ЛитМир - Электронная Библиотека

— Но кроме меня, Окружному командованию некого послать к вам на помощь.

На лицах собравшихся было написано такое отчаяние, что Саймон поспешил продолжить:

— К счастью, из-за облаков газа и обломков небесных тел в Силурийской туманности, — воскликнул он, указав на мрак, заполнивший промежуток между явакским пространством и желтым светилом Джефферсона, — бездна стала теперь самой опасной областью для космических полетов во всем космосе, за исключением разве что Туле, где мы впервые столкнулись с мельконами.

С этими словами он показал на маленькое желтое светило с другой стороны бездны.

— Бездна помешает явакам или мельконам начать широкомасштабное наступление в нашу сторону. Они не станут рисковать потерей целого флота или крупной ударной группы, так что наше положение отнюдь не безнадежно. Хотя от яваков в их нынешнем отчаянном положении вполне можно ожидать неожиданной вылазки на Джефферсон.

Собравшиеся за столом генералы озабоченно закивали. Штатские же были явно напуганы. Впрочем, понимай они всю тяжесть сложившегося положения так же хорошо, как и Саймон, они обезумели бы от ужаса. Никто на Джефферсоне и представить себе не мог, на что в действительности походило произошедшее на Этене, и Саймон надеялся, что его не будут об этом расспрашивать.

Он откашлялся, чтобы поставить точку в своем выступлении.

— Мы будем на чеку и постараемся привести ваши Силы самообороны в боеспособное состояние. Кроме того, по соседству с вами патрулирует капитан Брисбен и ее сухопутный линкор. Их отправили в систему Нагара, где они будут охранять рудники на Мали. Эти рудники и сталеплавильные заводы вполне могут привлечь к себе внимание яваков… Кстати, я слышал, что молодежь с Джефферсона едет учиться в школу бизнеса на Мали и в университет на Вишну.

Президент Лендан кивнул.

— У нас тоже неплохие высшие учебные заведения, но в них в основном готовят агрономов, биологов, агротехников, геоконструкторов и строителей. Многие студенты изучают гуманитарные науки и искусство, но желающим заниматься чем-нибудь другим приходится отправляться на Вишну, где есть крупный университет. Там наша молодежь осваивает психотронное программирование, межзвездное кораблестроение, медицину, чужеродную вирусологию и другие специальные науки.

— А что преподают на Мали?

— Каждый год несколько тысяч наших студентов едет учиться туда в Имарийский горный институт. Мы пока покупаем у Имарийского консорциума необходимые промышленности сплавы, но и у нас развивается горнорудное дело, и мы все меньше и меньше зависим от импортных материалов. С другой стороны, Имарийский консорциум и малийские организации охотно скупают у нас излишки сельскохозяйственной продукции. На Мали человек может существовать только в закрытых помещениях, так что малийцам проще покупать у нас оптом зерно и говядину, а не строить огромные купола для защиты полей и пастбищ. Иными словами, мы в прекрасных отношениях с обеими планетами системы Нгара.

Саймон кивнул. Добрые отношения между этими мирами были именно тем, что ему приказал охранять Конкордат.

— Вам придется решить, что лучше предпринять, — негромко проговорил Саймон. — Вы можете оставить этих студентов в сравнительной безопасности на Мали и Вишну или отозвать их домой для защиты Джефферсона. Может случиться так, что здесь понадобятся все, кто способен держать в руках оружие. Кроме того, нынешняя война развивается самым непредсказуемым образом, и безопасность Вишну и Мали тоже нельзя гарантировать.

Некоторые из сидевших вокруг стола, в том числе и офицеры Сил самообороны Джефферсона, побледнели. Саймон им сочувствовал, но не желал скрывать правды. Большинству из этих людей первый раз в жизни предстояло взяться за оружие, и они внезапно поняли, что совсем к этому не готовы. Ну и отлично! Теперь они с удвоенным рвением будут готовиться к бою. Настало время подбодрить джефферсонцев, дав им возможность заняться чем-нибудь конкретным.

Саймон нажал кнопку, и голографическую сферу заполнило изображение звездной системы Джефферсон.

— Давайте поговорим о деле! — сказал он.

