ЛитМир - Электронная Библиотека

Кафари осторожно огляделась по сторонам. Как она и надеялась, они с Еленой уже выбрались из города. Даже под землей они не сбились с пути. Слева она разглядела трущобы в окрестностях космопорта. Сегодня это скопление бараков, низкопробных питейных заведений, игорных притонов и публичных домов было окутано мраком, но, судя по доносившимся оттуда звукам, его обитатели не спали. Впрочем, Кафари не очень интересовали их нынешние занятия. Увиденного в центре Мэдисона ей хватит, чтобы на целый год лишиться спокойного сна!

Справа возвышались склады, заброшенные заводы и заросшие травой автомобильные стоянки. Прямо — примерно в пятистах метрах — лежал космопорт. Сработали генераторы аварийного питания, и его здания сверкали огнями в кромешной темноте. Полицейских или военных патрулей не было видно, но это еще не значит, что они не шныряют поблизости! Машин нет вообще, значит, объявлен комендантский час. Не хочется даже думать, что с ними будет, если их сейчас поймают, но надо обязательно выбраться из канализации и проникнуть в космопорт. Придется рискнуть!

— Еще метров пятьсот!

Цепляясь за скобы дрожащими руками, они с Еленой выбрались на дорогу. Кафари аккуратно закрыла крышку люка, и они двинулись к Космопорту имени Абрахама Лендана. Разумеется, они не стали шагать по дороге. Кафари сразу свернула в сторону. По пути к техническим зданиям космопорта, в которых находился ее рабочий кабинет, они сделали большой крюк, стараясь как можно дальше держаться от трущоб, возле которых стояли охраняемые склады. Оказавшись рядом с сооружениями космопорта, Кафари очень удивилась, не увидев там ни полиции, ни охраны.

Обернувшись, она без труда разглядела зарево пожаров над городом. Дувший ей в спину ветер относил в сторону дым, но все равно было ясно, что полыхает весь центр Мэдисона. Неудивительно, что туда отправили всех вооруженных сотрудников! Не встретив ни души по пути, они с Еленой добрались до служебного входа, которым Кафари пользовалась почти каждый день уже много лет. Выудив из промокшего кармана магнитную карточку, она открыла дверь, и они с Еленой проскользнули внутрь. Дверь щелкнула, закрывшись у них за спиной, и Кафари перевела дух.

— Сюда! — прошептала она. — Тут служебные раздевалки.

Ковыляя по узким коридорам, они наконец добрались до раздевалок и прачечных, которыми пользовались служащие космопорта, грузчики и пилоты космических челноков. Там они скинули мокрую, провонявшую одежду и отправились в душ. Ополоснувшись горячей водой с мылом, они слегка приободрились. Кафари взломала несколько шкафчиков. Они с Еленой переоделись в чистую форму служащих космопорта и почувствовали себя почти хорошо.

Елена помыла кобуру матери и высушила ее под феном, а Кафари вычистила над раковиной свой пистолет. Собрав его, она надела на пояс кобуру и засунула в нее оружие. На этот раз она даже не стала прятать его под рубашку.

— И что теперь? — тихо спросила Елена.

— Надо как следует подкрепиться и найти транспорт.

— Какой транспорт? — нахмурившись, спросила девочка. — Куда мы поедем?

— На орбитальной станции «Зива-2» пришвартован корабль «Звезда Мали».

— Мы что, улетаем с Джефферсона?! — удивленно воскликнула Елена. — На Вишну? К папе?

Кафари молча кивнула, Пока не желая раскрывать дочери все свои планы. После увиденного этой ночью она сама никуда не полетит! На Джефферсоне погибло слишком много ни в чем не повинных людей. Этому надо положить конец! Но Елене здесь оставаться нельзя! Надо отправить ее с Джефферсона, даже если Для этого ее придется оглушить!

— А как же мы улетим отсюда? — спросила Елена. — У нас же нет пропуска на челнок, а теперь полиция, наверное, вообще никого не выпустит с Джефферсона…

Елена на мгновение замолчала, до конца поняв последствия последних событий на родной планете, и добавила:

— Ведь ДЖАБ’а не захочет, чтобы все узнали о том, что здесь произошло!

— Это точно, — согласилась Кафари. — Но мы их перехитрим… А сейчас давай поищем еду!

