ЛитМир - Электронная Библиотека

Велеречивый ведущий онемел и сполз по стене на пол под взглядом Саймона, смотревшего на него как удав на кролика.

— Тебе нечего сказать?! Или ты проглотил язык?! А может, мне отрезать его ножом?!

По щекам Янковича текли слезы, он с трудом шевелил дрожащими губами, издавая горлом глухие, нечленораздельные звуки.

— Нет, я отрежу тебе язык чуть позже, а сейчас ты снова начнешь им ворочать и будешь на этот раз говорить то, что прикажет тебе «этенский мясник»!

V

Орудия на вершине плотины умолкли. Рахиль и ее друзья уцелели, но, когда Кафари попыталась связаться с остальными расчетами, она услышала в ответ лишь мертвую тишину.

Стараясь держать себя в руках, Кафари продолжала вызывать своих бойцов:

— Говорит Красный Лев! Как слышите меня? Прием!.. Красный Лев вызывает все подразделения! Отвечайте!..

Гробовое молчание…

Внезапно Кафари вздрогнула. В наушниках ее командирского шлема что-то защелкало, и откуда-то издалека донесся человеческий голос.

— Мы слышим вас, Красный Лев! Нас шестеро. Мы в защитных костюмах. Мы над пещерой Аллигатор…

— Тут такое… Такое… — всхлипывая, прошептал незнакомый боец.

— Спокойно! — приказала Кафари. — Доложите, что видите!

— Сейчас я передам вам изображение с наших камер! Кафари внезапно увидела тысячи трупов — мертвых людей, мертвых животных. Камеры не замечали ни малейшего признака жизни в каньоне.

— Фермы целы, — продолжал неизвестный артиллерист, — но вокруг них никто не движется. Мы не знаем, есть ли кто-нибудь в убежищах. Газовая атака началась во время артобстрела…

— Если бы не ваше предупреждение!.. — Голос артиллериста снова дрогнул.

— Вам видны другие батареи?

— Так точно!

— Попробуйте с ними связаться! Видите там кого-нибудь?

— Так точно! — через несколько мгновений ответил артиллерист. — Слава богу, мы не одни! Там есть живые люди!.. Мы видим батарею на другой стороне каньона рядом с Сорсийским ущельем… Но они не отвечают на радиосигналы… Сэм, посигналь им фонарем!.. Ура! Это Аниш Балин! С ним Красный Волк!

Кафари закрыла глаза и мысленно поблагодарила Бога за это известие.

— Генерал Балин сообщает, что его аэромобиль был подбит во время артобстрела. Он сумел приземлиться возле Сорсийского ущелья. Его передатчик разбит. Рации батареи тоже уничтожены вместе с половиной орудий. Она потеряла четырех артиллеристов, но остальные успели надеть защитные костюмы!

В душе Кафари затеплился огонек надежды. Аниш Балин и Красный Волк не погибли! Значит, уцелели почти все ее самые верные друзья! Возможно, в каньоне осталось в живых еще немало бойцов, и можно будет продолжать борьбу. Если, конечно, их через несколько минут не раздавит линкор!

— Передайте генералу Балину, чтобы он не высовывался. К каньону едет линкор. Джабовцы переправили его сюда на тяжелом челноке. Когда линкор появится здесь, ничего не предпринимайте! Не обстреливайте его! Не включайте боевые компьютеры! Обесточьте все, что можно, и спрячьтесь! Понятно?

— Так точно! — Голос артиллериста больше не дрожал.

Ну вот и отлично. Надо набраться решимости и побороть страх!

— Повторяю! Не стреляйте по линкору! Он вас тут же уничтожит. А так у нас есть шанс уцелеть. Витторио Санторини так не терпелось поскорее с нами разделаться, что он не дождался конца ремонта линкора. Сейчас эта машина воспринимает только инфракрасное излучение. Оттащите орудия подальше, чтобы их не было видно со дна каньона. Остудите стволы орудий. Если нужно, облейте их водой, укутайте брезентом. Делайте что угодно, но они не должны излучать тепло. Просигнальте другим батареям, чтобы сделали так же. Если линкор нас не обнаружит, мы спасем немало орудий и будем сражаться дальше. Наши товарищи сейчас дают бой джабовцам в Мэдисоне. Еще не все пропало!

— Так точно! — обрадованно воскликнул артиллерист.

