ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Эта мысль приходила мне в голову, — признался Джанкола. — Кстати, Королевский Флот только что официально объявил об усилении оперативной группировки на Сайдморе. Джейсон?

— Согласно прозвучавшему на последнем совещании Комитета по делам флота, они направляют туда не меньше пяти эскадр кораблей стены, плюс как минимум одну эскадру носителей. Конечно, эта информация наверняка устарела, поскольку курьер добирался от Звезды Тревора около двух недель. Собственно говоря, если они выдержали изначальный график, их корабли должны быть уже в пути, но разведка флота уверяет, что они наверняка опаздывают. Но пусть не сразу, в Силезию все равно прибудут значительные силы. А командовать ими назначили не кого-нибудь, а Харрингтон.

— Надо же! — МакГвайр призадумался.

— Вот именно. Всем известно, что их с Высоким Хребтом сложно назвать сердечными друзьями, — сказал госсекретарь, — но даже он должен понимать, что она один из лучших флотоводцев Звездного Королевства. Тот факт, что они посылают в Силезию более трех десятков кораблей стены, да еще и во главе с таким адмиралом, говорит, что они готовятся занять в отношениях с андерманцами довольно жесткую позицию.

— А судя по вопросу, затронутому послом фон Кайзерфестом во время обеда с тобой, андерманцы, похоже, готовы проявить такую же… твердость, не так ли? — сказал, размышляя вслух, МакГвайр.

— Эта мысль также приходила мне в голову, — ответил Джанкола. — Кроме того, если дела пойдут совсем худо, манти придется перебросить в Силезию все свободные силы. А это означает неизбежное ослабление флота, который они смогут выставить против нас.

— Не уверен, что мне нравится этот разговор, Арнольд, — произнес МакГвайр с несколько обеспокоенным видом. — Одно дело — рассматривать возможность дезориентировать Высокого Хребта и Декруа в международном положении, а совсем другое — целенаправленно разжигать новый военный конфликт с манти! Ты разве забыл, что с нами сделал Восьмой флот? А вот я помню, и, уверяю тебя, как бы я не расходился с президентом по вопросу занимаемой ею позиции на переговорах, поддерживать что-либо, способное вернуть нас к тому положению, я не стану.

— И я тоже, — заверил его Джанкола, — но именно та ситуация повториться уже не может.

— Мы уже не первый месяц слышим от тебя хитроумные намеки, но до сих пор было много тумана и ничего конкретного, — произнес МакГвайр ледяным тоном. — А я скажу откровенно: только конкретные факты и очень веские аргументы могут убедить меня в том, что, задирая манти, мы не попадем в эту мясорубку снова. Ты можешь думать, что мы сумеем избежать этой ситуации или, по крайней мере, выжить, получив по зубам. Но я, видишь ли, не согласен с тобой и, при всём уважении, не готов поставить под удар существование Республики в слабой надежде на то, что ты все-таки знаешь, о чем говоришь.

— Я не «все-таки знаю», — спокойно ответил Джанкола. — Я абсолютно уверен. Что бы я ни думал о Тейсмане, когда дело касается внешней политики и его явной неспособности соотнести теорию с реальностью, как только речь заходит о власти закона, в его способностях флотоводца я не сомневался никогда. Ты с этим согласен?

— Нужно быть идиотом, чтобы не согласиться, — отрезал МакГвайр.

— Рад это слышать, — отозвался Джанкола, — потому что именно с ним связаны мои «хитроумные намеки». Дело в том, что наш доблестный военный министр, не беспокоя никого излишними докладами, в глубокой тайне, без шума, но зато с исключительной эффективностью предпринимал особые меры по исправлению нашей военной несостоятельности.

— И в чем это выражалось? — настороженно спросил МакГвайр.

— По счастливому стечению обстоятельств, Самсон, у нас есть возможность ответить на твой вопрос, — спокойно сказал Арнольд Джанкола и повернулся к брату. — Джейсон, почему бы тебе не рассказать Самсону и Джеральду о «Болтхоле» нашего милейшего адмирала?

Глава 22

До Силезии они добирались не совсем обычным маршрутом.