Они выбросили все, что принесли с собой, в ближайший мусорный бак, извлекли из очередного взломанного шкафчика большую сумку и отправились по пустым гулким коридорам в сторону столовой. Оказавшись на кухне, они набросились на еду. Насытившись, они стали набивать продуктами сумку.

— Зачем нам столько? — спросила Елена.

— Кто знает, когда мы окажемся на орбите? Вообще-то грузовые корабли летают строго по расписанию, а «Звезда Мали» должна отбыть с «Зивы-2» завтра в полдень. Если она вылетит по расписанию, нам придется ждать всего несколько часов. Но если ее задержат тут .из-за убийства президента, нам, возможно, придется прождать много часов, а то и дней. Мы спрячемся в падежном месте и больше не высунем оттуда носа.

Смертельно уставшая Елена не стала рассуждать Она молча кивнула, поверив матери на слово. У Кафари . жалось сердце. Ее маленькая девочка еще так доверчива! Она застегнула сумку с едой и зашагала по коридору в сторону грузового терминала с рядами контейнеров. Они были четко промаркированы, чтобы грузчики сразу знали, в какой из трюмов находящихся на орбите кораблей их грузить. Кафари выбрала большой контейнер, на котором было написано «Рыбная мука». Джефферсон по-прежнему экспортировал главным образом рыбу. Джабовские пропагандисты прекрасно понимали, что одного упоминания об экспорте продуктов питания достаточно для взрыва негодования среди голодающей городской бедноты, и старательно распространяли слухи о том, что с планеты вывозится только то, чего требует договор с Конкордатом, — переработанная второсортная рыба.

— Давай откроем контейнер сверху, выкопаем себе нору и высыплем лишнюю муку в мусорный бак!

Елена залезла на контейнер и попыталась открыть крышку на шарнирах:

— Не открывается! Замка нет, но крышка как приклеенная! — С этими словами Елена взглянула вниз и удивленно воскликнула: — Посмотри-ка! Сбоку какая-то дверь. Зачем она?! Ведь мука сразу из нее высыплется!

Кафари посмотрела, куда показывает девочка, и нахмурилась:

— Действительно странно…

— Смотри, на этом контейнере тоже боковая дверца! И на этом! А на этом — нет!

— Дверцы только у этих контейнеров! — крикнула Елена, показывая на ближайший к воротам терминала ряд.

Кафари начала понимать, почему они стоят именно, там, и нахмурилась еще больше:

— Эти контейнеры погрузят первыми. Они окажутся в самом конце трюма, где их вряд ли будут проверять. Интересно, к чему бы это… Она решительно потянула за ручку и открыла заскрипевшую дверь, но никакой муки не посыпалось! В контейнере пахло, как в гастрономе. Кафари включила фонарик и заглянула в контейнер. От того, что она там увидела, у нее пропал дар речи.

Весь внушительный контейнер был забит мясными продуктами. Причем — отборными. Зловонной рыбной мукой, которой Джефферсон много лет снабжал неприхотливых шахтеров на Мали, там и не пахло. Кафари увидела аппетитное копченое мясо и пряные колбасы, которыми славился Каламетский каньон. Правительство вынуждало фермеров сдавать их государству, утверждая, что посылает эти деликатесы работающим в нечеловеческих условиях рыбакам и горнякам на железно-рудных шахтах у полюсов планеты. Если все контейнеры с боковыми дверцами содержат мясные продукты, на грузовом терминале космопорта сейчас припрятана четверть всего производимого на Джефферсоне мяса!.. Кто же этот контрабандист? Жофр Зелок или кто-то из правящей верхушки ДЖАБ’ы? Может, сам Витторио Санторини? Кем бы ни был этот человек, он явно получает огромные барыши, продавая мясо малийским шахтерам, способным оплачивать продукты, о которых давно забыли джефферсонские безработные. Кафари очень захотелось передать изображение содержимого этих контейнеров в джефферсонскую информационную сеть и посмотреть, как правительство будет успокаивать взбунтовавшийся полуголодный народ. Впрочем, оно наверняка опять передавит демонстрантов линкором!

Вне себя от бессильной ярости, Кафари сжала края дверного проема с такой силой, что у нее побелели пальцы. Потом она принялась расхаживать вдоль контейнеров, прикидывая, в каком порядке их будут грузить на челноки и расставлять в грузовом трюме на борту «Звезды Мали».

93
{"b":"44286","o":1}