ЛитМир - Электронная Библиотека

— Здравствуй, Саймон! — с сердечной улыбкой приветствовала его Шейла. — Ну и видок у тебя! Краше в гроб кладут!

— Спасибо за комплимент! — ответил Саймон, хотел улыбнуться, но только скривился от боли.

— Не за что! — сказала Шейла и посерьезнела. — Врачи говорят, что тебе еще придется здесь поваляться… А что, это крушение действительно подстроили?

— Не знаю, но «Блудный Сын» думает именно так. Доктор Зарек — тоже.

— Это хирург, эмигрировавший с Джефферсона?

— Да.

— А что, собственно, происходит на Джефферсоне? — нахмурившись, спросила Шейла.

— В двух словах не расскажешь.

— Все так плохо? — вопросительно подняла бровь она.

— Хуже, чем ты думаешь.

— Тогда рассказывай! — Капитан Брисбен уселась на стул и приготовилась слушать.

Саймон говорил несколько часов. Шейла Брисбен время от времени его перебивала, просила остановиться на тех или иных событиях или пояснить некоторые подробности. Когда он наконец замолчал, она тоже некоторое время ничего не говорила, глядя вдаль прищуренными глазами. Потом она пристально взглянула на Саймона:

— Нам надо поскорее тебя вылечить. Может, они там на Джефферсоне и одержали победу в первом раунде, но игра еще не подошла к концу, и ты можешь помочь нам.

— Такой жалкий калека, как я? — с горечью в голосе спросил Саймон, который, по правде говоря, чувствовал себя еще не вполне живым.

— Конечно, ты же не будешь вести себя как убогий инвалид! — Шейла подалась вперед и осторожно сжала Саймону руку, пытаясь не оборвать при этом спускавшиеся к ней трубочки бесчисленных капельниц. — Не смей об этом даже и думать! Ты — офицер…

— В отставке, — просипел Саймон.

— Офицеры Кибернетической бригады продолжают сражаться даже в отставке. Конечно, твоему телу здорово досталось, но с головой-то у тебя все в порядке! Ну да, может, ты никогда больше не попадешь на поле боя. Ну и что?! Главное, что ты мыслишь, как боевой командир! Ты даже понимаешь мысли сухопутного линкора двадцатой модели, а этого не умеет почти никто во всей бригаде, не говоря уже о бесчестных политиканах, исподтишка узурпировавших власть на своей заштатной планетке. У тебя перед ними огромное преимущество, и ты можешь легко поквитаться с ними за это, — сказала Шейла, кивнув на трубки и провода, опутывавшие неподвижное тело Саймона.

Несколько мгновений бывший командир «Блудного Сына» смотрел Шейле Брисбен прямо в глаза и наконец еле заметно кивнул. Ему дорого стоило даже это ничтожное движение, но сам факт, что это возможно, ободрил Саймона.

— Ну ладно, — прошептал он, — будь по-твоему…

— Ну вот и молодец! — ослепительно улыбнувшись, воскликнула капитан Брисбен. — А теперь расскажи мне о военном потенциале Джефферсона!..

IV

В полном унынии, весь опутанный проводами, я возвращаюсь в ангар и что же там вижу! Какого-то совершенно постороннего человека. Я тут же навожу на него свои пулеметы, но не открываю огонь. В одиночку этот невооруженный человек не может мне навредить и помешать выполнить задание. Я и так передавил сегодня немало беззащитных людей… Остановившись у самой двери, разглядываю незнакомца, который разинув рот уставился на мой ощетинившийся стволами орудий корпус.

— Вы вторглись в закрытую военную зону повышенной секретности, — строго говорю я. — Немедленно сообщите мне номер вашего пропуска и цель вашего посещения!

Оказавшийся в моем ангаре субъект не отличается высоким ростом. У него широкие плечи и развитая мускулатура. Лицо мужчины украшает замысловатая микротатуировка, переливающаяся всеми цветами радуги и складывающаяся в невероятные узоры в такт мимике его физиономии. Сейчас он таращится на меня круглыми от удивления глазами.

— Меня зовут Фил Фабрицио, — заявляет незнакомец. — Мне велели сюда прийти… Ни хрена себе, какой ты огромный! Меня не предупредили, что ты такой амбал!

В его тираде почти не содержится интересующей меня информации.

— Зачем вы проникли в секретную зону? — продолжаю я.

Мужчина все еще не в силах оторвать взгляда от свисающей с моей передней башни паутины проводов с болтающимися на них светофорами.

— Да ты выкорчевал добрую половину светофоров в Мэдисоне!

— Немедленно объясните цель своего появления или я открываю огонь!

