ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Веларий Валерий

Хрупкая орешина

Валерий ВЕЛАРИЙ

ХРУПКАЯ ОРЕШИНА

Витька Кочур лез на ореховое дерево. Он лез потому, что Светка Муштаева совсем не глядела в его сторону. Она Витьку в упор не замечала!

Вообще-то она помнила, что в классе среди прочих предметов, не стоящих внимания, есть говорящий и самодвижущийся, по названию "Витька-Кочур". Так они и учились вместе со всеми - Светка Муштаева и предмет Витька с первого класса и доучились до восьмого. Но если Светка и теперь считала, что "Витька-Кочур" - вполне достаточные сведения и больших не требуется, то Витьке хотелось большего. Он хотел, чтобы Светка отличала его от прочих подвижных и неподвижных предметов, окружавших её в школе и на улице.

Бедный Витька не знал, что быть непохожим на других - тяжкая ноша. Он даже не предполагал, что Светка отличив его от других, может решить, что он ей такой совсем не нравится. Он просто хотел, чтобы она его заметила.

И вот, увы, пришлось лезть на орешину. Еще утром Витька не подозревал, что днем полезет на дерево, поэтому следует объяснить, что толкнуло его на этот опрометчивый поступок. Светка и Витька учились в дружном классе. В теплое майское воскресное утро, перед тем, как разбежаться на летние каникулы, была устроена общая вылазка в лес. Далеко не уходили - лишь бы вокруг оказалось побольше деревьев и поменьше взрослых. Витька суетился больше всех. Он громко доказывал, что дорога через плотину короче. И учил каждого, что взять с собой. Но Светка его не замечала. Гурьбой они шли через парк, потом по окраинным улицам, дурачась, то строем, то врассыпную. Витька громче всех рассказывал анекдоты, веселее всех смеялся и поспевал там и тут. Но Светка его не замечала. Витька осмелился на неслыханное дело - взвалил на себя Светкин рюкзак, хотя она не была общепризнанной его подружкой. Над дорогой повисла изумленная тишина. Но поскольку у Светки на тот момент не было общепризнанного приятеля, да и вообще она их никогда не заводила, то она отдала рюкзак, как ни в чем не бывало, и помчалась вперед, к мальчишкам, гонявшим мяч. Она даже не заметила, кому отдала рюкзак, и, когда пришли в лес, закричала: "Эй, а у кого моя сумка?" Витька поспевал всюду. Он показывал, где лучше набрать валежника, как сложить костер, в чем заварить чай. Он сам построил шалашиком лучинки и с одной спички запалил костер. Он учил девчонок делать бутерброды и объяснял, как превратить листья лопуха в тарелки. Витька был маленький, хрупкий, верткий, и почти никогда его слово не было первым в классе, если, конечно, говорить о серьезных вещах - подраться, потискать девчонок или выбрать фанту, пивко или какой другой дринк. Но когда речь шла о чем-то скучном, да ещё требующем организационной сметки и ответственности, тут Витьке охотно уступали первенство и охотно его слушались. А зачем спорить, если нашелся доброволец, готовый взять хлопоты на себя и освободить прочих от необходимости думать и выбирать? Вот и в очередном лесном походе Витька ревностно исполнял обязанности добровольного распорядителя. Но Светка его не замечала. Она носилась с мальчишками среди кустов. Кидала нож в толстенный пень. Стреляла из самодельного лука. Потом её поставили меж двух сосен, как вратаря в воротах, и затеяли играть в футбол. Но Светка не выдержала простоев, когда кутерьма вокруг мяса укатывалась на другой край поляны, самочинно переставила себя в нападение и так отчаянно дралась за каждый гол, что едва не насадила мяч на какую-то железяку. Словом, Светка развлекалась вовсю. Вообще-то, в Светкином и Витькином классе, девчонки, наиболее продвинутые по части любви и дружбы, давно уже бились об заклад: захомутает Витька Светку или нет? Продвинутые девчонки не одобряли мальчишеских Светкиных развлечений и полного её презрения к поцелуям. И, хотя Витька такой, какой есть, никому из нормальных девчонок был не нужен, но тут дело встало на принцип: что