ЛитМир - Электронная Библиотека

— Да, — негромко проговорил он, словно разговаривая с самим собой. — Совершенно верно…

— Что «совершенно верно»? — отпрянув, возмущенно спросила девушка.

— Вы похожи на свою мать, — пробормотал незнакомец так, словно вообще ее не слышал. — Ее нос, ее щеки, ее глаза…

— При чем здесь моя мать?! — нахмурившись, воскликнула Елена.

Незнакомец молчал и долго изучал взглядом не знавшую уже, что и думать, девушку.

— Вашу мать зовут Кафари Камара, — наконец сказал он. — Точнее, Кафари Хрустинова. Я ее двоюродный брат.

— Двоюродный брат?! — с трудом выдавила из себя Елена. — Как вас зовут?

— Эстебан Сотерис. Я ушел на войну в тот день, когда умер президент Лендан, — ответил мужчина, не сводя глаз с Елены. — С тех пор я не видел Кафари. Как она?

Увидев выражение лица девушки, он поперхнулся:

— Что с вами?! Что случилось?!

У Елены по щекам текли горючие слезы, хотя за последние четыре года она ни разу так не оплакивала мать. Наконец девушка немного успокоилась и сказала:

— Ее застрелили.

— Как «застрелили»?! — прошептал ошеломленный Эстебан. — Кто?! Грабители?!

— Нет, не грабители, — веско ответила Елена. — Сотрудник полиции госбезопасности. В космопорте. После того как она тайно отправила меня с Джефферсона.

Эстебан засверкал глазами, а у него на скулах заходили желваки.

— Где твой отец? — хрипло спросил он.

— Здесь. То есть дома.

— Здесь?! На Вишну?! Да что вообще происходит на Джефферсоне?!

Елена рассказала своему дяде все, что могла. Страшная правда с трудом укладывалась в сознании ошеломленного Эстебана. Он снова и снова переспрашивал племянницу, стараясь как следует понять, что же происходит у него на родине. Он прислушивался к интонациям девушки, следил за ее мимикой. Елену еще никто так внимательно не слушал. Кроме того, никто и никогда не делал сразу таких глубоких выводов из ее сбивчивых рассказов. Выслушав отчет о ситуации на Джефферсоне, с которым впервые в своей жизни выступила Елена, Эстебан долго сидел, молча сверля жестким взглядом усталых глаз свою опустошенную пивную кружку.

Наконец он поднял на девушку глаза и спросил:

— А здесь бывают команды кораблей, летавших на Джефферсон?

— Иногда. Сейчас туда летает только пять или шесть кораблей. Капитанам не нравится летать на Джефферсон, — с горечью в голосе сказала Елена. — Что взять с ДЖАБ’ы, кроме вранья?! С нашей планеты больше не экспортируют ничего, кроме беженцев. На ложь ДЖАБ’а не скупится, а вот беженцев в последнее время почти совсем не выпускают. Кроме того, ДЖАБ’а почти полностью разрушила джефферсонскую экономику, и у правительства нашей планеты вообще нету денег что-нибудь покупать. Простым людям импортные товары не по карману. Да и джабовским главарям теперь нечем платить за предметы роскоши, которые они желают.

Елена залпом опорожнила стакан с дорогим вином, ощутив при этом не его изысканный вкус, а легкое головокружение.

Немного придя в себя, она сказала:

— Мы и сами знаем не все, что происходит дома, но до нас доходят страшные новости. Вместе с остальными студентами из каламетских фермеров я специально нанялась на работу в бар возле космопорта, стараясь побольше узнать.

— Нам очень хочется полететь домой и хоть что-нибудь сделать для Джефферсона, — проговорила она, нервно теребя салфетку. — Но нас мало, и что мы против линкора? 1

Эстебан сосредоточенно размышлял над ответом девушки, когда раздался настойчивый сигнал ее наручного коммуникатора. Елена вздрогнула.

— Я ждала этого сигнала, — дрожащим голосом сказала она. — На Вишну прибыл корабль с Джефферсона. Мы поджидаем его команду. Сначала она пару часов занималась разгрузкой, а теперь члены экипажа сойдут на планету и будут всю ночь гулять в барах и ресторанах. У нас есть наблюдатель на терминале, который сигналит нам, когда команда готова высадиться на Вишну. Это его позывной.

— И сколько же вас? — с уважением осведомился Эстебан.