Я навожу на Фила Фабрицио заряженные пулеметы, но он, кажется, не понимает опасности, в которой оказался, и не ценит моего ангельского терпения.

— Эй! Постой! Не стреляй! Я же твой механик!

— Мне не сообщали о кадровых назначениях, касающихся моего технического обслуживания!

— Чего?! — недоуменно морщится странный субъект.

Я понимаю, что передо мной продукт пятнадцатилетнего господства ДЖАБ’ы в сфере школьного образования, и пытаюсь выразить свою мысль как можно проще:

— Мне не говорили, что придет механик. Впрочем, прежде чем вас расстрелять, я направлю соответствующий запрос.

— Тебе не говорили? — по-прежнему удивленно спрашивает Фил Фабрицио. — Ну да, наверное, все заняты включением электричества в городе и забыли тебя предупредить.

Несмотря на нелепость ситуации, меня начинает снедать любопытство. Неужели этот человек действительно не понимает, что я убью его, если не получу подтверждения?! Может, он так глуп? Или он и в прочих ситуациях относится с таким же пренебрежением к собственной жизни?.. Любопытно! Постараюсь узнать этого субъекта получше, если мне, конечно, не придется его застрелить…

Я отправляю запрос Жофру Зелоку, который не выходит со мною на связь. Ничего удивительного! Ведь я разворотил почти весь центр Мэдисона!

Я вынужден обратиться к Сару Гремиану, который отзывается сразу:

— Что тебе надо, железяка?

— В моем ангаре находится посторонний, утверждающий, что он мой механик. Я требую официального подтверждения. В противном случае я буду действовать в соответствии с заложенной в меня программой и застрелю этого человека за проникновение в запретную зону.

— Подожди!

Я вхожу в режим ожидания. Прошло двадцать невыносимо долгих секунд. Тридцать! Сорок пять! У людей совсем иные представления о времени. За сорок пять секунд я успел бы спланировать отражение атаки противника на эту звездную систему и приступить к его выполнению. Может, Сар Гремиан не любит не только своих соплеменников, но и мыслящие механизмы? Тем временем Фил Фабрицио делает шаг по направлению к моим гусеницам и, задрав голову вверх, ошеломленно разглядывает мою носовую часть.

Стволы моих пулеметов следят за его перемещениями, и я нахожу уместным предупредить его:

— Еще один шаг, и я стреляю.

— Что?.. А! Не надо!

Микротатуировка на правой половине лица Фила Фабрицио поменяла форму и цвет. Возможно, микро-имплантаты, внедренные ему под кожу, реагируют на биохимические изменения, связанные с эмоциональными всплесками. Такое явление известно мне по содержащейся в моей базе данных информации о поведении некоторых представителей земной фауны. Вот, например, спрут входит в число семнадцати видов земных живых существ, меняющих форму и окраску, чтобы ускользнуть от хищников или, наоборот, настигнуть свою жертву.

Мне не понятно, что подвигает людей наносить себе на лица татуировки, ведущие себя как шкура осьминога. Если бы микротатуировки на лицах представителей гражданского населения можно было использовать для их маскировки на местности в ходе боевых действий, тогда я бы понял, в чем тут смысл. А так — неужели людям нравится походить на осьминогов?! Где же джефферсонский механик-недоучка раздобыл денег на такую дорогую и совершенно бессмысленную татуировку?

Со мной на связь выходит Сар Гремиан.

— Фил Фабрицио — техник, который будет тебя обслуживать.

Гремиан передает мне фотографию человека, стоящего в данный момент в двух метрах и десяти сантиметрах от моей левой гусеницы. На официальной фотографии его осьминожья татуировка имеет иную форму и другой цвет. Я изучаю черты лица Фила Фабрицио, его отпечатки пальцев, номер его удостоверения личности и сравниваю их с тем, что имеется у стоящего передо мной человека. Это действительно господин Фабрицио. Я прошу передать мне информацию об уровне его подготовки, позволяющей ему работать инженером по психотронным системам. Если некоторые мои слова, не относившиеся к разряду площадной брани, привели его в недоумение, то мне хочется поскорее узнать, что же умеет делать человек, которому предстоит копаться в моих микросхемах и механизмах.

81
{"b":"44286","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Никогда Никогда. Часть 2
Золотой стриж
Смерть Первого Мстителя
Мой (не)любимый дракон. Выбор алианы
Номер 1. Как стать лучшим в том, что ты делаешь
Такая дерзкая. Как быстро и метко отвечать на обидные замечания
Для кого цветет лори
Друзья звезд. Магия зеркала
Ущелье злых духов