ЛитМир - Электронная Библиотека

ГЛАВА 9

I

Оказавшись в кабинете президента Лендана, Саймон сразу почуял неладное. Дело было даже не в выражении смертельной усталости на лице высокого и худощавого Абрахама Лендана, согнувшегося под тяжестью бремени слишком тяжелого для одного человека. И не в запахе лекарств, и не в напряженной атмосфере, царившей в помещении.

— Проходите, майор, — сказал нетвердым голосом президент Лендан. — Благодарю вас за то, что не поленились прибыть так рано на встречу со мной.

Секретарь прикрыл дверь кабинета, и Саймон пересек мягкий ковер по направлению к президентскому столу, чувствуя, как с каждым шагом его все глубже и глубже охватывает уныние.

— Не стоит благодарностей, — с вымученной улыбкой сказал он. — В конце концов, я прилетел на Джефферсон, чтобы выполнять ваши приказы.

Абрахам Лендан не ответил на улыбку Саймона, и тот совсем пал духом. Он даже не сел в кресло, а замер в почтительной позе перед столом. Он боялся за президента и будущее этой цветущей планеты, ставшей его родным домом.

— Минут через десять, — взглянув на часы, сказал президент, — здесь появятся мои советники. Пока их нет, надо мне с вами кое-что обсудить… Прошу вас, садитесь!

Саймон повиновался.

В печальных глазах Лендана мелькнула мимолетная улыбка.

— Мне всегда нравились офицеры, умеющие соблюдать субординацию, — шутливым тоном заметил он, но внезапно вновь сник, и Саймона больно задело мгновенное видение волевого и энергичного человека, каким когда-то он знал Лендана. — Не знаю, хорошо ли вы знакомы с нашей конституцией, майор, но позволю себе напомнить, что через полгода истекает срок моих президентских полномочий. У нас на Джефферсоне двухпартийная система. Она позволяет избежать создания ненадежных коалиций, которые рассыпаются, как только одна из политических партий начинает тянуть одеяло на себя. В этом достоинство политической системы Джефферсона. Кроме того, один человек может находиться в президентском кресле на протяжении лишь двух пятилетних сроков… Однако и за десять лет можно наломать дров!

Саймон осторожно кивнул. На самом деле, планируя оборону Джефферсона и просматривая донесения следившего за общественной жизнью на этой планете «Блудного Сына», он неплохо изучил конституцию этой планеты. Теперь Саймона больше всего беспокоило состояние президента. Казалось, Лендану не выдержать на его посту не то что шести месяцев, а и шести недель!

— Я внимательно ознакомился с вашей конституцией, господин президент!

— Ну вот и отлично! Значит, вы представляете, как много зависит от результатов голосования, которое состоится сегодня в Объединенном законодательном собрании.

— Так точно! — Саймон понимал это как нельзя лучше, ведь именно ему предстояло передать жесткий ультиматум Конкордата законодателям Джефферсона.

— Угрозы всех раздражают, майор. Особенно такие, с какими вам, кажется, предстоит выступить. Впрочем, такова ваша работа. Ведь вы отвечаете за безопасность не только Джефферсона. Даже у меня нет кодов, чтобы расшифровать материалы, прибывшие к вам по ускоренной космической связи, но я догадываюсь, какой вы получили приказ.

Саймон напрягся:

— Господин президент! Надеюсь, вы поймете точку зрения командования Кибернетической бригады! Оно настаивает на безотлагательных решениях…

Отказ Джефферсона своевременно выполнить свои договорные обязательства пробил брешь в структуре обороны Конкордата, которую нужно было немедленно заполнить. Саймон догадывался, что предстоящий день будет не самым приятным в его жизни. Судя по выражению лица Абрахама Лендана, тот полностью разделял его чувства. Через мгновение президент сказал именно то, чего ожидал от него Саймон.

— Я знаю, какое решение нам предстоит принять, — негромко проговорил Лендан. — И почему это необходимо.

— И хотя я не владею кодами Кибернетической бригады, — с едва заметной иронической усмешкой добавил он, — мои разведчики изучают события, разворачивающиеся по ту сторону бездны.

