Оскаром Сен-Жюстом, — сухо сказал МакГвайр.

— Не решит, пока всё, что я делаю, полностью укладывается в рамки Конституции, — возразил Джанкола. — Если я ничего не нарушу, он ничего со мной не сделает, не превысив свои полномочия, а на это Тейсман не пойдет. Это будет всё равно, что задушить собственного ребенка.

91
{"b":"44280","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Тёмный ручей
Код судьбы. Бацзы. Раскрой свой код успеха
Город, написанный по памяти
Трансерфинг реальности. Ступень II: Шелест утренних звезд
Вокруг света за 80 дней
Гробницы пяти магов (СИ)
Метро 2033: Холодное пламя жизни (сборник)
Брисбен
Рыжее несчастье для босса