— Ну вот и отлично! За работу! Попробуйте связаться с другими батареями по радио или световыми сигналами. Сообщите мне, как только кого-нибудь найдете! Уцелевшим товарищам скажите, что коммодор жив и не собирается сдаваться. А когда появится проклятый линкор, сидите тихо и не высовывайтесь. На сегодня нам хватит потерь!

— Вас понял!

Подняв глаза, Кафари увидела, что Елена побледнела.

— К нам едет линкор? — дрожащим голосом спросила она.

— Да, — коротко ответила мать.

Елена с трудом перевела дух, но не поддалась панике. Кафари с гордостью взглянула на девочку, чуть не раздавленную гусеницами чудовищной машины, но не заплакавшую и не забившуюся в угол при известии о новом появлении «Блудного сына». Несмотря на все старания джабовских воспитателей и учителей, им с Саймоном все-таки удалось вырастить замечательную дочь, отважную и честную. Порой Кафари ощущала прилив такой любви к своей дочери, что у нее на глаза наворачивались слезы.

Фил Фабрицио тоже молчал, но совсем не так, как Елена. Его микротатуировка почернела и извивалась, как длинноногий явак, готовящийся умертвить всех, кто окажется у него на пути. Фил больше не хвалился и не бил себя в грудь, но пламя в его глазах горело ярче любого лесного пожара.

— Когда линкор сюда приедет, я могу его взорвать, — хрипло проговорил он. — У нас достаточно октоцеллюлозы, чтобы пробить в его корпусе здоровую дырку. Надо только поближе к нему подобраться. Он меня знает и, наверное, подпустит к себе.

— Он просто расстреляет вас из пулемета… Нет, вы никуда не пойдете. У меня и так почти не осталось людей.

— Что же нам делать? Я должен был лететь сегодня вечером к сестре и встретиться у нее с каким-то офицером, только что прилетевшим на Джефферсон. Мы хотели поговорить с ним о том, как лучше воевать в городе…

Прежде чем Кафари успела что-нибудь сказать, в разговор вмешалась Елена:

— По-моему, ему можно сказать, с кем он должен был встретиться. К чему скрывать это, если мы остались практически втроем?

— Ты, пожалуй, права. Итак, господин Фабрицио…

— Называйте меня просто Филом. К чему эти церемонии. Меня никто в жизни не величал господином Фабрицио, кроме пэгэбэшников, которые бросили меня в лагерь смерти.

— Ну ладно, Фил. Офицер, с которым ты должен был встретиться сегодня вечером, — полковник Хрустинов. Да, бывший командир линкора вернулся в Мэдисон и задаст там всем жару!

— Ни фига себе! К нам на помощь прилетел сам полковник Хрустинов! — воскликнул Фил, но внезапно осекся и помрачнел. — Да ведь он уничтожит линкор раньше, чем я успею до него добраться!

— Хорошо бы, — невесело сказала Кафари. — Но не переживай, ты тоже успеешь повоевать.

— Это точно! Скоро нам придется туго… Но почему-то мне все-таки кажется, что мы все равно победим!

— А что нам еще остается делать?..

Кафари повернулась и пошла в сторону командного пункта, который они с Филом покинули, чтобы принести защитное снаряжение Елене и Дэнни… Ей все еще было трудно без слез думать о Дэнни. Чтобы не расплакаться, Кафари сосредоточилась на том, что они могут и должны предпринять. Жаль, что у нее уцелело так мало людей!.. В командном пункте она обнаружила еще пятнадцать бойцов, облаченных в защитные костюмы. Они ждали ее приказов. Кафари с трудом проглотила подступивший к горлу комок, а потом подошла к ним и молча пожала каждому руку. Она читала страх в их глазах, а их руки все еще дрожали.

— У нас много дел, — негромко сказала она. — Надо определить, что это за газ, как долго он действует и есть ли у нас нужное противоядие. Нам нужно собрать вместе всех уцелевших. Кроме того, надо ознакомиться с последними новостями из Мэдисона. Надо пересчитать уцелевшее оружие и снаряжение… Мы должны связаться с остальными отрядами, разбросанными по Дамизийским горам. Сигнал о газовой атаке был отправлен в двадцать два лагеря. Если джабовцы применили против них газ хотя бы чуть позже, бойцы этих отрядов наверняка успели надеть защитное снаряжение, а может, и эвакуировать хоть сколько-нибудь беженцев. Это было нетрудно сделать, например, в Симмерийском каньоне… Сейчас каждый из вас получит задание…

152
{"b":"44286","o":1}