ГЛАВА 3

I

Кафари Камара вышла на широкий тротуар перед зданием Мэдисонского пассажирского космопорта и с удовольствием вдохнула полной грудью воздух родной планеты. Ей всегда нравился весенний запах едва распустившихся цветов и недавно вспаханной земли. Сегодня ее особенно радовал прохладный влажный ветер, ласкавший лицо. Последние одиннадцать дней Кафари провела с еще пятьюдесятью студентами в маленьком вонючем кубрике на борту межзвездного транспортного корабля. Лучшего помещения на нем не нашлось, и перелет оказался очень тяжелым. Жаловались даже ребята, привыкшие к спартанским условиям малийских общежитий.

Большинство студентов еще копошилось в здании космопорта, разбирая свои чемоданы и сумки, но Кафари, как всегда, путешествовала налегке. Вот и сейчас она почти ничего не стала брать с собой с Вишну. Новую одежду она себе купит, а лазерные диски с записями лекций больше ей не понадобятся. Компьютер Кафари был университетской собственностью, а безделушки, украшавшие ее комнату в общежитии, значили для девушки слишком мало, чтобы таскать их за собой. С Кафари было лишь то, что поместилось в ее рюкзак и карманы.

Она поступила так не только из-за заботы об удобстве. В Кафари говорил инстинкт самосохранения, который был неведом тем, кто вырос в городах. Людей, отягощенных лишними вещами, в тех местах, откуда была родом Кафари, ждала быстрая и страшная смерть. Дикие звери, испокон веков обитавшие на Джефферсоне, не щадили земных колонистов. Однако сейчас девушка была так рада снова очутиться дома, что расплылась бы в улыбке даже при виде четырехметрового зубастого и когтистого голлона, которого ей, впрочем, тут же пришлось бы пристрелить.

Кафари подставила лицо дождю, стекавшему по ее густым волосам. Несколько мгновений она смаковала его вкус, а потом встряхнула доходившими ей до пояса тяжелыми темными косами и закинула за плечи рюкзак. Пора! Прыгая через лужи, она пересекла тротуар и первой из студентов добралась до шеренги автоматических аэротакси.

— Укажите место назначения, — пробубнил механический голос, когда Кафари открыла дверцу и опустилась на потертое сиденье.

— Аэродром Каламетского каньона, — сказала она и полезла в карман за мелочью еще до того, как механический таксомотор пробубнил: — Оплатите полет.

Кафари вставила карточку в гнездо, и компьютер заявил:

— Средств на карточке достаточно. Займите нужное положение!

Девушка ерзала на сиденье, пока не сработали зажимы, вжавшие ее в кресло. Робот запросил разрешение на взлет, резво поднялся в воздух и стремительно полетел на восток к Дамизийским горам, среди которых прятался дом Кафари. Девушка стала рассеянно глазеть в окно, но смутное беспокойство не покидало ее. Кафари волновалась не только потому, что наконец вернулась домой. Рассказы прибывавших на Вишну беженцев невольно заставляли готовиться к самому худшему.

Родственники кое-кого из знакомых Кафари связались с ними по ускоренной космической связи и попросили их срочно вернуться домой. Других же студентов их родные умоляли оставаться на Вишну, потому что Конкордат со дня на день ожидал нападения яваков на Джефферсон. Родные Кафари вообще не стали с ней связываться. И не потому, что им было на нее наплевать, а потому, что они верили в ее самостоятельность и, как истинные фермеры, не любили тратить деньги на такую избыточную роскошь, как безумно дорогая ускоренная связь. Двадцатидвухлетняя Кафари уже успела побывать в таких передрягах, какие городской изнеженной молодежи даже и не снились. Дочь каламетских фермеров тщательно обдумала происходящие события, по ту сторону бездны, и заказала билет на первый же корабль, покидавший Вишну. Теперь Кафари смотрела на мелькавшую за бортом землю и радовалась тому, что добралась до Джефферсона раньше яваков.

Такси повернуло на север, огибая закрытую для полетов зону над военной базой «Ниневия», и Кафари увидела на земле нечто такое, от чего подпрыгнула на сиденье и широко распахнула глаза.

8
{"b":"44286","o":1}