При нормальных обстоятельствах мантикорское оперативное соединение, направляющееся в Силезию, прошло бы через терминал Мантикорской туннельной Сети у Грегора. Однако Грегор являлся андерманской звездной системой, расположенной в сердце Империи. Сам терминал считался собственностью Звездного Королевства, которое имело право держать в системе силы, необходимые для его обороны, включая базу флота, но остальным пространством системы владела Империя.

Вот почему Хонор решила пройти по «Треугольнику» в обратном направлении. Большинство капитанов торговых судов предпочитали прыгнуть к Грегору, оттуда направлялись в Силезию, а затем возвращались домой через Василиск. Хонор же направила своё Тридцать четвертое оперативное соединение «на север», к Василиску, а уж оттуда «на запад», в Силезию. Путь был далеко не самый быстрый, поскольку чтобы попасть на Марш, ей требовалось пересечь чуть ли не всю Конфедерацию, но это был единственный способ избежать недоразумений с анди до того, как она достигнет зоны своей ответственности. Разумеется, ей не улыбалось лететь лишних тридцать четыре световых года, но даже в дзета-полосе гиперпространства переход удлинялся меньше чем на пять дней, а в данных обстоятельствах такая задержка была вполне допустимой.

Правда, не все офицеры с этим соглашались.

— А я все равно считаю, что все эти кошачьи подкрадывания просто смешны, — ворчал Алистер МакКеон.

Он, Элис Трумэн и их начальники штабов прибыли ботом на борт «Оборотня» по приглашению Хонор. Её званые обеды давно стали легендой Королевского Флота, и все знали, что от гостей обязательно ожидается высказать свое мнение и поделятся тревожащими их проблемами. МакКеон знал об этом лучше, чем кто бы то ни было, и Хонор заранее ожидала, что он — в который раз — затронет болезненную тему, как только разольют вино.

— Это не подкрадывания, Алистер, — мягко ответила она, потягивая крохотными глоточками какао, в то время как гости смаковали отменное сфинксианское бургундское. Сама Хонор вино не жаловала, но точно знала, что напиток великолепный, поскольку подбором вин для неё занимался отец.

— Что вижу, то и говорю, — сказал МакКеон с кривой ухмылкой. — Для меня всё это похоже на то, как подкрадывается кошка. Извини, Нимиц, — добавил он, повернувшись к сидевшему рядом с Хонор на высоком стуле древесному коту, который весело оскалил на него белоснежные клыки.

— По многим причинам должна согласиться с Алистером, — поддержала его Трумэн. — Хотя, конечно, мы с Призраком найдем, чем полезным заняться в добавочное время.

Она кивнула в сторону капитана первого ранга Крейга Гудрика, начальника её штаба, который заработал свое прозвище за успехи в разработке средств радиоэлектронной борьбы первых ЛАКов класса «Шрайк». За непритязательным фасадом скрывались одни из лучших мозгов Королевского Флота — по крайней мере, когда эти мозги удавалось оторвать от размышления над пришедшими со сдачи картами.

Сейчас он пожал плечами.

— Собственно говоря, мэм, я вовсе не возражаю против долговременного перехода. Не скажу, что я очень боюсь ущемить чувства анди, тем более что от них все равно один геморрой, но, учитывая реалии комплектования экипажей наших ЛАКов, я обрадуюсь любому дополнительному времени, которое можно потратить на тренировки.

— Ересь! — решительно заявил МакКеон, но в глазах его блеснули искорки.

Коммандер Розли Орндорф, начальник его штаба, громко прыснула. Смешок у этой внушительной по комплекции особы также звучал весьма внушительно, и одновременно смешливо мяукнул сидевший рядом с ней на высоком стуле древесный кот. Хонор знала Орндорф не слишком хорошо, однако эта пепельная блондинка принадлежала к числу немногочисленных флотских офицеров, принятых котами. Её Баньши, похоже, не возражал против того, что его человеческое имя означает мифологическую предвестницу смерти. Он был чуть моложе Нимица — примерно ровесником Саманты — и, по мнению Хонор, весьма напоминал Нимица непритязательным чувством юмора.

93
{"b":"44280","o":1}