ЛитМир - Электронная Библиотека

Берт. Я уеду в Австралию. Буду там играть на бегах.

Джо (с презрением). Поезжай-поезжай! В Сиднее кабачки закрываются в шесть часов вечера. Какой смысл обладать двадцатью пятью тысячами фунтов, когда злачные места закрываются тогда, когда они должны только открываться?

Ивонна. Перестаньте болтать об Австралии. Мы тратим время впустую.

Джо (торжественно). Дайте мне высказать все мои доводы. Когда я начинаю разговор, я люблю его закончить. Так же как и все другое. Я человек дотошный. У меня не меньше недостатков, чем у любого из нас, но никто не может упрекнуть меня в том, что я не довожу дело до конца. На чем я остановился?

Траут. Ты говорил, что сокровище может стоить больше, чем полмиллиона.

Джо. Правильно. Логану это может быть известно, даже если сэр Джильберт этого и не знает. Все сделали мы, а теперь нас могут обмануть. Поэтому я и говорю – давайте обеспечим себя сейчас. И не вздумайте возражать: это не воровство, никакой кражи тут нет. Мы просто получим то, что заработали.

Ивонна. А как же насчет вашей жены?

Джо (с подозрением). А что?

Ивонна. Разве она не должна быть здесь?

Джо (внезапно вспылив). Нет, не должна! Нас и так слишком много. Почему бы тогда не позвать всех остальных? (Берту, указывая на Ивонну.) Зачем ты впутал ее в это дело?

Берт. Никого и никуда я не впутывал.

Ивонна. Мы здесь охраняем… (Показывает на дверь.)

Джо. Ну так охраняйте и меня. (Встает и медленно идет к комнате, в которой хранится сокровище.)

Все, как загипнотизированные, наблюдают за Джо.

Разговоры, разговоры… Пора перейти к делу. Смотрите!

Неожиданно дверь, к которой подошел Джо, открывается, и из комнаты выходит Роберта.

Роберта (холодно). Не знаю, отдаете ли вы себе отчет в том, что делаете, но дежурите вы отвратительно. Никто из вас даже не слыхал, как я забралась сюда через окно. Уверяю, никакой трудности это не составило. Ну, скоро половина первого, и я приступаю к дежурству.

Джо (ошеломленный). Вот это да… (Идет к левой двери, но оборачивается, злобно смотрит на Роберту, кричит.) Я предупреждаю вас! Вы мне не нравитесь!

Роберта. Вы мне тоже. Даже в трезвом виде.

Джо (с озлоблением). Секретарь! Не смешите меня!

Роберта. Попытаюсь.

Джо уходит, хлопнув дверью.

Берт (спешит вслед за ним, зовет). Эй, Джо, подожди! (Уходит.)

Роберта (спокойно и уверенно садится у стола. Ивонне). Вы можете уходить. Сэр Джильберт будет с минуты на минуту, он очень пунктуален.

Ивонна. Благодарю вас, но мы подождем его.

Траут (извиняющимся тоном). Я забежал сюда за Ивонной и, с вашего разрешения, подожду ее.

Роберта. Пожалуйста. Интересно, где Парсонс нашел этот ром?

Траут. Почему вы думаете, что это ром?

Роберта. От него разит ромом. Вчера вечером он сказал, что ни рома, ни виски не осталось. Грязный лгун! Между прочим, скоро разразится шторм. Присмотрите за своими палатками.

Ивонна. Дадли, тебе лучше заняться этим сейчас. Кстати, разбуди сэра Джильберта, если он еще спит.

Траут. Можно. (Идет к двери.) Не волнуйтесь, девочки. (Уходит.)

Роберта. Как можно жить с этим человеком? Он может свести с ума.

Ивонна (тепло). Вовсе нет. Он чудесный человек, умный, великодушный и заботливый. Просто изумительный!

Роберта. Тем не менее это не помешало вам броситься в объятия Берта Симсона.

Ивонна (рассвирепев). На что вы намекаете? Да как вы!…

Роберта. А губная помада, дорогая Ивонна? Следы вашей помады до сих пор на лице у Берта. Но почему вы избрали целью своих стремлений бедного Берта? Толку от него никакого…

Ивонна (с видом человека, сообщающего большой секрет). Дорогая моя, я впервые в жизни была так изумлена. Я не давала ему никакого повода, держалась с ним холодно. В конце концов кто он такой?… Я подошла к двери, чтобы заглянуть в комнату, и когда вернулась на место, то, прежде чем успела что-нибудь сообразить, он схватил меня в объятия. Между прочим, он гораздо сильнее, чем кажется… Я это заметила, когда он принялся меня целовать.

