ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
У природы нет плохой погоды…
Бригадный генерал. Плацдарм для одиночки
Карма любви. Вопросы о личных отношениях
Пакт Молотова-Риббентропа. Тайна секретных протоколов
45 татуировок менеджера. Правила российского руководителя
Куриный бульон для души. 101 лучшая история
Новогодние истории
Анатомия счастья
По следу тигра

А ведь ей приходилось не только сражаться, но и обеспечивать своих бойцов снаряжением, поступавшим с Вишну. Без помощи Саймона у них давно бы кончились патроны, ракеты и мины, необходимые для долгой и изнурительной борьбы с сухопутным линкором 20-й модели. Но руководители ДЖАБ’ы скоро догадаются, что повстанцы получают оружие и боеприпасы из других миров. Братец и сестра Санторини не так глупы, чтобы не смекнуть, в чем тут дело.

Впрочем, джабовцы уже поняли, что посылать шпионов в Каламетский каньон — бесполезно. Ни один горожанин не мог выдавать себя за фермера так искусно, чтобы обвести вокруг пальца бойцов Кафари. Дело в том, что ни руководство ДЖАБ’ы, ни простые жители городов не знали жизни фермеров и не понимали кодовые фразы, которые Кафари и ее командиры использовали для общения со своими бойцами.

Например, фраза «в субботу вечером танцы у Кошачьего Когтя» говорила не просто о вечеринке, а о хорошо известном всем каламетским фермерам событии, произошедшем почти сто двадцать лет назад, когда во время субботних танцев на ферме возле утеса Кошачий Коготь на Джефферсон напали яваки. Тогда собравшиеся на праздник фермеры бросились прятать детей в подвалы, схватились за оружие и оказали явакам такое же яростное сопротивление, как и Кафари с Дэнни Гамалем сто лет спустя.

Любой каламетский фермер, услышавший о «субботних танцах у Кошачьего Когтя», сразу начинал спрашивать, где лежит оружие, городской же шпион выдавал себя тем, что пускался в длительные расспросы. Таких чаще всего расстреливали.

Кафари подозревала, что джабовцы могут появиться в штабе «коммодора Ортона» под видом людей с других планет, выдавая себя за представителей поставщиков оружия. Поэтому Кафари, как правило, не встречалась лично с теми, кто снабжал ее всем необходимым с Мали или Вишну. Более того, вновь прибывшие оружие и боеприпасы тщательно проверялись на наличие химических меток, по которым их местоположение можно было бы определить с орбиты.

Заботясь о собственной безопасности, Кафари приказала работникам своего штаба не пользоваться оружием и боеприпасами, поступившими из других миров или даже захваченными во время периодических рейдов на джабовские арсеналы. Они носили только оружие, захваченное во время самого первого нападения на арсенал у Барренского утеса, на котором не могло быть никаких меток или жучков.

Кафари прошла к своему командному автомобилю, похожему на допотопный фургон с дырявыми бортами. На самом деле он был напичкан самым совершенным оборудованием, какое только удалось заполучить на Вишну. В настоящий момент в этом фургоне сидел и «гость» повстанцев — человек, предложивший продать им оружие и заявивший, что у него есть важные новости лично для коммодора Ортона. Этого человека предварительно раздели до гола и обыскали с такой тщательностью, на какую был способен только Дэнни Гамаль. В результате этого проводившегося при помощи целого арсенала медицинских инструментов унизительного и болезненного осмотра не было обнаружено ничего подозрительного.

Гостя усыпили при помощи легких наркотиков и доставили в штаб Кафари. Она поговорит с ним, не раскрывая лица. Потом его снова погрузят в сон и отвезут в город, откуда он отправится на Вишну. Если же его поведение покажется подозрительным, его убьют, а труп бросят там, где гуляют голодные ягличи.

Кафари забралась в фургон и прошла в самый его конец. Дэнни Гамаль поднялся туда вслед за ней и закрыл за собой двери. Уже сидевший в фургоне Красный Волк кивнул Кафари, которая заняла место за столиком, по другую сторону которого сидел с завязанными глазами гость. Он был прикован наручниками к креслу, из которого ему было не достать Кафари даже ногой. На нем были одежда и обувь, в которые его нарядили люди Кафари.

Кафари села в кресла и сжала в руке рукоятку пистолета, с которым никогда не расставалась. Несколько мгновений она разглядывала сидевшего перед ней человека. Он был маленького роста, а его кожа была еще темнее, чем у нее, несмотря на четыре года, проведенные ею под палящим солнцем Дамизийских гор. Как и многие уроженцы Вишну, он был худощав. Прямые черные волосы спадали на плечи мужчины.