ж это такое - все девчонки, как люди, а Светка - не пойми что! Учителя тоже пожимали плечами: и что Кочур нашел в этой Муштаевой? Не девчонка - сорванец. Не то, чтобы свой парень в доску, а... ещё хуже. Двоечница, непоседа, конопатая, стриженая под мальчишку. Всегда бегает с мальчишками, лазает с ними по сараям, подвалам и заборам, и даже похожа на мальчишку, а не на пятнадцатилетнюю девчонку. Словом, ни учителя, ни одноклассники не были слепы. Но они ничем не могли ни помочь, ни помешать Кочуру. Все знали, что Светка не замечает его ни издали, ни в упор. Ничто не могло исправить нелепую Витькину судьбу. Чем он мог очаровать неприступную мальчишку Светку? Тонкий голос, щуплая фигура, остроносое неправильное лицо. В довершении несчастья, на этом лице мерцали всегда печальные, огромные глаза с длиннющими девчачьими ресницами. Таков был Витька Кочур внешне. В этих ресницах крылось самое большое его несчастье. Светка на дух не выносила ничего девчасьего! Однажды, после того, как Светка неудачно пробила по воротам на школьном стадионе и высадила на третьем этаже окно в директорской, а заодно смела мячом со стола все, что там лежало в идеальном порядке, директриса вызвала в школу Светкиных родителей, и Светка им троим - директрисе, отцу и матери открыла страшную свою тайну. Венцом эволюции она считала мужчину. Все прочие существа, получившиеся на долгом пути превращения обезьяны в человека, не стоили внимания. Прискорбно, но презрение Светки к женщинам доходило у Светки до того, что однажды она даже написала письмо в популярный женский журнал. Она просила совета6 как сделать так, чтобы не росла грудь? Со стороны Светки это было сущее нахальство, так как там у неё вообще ничего не росло, и она смело гуляла по пляжу без верхней половины купальника. Но тем не менее... Завершила свою проповедь в директорской Светка другой просьбой - к родителям: чтобы они выписали ей журнал по боди-билдингу. Потом Светка умчалась, закинув рюкзак на плечо и прыгая через три ступеньки. А директриса, светкины папа и мама долго молча курили и нервно вздыхали. Надежд у Витьки не было никаких. Разве только стать самым-самым-самым... сильным, умным и ещё каким-нибудь. Но пока им станешь! Жизнь уйдет! А нужно - сейчас. Пока Светка рядом. Своими печальными глазами Витька сквозь пламя костра следил, как расталкивая мальчишек, носится с мячом по кустам Светка, не такая, как все девчонки, и ничего общего не имеющая с мальчишками. Разгоняя рукой дым, Витька следил за этим неземным существом, непохожим ни на кого из людей, живущих на белом свете. Мальчишкам надоело гонять мяч. Они встали в кружок и закурили. Светка курила вместе с ними. Она курила не тонкие "девчачьи" сигаретки, а "настоящие мужские" - грубые, едкие, из тех, что называют "гвоздиками" или "горлодерами". Как заправский курильщик, Светка зажигала сигареты от тлеющих углей. С видом знатока Светка обсуждала с мальчишками запах табака, вкус дыма во рту и пыталась пускать кольца. Витька курить не мог. Его тошнило от курева. Нет, нечем ему привлечь Светкино внимание! Он понимал, что если сейчас не сделает чего-нибудь такого... Через неделю - каникулы. Больше они со Светкой, скорее всего, не увидятся. Они живут в разных концах города. Вряд ли Светка, со своими оценками, попадет в девятый класс. Учителя и родители Светки уже решили, что её переведут в другую школу. Но даже если этого не случится, то все равно - по-прежнему тоже не будет. Каким-то необъяснимым чутьем Витька понимал, что после этого лета Светка изменится, станет другой. Какой? Этого он не знал. Но чувствовал, что в конце лета шансов у него будет ещё меньше, чем теперь. И если он сейчас не переломит судьбу... Кто-то из мальчишек, следя за поднимавшимися колечками дыма, сказал, что хорошо бы влезть на дерево - далеко видно оттуда. Деревья тут такие, что не взобраться, - ответили ему. - Тонкие еще! - Ну, так и лезть незачем, - решили хором. - И внизу хорошо.