Роберта (иронически). Какая скотина!

Ивонна (подходит ближе к Роберте). Конечно, я очень разозлилась, но нужно быть справедливой: это не было для меня неожиданным – я уже давно замечала, что он как-то странно смотрит на меня. (Еще более доверительно.) Скажите, вы чувствуете себя в безопасности, когда остаетесь наедине с сэром Джильбертом? У него ведь отвратительная репутация, – вы слыхали, что рассказывала миссис Парсонс. С ним не опасно оставаться наедине?

Роберта (иронически, но тоже доверительно). Пожалуй, да. Впрочем, я слишком стара для него.

Ивонна. Но в этом никогда нельзя быть уверенной…

Роберта. Почему нет? Вы же видите, что случилось с вами.

Входит сэр Джильберт,

Сэр Джильберт, мы обсуждаем с Ивонной вопрос, не безопасно ли мне оставаться с вами наедине в такое позднее время?

Сэр Джильберт. Надеюсь, вы ответили решительным «нет»?

Ивонна (со злорадством). Она ответила, что вы слишком стары для нее. Спокойной ночи. (Поспешно уходит.)

Сэр Джильберт. Я категорически протестую. Вы заявили, что я слишком стар?

Роберта. Наоборот, я сказала, что, по-видимому, я слишком стара для вас.

Сэр Джильберт. Неправда, но это уже лучше. Какая отвратительная женщина! Даже не верится, что она француженка.

Роберта. Да она вовсе не француженка, она бельгийка, а родилась в Каире.

Сэр Джильберт. Хорошо. Какие новости?

Роберта. Они были здесь вчетвером: Ивонна, Берт, Симеон, Траут и изрядно подвыпивший Парсонс. Я забралась туда через окно, чтобы убедиться, можно ли это сделать, а затем открыла дверь как раз вовремя: в комнату хотел войти Парсонс. Видимо, он собирался украсть что-нибудь из ценностей.

Сэр Джильберт (усаживается и закуривает сигарету). Парсонс мерзавец!

Роберта. Парсонс терпеть меня не может, он так прямо заявил и при этом свирепо посмотрел на меня.

Сэр Джильберт. Он грязный тип, всегда и был таким.

Роберта. Зачем же вы тогда его наняли?

Сэр Джильберт. Жена его – хорошая кухарка, а он, когда вел себя прилично, был неплохим камердинером. Я человек, у которого должны быть слуги, а сейчас их очень трудно найти, тем более что я часто задерживаю выплату жалованья. Я знал о судимости Парсонса, и это несколько помогало мне держать его в руках.

Роберта. Ведь у вас самого были маленькие неприятности…

Сэр Джильберт. А… понимаю, вы намекаете… гм… на тот инцидент в Британском музее?

Роберта. А разве были еще другие?

Сэр Джильберт. Что вы! Конечно, нет!

Роберта. Что заставило вас броситься на эту Девчонку? Вы не производите впечатления человека, который может потерять голову и поставить себя в смешное положение.

Сэр Джильберт. Вы так думаете, да? Спасибо, дорогая. Но в тот день все было против меня. Начать с того, что это был один из тех мрачных лондонских дней, когда вам начинает казаться, что ничего приятного в жизни больше не будет. Я бродил в одиночестве по залам музея, пока не начал себя чувствовать так, словно на нашей планете вообще прекратилась жизнь. Я нашел ее среди ассирийских чудовищ – маленькую, очаровательную провинциалку, пухленькую, с розовыми щечками и широко раскрытыми карими глазами… застенчивую и неуверенную, этакую Гретхен… Меня страшно поразило, что она подняла крик.

Роберта (сухо). Вы удивляете меня. Хотя, конечно, представителям низших классов свойственны какие-то странные предрассудки.

Сэр Джильберт. Бесспорно… Однако, моя дорогая, хотя вы вполне культурный человек, но вам не хватает фантазии. Объясняется это и тем, что вы женщина, и тем, что вы выросли в реальном, а не символическом веке. Запомните, дорогая Роберта, мои действия носили чисто символический характер. Я чувствовал, что в моих объятиях сама жизнь, а не Мегги Смит, или как там ее звали. Обращать на это внимание полиции, конечно, было нелепо.

11
{"b":"445","o":1}