Кафари не сняла шлема, опасаясь ускользнувших от внимания ее людей микрокамер, которые могли быть имплантированы в кожу торговца оружием. Она показывала лицо лишь самым близким и верным друзьям.

Заметив, что сидящий напротив ее человек утомлен I испытаниями, пройденными за последние сутки, Кафари сразу перешла к делу.

— Мне сказали, — негромко пробасила через динамик Кафари, — что вы хотите мне что-то сообщить. Слушаю вас, господин Гришанда.

Гришанда повернулся на ее голос.

— Да. Мне надо поговорить с коммодором Ортоном, — его слова звучали весьма спокойно.

— Слушаю вас, — повторила Кафари.

— А нельзя ли развязать мне глаза и освободить руки?

— Может, вам еще и ключи от моей спальни?

К удивлению Кафари, Гришанда ослепительно улыбнулся:

— Осторожность — залог здоровья командира повстанцев… Ладно, буду говорить вслепую.

Решив не задавать наводящих вопросов, Кафари молчала.

— У моих хозяев есть для вас кое-что интересное, — так же невозмутимо продолжал Гришанда.

Кафари по-прежнему молчала.

— Мне говорили, что у вас есть тяжелая артиллерия, — сказал он, скорее спрашивая, чем утверждая.

— Джабовцы могут и не такое наговорить! Не всему следует верить.

Гришанда усмехнулся.

— Не вижу ничего смешного, — нахмурившись, сказала Кафари. — Не забывайте, что вы полностью в моей власти.

— А вы не забывайте, что я — индус, — пожав плечами, ответил Гришанда. — Мы верим, что существуем в разных ипостасях на протяжении многих тысяч лет. И каждый раз возрождаемся все более и более совершенными существами. Не скажу, что я в восторге от своей нынешней жизни и очень надеюсь на лучшее в следующей. Так что в вашей власти сделать мне большое одолжение…

С этими словами Гришанда подарил Кафари очередную ослепительную улыбку.

Кафари невольно усмехнулась:

— Вы идеально подходите для вашего задания… А почему вас интересует моя артиллерия?

— Меня интересует не то, что у вас есть, а то — что может быть.

Кафари задумалась:

— Ну и что же вы можете мне предложить?

— Трехсотпятимиллиметровые самоходки.

— Откуда они у вас? — подскочив в кресле, спросила Кафари.

— Значит, они вас интересуют? — вновь улыбнулся Гришанда.

Поборов нетерпение, Кафари молчала. Она опасалась ловушки, замаскированной под заманчивое предложение.

— Вы терпеливы, друг мой, — сказал Гришанда. — Это очень хорошо. Чтобы получить мой товар, вам потребуется много терпения и осторожности… Мы знаем, какую опасную борьбу вы ведете, и хотим вам помочь… Если, конечно, договоримся о цене…

— Дело не только в цене…

Гришанда перестал улыбаться и, несмотря на наручники, выпрямился в кресле.

— Совершенно верно, — негромко проговорил он таким тоном, словно Кафари только что прошла какое-то тайное испытание. — Что ж, коммодор Ортон, я сам отвечу на некоторые вопросы, которые вы пока не задали.

Поудобнее устроившись в кресле, Кафари приготовилась слушать Гришанду хоть всю оставшуюся ночь.

— Когда началась война, — начал назвавший себя Гришандой человек, — с той стороны Силурийской бездны стали прибывать корабли с беженцами, спасавшимися от яваков. Некоторые из этих беженцев жили раньше в мирах, располагавших тяжелой артиллерией. Она не могла отбить нападение яваков, но задержала их настолько, что часть населения успела бежать на кораблях… Да будет вам известно, коммодор, — на Вишну прибыло гораздо больше звездолетов с беженцами, чем на Джефферсон. Уцелевшие люди были в панике. Они мечтали оказаться как можно дальше от свирепствовавших яваков. Во время бегства с родных планет они захватили с собой уцелевшую тяжелую артиллерию и, высадившись на Вишну, захотели ее продать, чтобы на вырученные средства улететь еще дальше…

Кафари заметила, как у Дэнни Гамаля загорелись глаза, а Красный Волк заерзал на стуле. Гришанда сумел овладеть вниманием слушателей.

116
{"b":"44286","o":1}