— Кроме того, — посерьезнев, продолжал он, — я понимаю, что в своих коммюнике ваше командование не говорит всей правды, и положение еще хуже, чем кажется. По правде говоря, я ждал, что Конкордат пригрозит нам разрывом договора гораздо раньше… Впрочем, сейчас меня больше волнуют последствия этой угрозы для политической жизни Джефферсона. Ведь до президентских выборов всего полгода, а на Джефферсоне ширится движение за разрыв отношений с Конкордатом. Не сомневаюсь, что вы об этом знаете.

— Разумеется, — еле заметно улыбнувшись, ответил Саймон.

— Не стану скрывать, — внезапно заявил Лендан, — мои врачи советуют мне немедленно выйти в отставку и подумать наконец о здоровье.

— Проклятые яваки все-таки меня подкосили, — добавил он, вновь выдавив из себя жалкую усмешку.

Саймон в ужасе смотрел на президента. После откровенных слов Лендана у Саймона все похолодело внутри. Он выругал себя за то, что сам ни о чем не догадался. Несмотря на долгий и безмятежный отдых, даже Кафари еще не до конца оправилась от последствий облучения. А у Абрахама Лендана, кажется, не было ни минуты покоя за те шесть месяцев, что прошли с момента нападения инопланетян. Саймон знал, что такое усталость от непрерывных сражений. Абрахам Лендан явно истощил свои силы в борьбе за восстановление Джефферсона, погружавшегося в бездну экономического кризиса.

«Еще немного — и президент сломается! Какой же из тебя защитник Джефферсона, майор Хрустинов, если ты не сможешь предотвратить отставку Лендана, которая станет катастрофой для этой планеты!..»

Сквозь пелену этих почти бессвязных мыслей Саймон услышал произнесенные севшим от напряжения голосом слова президента, сразу приведшие его в себя.

— Я собираюсь воспользоваться своими полномочиями в качестве главнокомандующего Вооруженными силами Джефферсона. Однажды я уже вызвал вас сюда, пока было еще не поздно… Кстати, я присвоил вам звание полковника наших Вооруженных сил, а Окружное командование утвердило мое решение…

Саймон поднял на Лендана изумленные глаза, а потом нахмурился, поняв, что следует из этого сообщения.

— Командование Кибернетической бригады не против моего производства в полковники?! Но я же просто выполнял на Джефферсоне свой долг! Не вижу, за что бригада должна воздавать мне такие почести!

Лендан помрачнел:

— Положим, мы сделали это на всякий случай… И давайте больше не будем об этом!

Саймона охватила тревога. Что же известно Лендану, а ему — нет?..

Внезапно президент вновь заговорил. Его хрипловатый голос дрожал от все еще непонятных Саймону эмоций.

— Да будь моя воля, я произвел бы вас в генералы! К сожалению, я не имею права присваивать такие высокие звания… Конечно, мы постарались не повторять ошибки человечества на Прародине-Земле и приняли мудрую конституцию. Мы даже назвали наш мир именем человека, составившего документ, на основе которого она была написана. Надеюсь, военной диктатуре у нас не бывать!

Несмотря на то, что разговор был серьезным, Саймон едва заметно усмехнулся, вспомнив, с каким удивлением читал одну из статей джефферсонской конституции, гласившую: «Право людей иметь оружие и пользоваться им в целях самообороны и обороны родного мира никогда не подлежит отмене, ограничению или запрету законодательными актами, судебными постановлениями или решением любых представителей исполнительной власти».

Пылко, как истинная джефферсонка, Кафари заявила Саймону, что многие из фермеров Каламетского каньона считают эту статью конституции слишком осторожной. Много повидавший на планетах, которые он защищал, Саймон решил не спорить с женой. Впрочем, ему были известны случаи, когда Конкордат шел на разрыв отношений с мирами, уличенными в нарушениях прав человека.

Президент Лендан нервно барабанил пальцами по столу. Он смотрел Саймону прямо в глаза, словно стараясь прочесть его мысли. А может, он прикидывал, что еще стоит сообщить своему собеседнику.

33
{"b":"44286","o":1}