— Двадцать три человека. Мы распределились по барам, ресторанам и казино у самого космопорта. В первую ночь после полета команды космических кораблей обычно идут в первое попавшееся заведение. А по данным капитана космопорта, на прилетевшем корабле большая команда.

— По данным капитана космопорта?! Неужели такие юнцы, как вы, смогли проникнуть в закрытые базы данных?!

— Мы не юнцы! — отрезала Елена. Эстебан протянул руку и ласково коснулся пальцами щеки девушки:

— Извини! Я сморозил глупость. Девушка с такими глазами, как у тебя, не станет якшаться с сопляками… А ДЖАБ’а за все заплатит. Поверь мне! Кстати, со мной на корабле прибыли и другие джефферсонцы, сражавшиеся в армии Конкордата. Нас не так уж и мало, и мы проделали долгий путь на военных транспортах и грузовых кораблях, стараясь вернуться на родину.

Елене и в голову не приходило, что Эстебан не один.

— Сколько же вас?

— На моем корабле — тридцать четыре человека. И ни одному из нас не удалось убедить джефферсонское посольство пустить нас домой, — с горечью сказал он, так сверкая глазами, словно обидчики у него уже на прицеле.

— У вас есть оружие? — внезапно спросила Эстебана Елена.

— Не в моих правилах забирать с собой чужую собственность, но я уже давно не расстаюсь с оружием.

— В каких войсках вы служили?

— В пехоте, — мрачно проговорил Эстебан.

— Наверное, это было страшно… — сказала Елена, неожиданно вспомнив батарею орудий сухопутного линкора.

— Не то слово, — ответил Эстебан, и на его лице проступили морщины.

— У нас на корабле много ребят, — сказал он, стиснув в руке пустую пивную кружку. — Пехота, десантники, воздушная кавалерия, военно-космический флот… А через пару дней прибудет еще один корабль. На нем тоже мои товарищи. Этот корабль еще больше. На нем прилетит человек шестьдесят.

— Итого около сотни опытных бойцов, — задумчиво проговорила Елена.

В ее фантазиях этот отряд уже ворвался во дворец Витторио Санторини и изрешетил пулями его хозяина.

— Когда же они прилетят? — с неотчетливой еще надеждой спросила она.

— Нам повезло. Незадолго до того, как мы с друзьями сели на «Малькович», появилась «Звезда Мали», которая тоже отправлялась на Вишну. К счастью, на борту этого корабля служит мой брат, Стефан. Я связался с ним, как только они вышли на орбиту, и его капитан согласился взять к себе на борт всех, кто не влез на «Малькович». Думаю, они прибудут дня через два.

— «Звезда Мали»! — ошеломленно захлопала глазами Елена. — Да ведь капитан Айдити вывезла меня с Джефферсона!

У Эстебана от удивления полезли на лоб брови.

— Значит, ты знаешь Стефана?

Елена кивнула и уставилась на остатки вина на дне стакана:

— Но я почти не помню полет, мне было очень плохо.

— Могу себе представить, — сказал Эстебан. — Расскажи лучше о твоих друзьях. Сколько вас?

— Семьдесят. Мы все студенты. Я говорю только о тех, кто твердо решил отправиться на Джефферсон и сражаться. Вообще-то на Вишну гораздо больше студентов из каламетских фермеров, но многие из них боятся возвращаться.

— Думаю, мне стоит повидаться с твоим отцом, — взглянув в глаза Елене, сказал Эстебан.

Увидев, что девушка опустила взгляд, он добавил с легкой улыбкой:

— Тебе, наверное, есть во что переодеться.

— Да, в раздевалке возле кухни, — смущенно ответила Елена.

— Когда ты заканчиваешь работу?

— Через пару часов. У меня сегодня вечером еще занятия. Я специально записалась на вечернее отделение, — с хитрым видом сказала девушка.

— Весьма предусмотрительно, — кивнул Эстебан.

— А еще я хожу на курсы подготовки будущих офицеров армии Конкордата… — начала было Елена, но тут снова сработал коммуникатор, передавший кодом сигнал тревоги. Вместе с ним на улице завыли полицейские сирены.

— Черт! — выругалась Елена. — Что-то случилось. В бар ворвался Ежи. Увидев Елену, он закричал:

— Давай скорее к воротам!

— Сейчас переоденусь!

124
{"b":"44286","o":1}