И тогда Витька полез на орешину.

Его проводили недоуменными взглядами. Если вам вздумалось лезть на дерево, а вы оказались в ореховом лесу, и посреди него стоит одна разъединственная ель, колючая как еж и липкая от смолы, все равно лезьте на елку - но только не на орешину. Ореховое дерево - не то место, где крутой мачо может утвердить себя. Зато орешина может стать причиной крушения ваших надежд. Витька Кочур загремел вниз, не добравшись до середины ствола. Он не сорвался - тонкое ореховое дерево переломилось под его тяжестью, хотя весу в щуплом Кочуре было совсем мало. Сжимая в руках верхушку, Витька прошелестел сквозь крону и навзничь шлепнулся в траву. Он лежал среди обломков ветвей, и небо отсюда казалось ему совсем маленьким голубым кружочком. Может быть, небо с овчинку привиделось ему от того, что его обступили сбежавшиеся одноклассники, и их головы образовали над Витькой круг. Светка Муштаева всегда стремилась в центр событий. Она тут же протолкалась вперед и впервые в жизни заметила Витьку. Она закрыла небо, наклонившись над Кочуром, заглянула в его огромные глаза и сказала: Балда! Зачем тебя понесло на орешину? Любой дурак знает, что ореховое дерево самое ломкое! Витька сел и - ой-ой-ой! - схватился за спину. Спина ныла, гудела голова. Мир покачивался перед Витькиным взором. Но Кочур сумел стать на ноги. - Я домой пойду, ребята, - выдавил он из себя бодрым голосом. Он надеялся, что голос его звучит бодро. Но на самом деле голос его был таким печальным, что приятель Славка вызвался проводить Кочура до дому. Благо до Витькиного дома отсюда меньше часа ходьбы, и Славка надеялся успеть обратно как раз к тому времени, когда под угольями испечется картошка. Рядом с опушкой проходила железная дорога. Опираясь на Славкино плечо, Витька зашагал по шпалам, но тут его стало мутить. Он сел на рельс, чтобы отдышаться, и повернулся назад, к лесу, но не увидел Светку. Пока другие девчонки, шушукаясь и хихикая, заканчивали накрывать "лесной стол", она умчалась с мальчишками в глубину леса. Они надеялись под каким-нибудь пнем поймать ужа или ежа, кто подвернется под руку. Витька посмотрел туда, куда убегали рельсы. Край земли отсюда казался круглым. Облака со всего неба уплывали за горизонт, как будто устремились в одну точку, и рельсы плавно загибались туда же. Кочур повернулся к Славке: - Ты чего после каникул будешь делать? - Не знаю. Не думал еще... Может, переведусь в ту школу, куда Светка хочет перейти. Там после девятого технику больше изучают, чем всякие истории с географией. - Скучно будет.. без тебя. И без... - Без Муштаевой, что ли? - Славка засмеялся. - Тоже мне, нашел по ком скучать! Над тобой и так все в классе смеются... Витька хлопнул пару раз своими длиннющими ресницами и попытался встать. Но его ещё мутило. Глядя в сторону, он сказал: - Все. Теперь по сторонам глазеть не буду. Хватит!. Только спорт и учеба. Меня сосед - Юрий Павлович, ты его знаешь, он мастер спорта по толканию ядра... так вот он давно меня к себе в спортивную секцию зовет. И в биологический кружок запишусь. И по физике... И замолчал, потому что его слова звучали совсем по-детски. Он чувствовал. Что смысла в этих словах мало. А вот обиды неизвестно на что - много. Витька сидел на рельсе - маленький, щуплый мальчишка, душою пробудившийся раньше других сверстников. Но пока самому Витьке от этого было одно горе просувшись сам, он не умел ещё разбудить никого другого. Он искоса глянул на Славку - не смеется ли тот над ним. Но Славка не смеялся. Ему показалось, что Витька сейчас заплачет, и он испуганно спросил: - Может, вернемся к костру? Далеко до дома. Ты идти-то можешь? - Попробую.

1
{"b":"44332","o":1}