ЛитМир - Электронная Библиотека

Траут (раздраженно). Я не думаю. Ей это не нравится, вам не нравится, мне не нравится…

Берт. Незачем повторяться. Это самая страшная переделка, в которую я когда-либо попадал. Гнусное это дело, вот что я вам скажу. Все эти дежурства, да еще с оружием, и слежка друг за другом.

Траут. Что ж, я согласен убрать свое оружие, если вы уберете свое.

Берт. Ну да, я уберу оружие, а вы выхватываете свое и командуете: «Руки вверх!» Нет, можете не беспокоиться!

Траут. Вы угадали. (Зевает.)

Берт (с отчаянием). У меня спазмы, такие, как у вашей жены. (С внезапной подозрительностью.) Может, это ловушка? Может, она заставила вас дежурить вместо себя?

Траут. Я не знаю, о чем вы говорите.

Берт (у него снова спазмы, он держится за живот и стонет, вытирает пот со лба). Холодный пот скоро промочит меня насквозь…

Траут. Дать вам что-нибудь?

Берт (кричит). Нет, не надо! Кто-то меня уже чем-то угостил. А вы либо сами принимали в этом участие, либо слишком глупы для этого.

Траут. Спокойнее, Симеон, спокойнее!

Берт (выжидающе смотрит на Траута, затем тихо и подозрительно). В нашей прелестной маленькой компании три женщины, не так ли? И все три очень хитрые и ловкие. Они не хотят иметь дело с пистолетами, у женщин другое оружие – яд. Я много читал об этом в детективных романах. (Снова стонет.) Понимаете? Кто-то взял аптечку у старика Логана, а в ней были яды… Это не ваша работа?

Траут. Конечно, нет.

Берт. Ладно. Я тоже не брал. Не думаю, что это сделал Парсонс. Таким образом, остаются сэр Джильберт и три женщины. Бьюсь об заклад на ваши новые ботинки, что это сделала одна из них.

Траут. Моя жена не брала – я бы об этом знал. Она сама боится яда. Пришлось сказать ей, что все это нервы.

Берт (зло). О, вы и ваши нервы! Если вас сбросят с утеса, вы и тогда будете твердить, что это нервы. (Встает, шатаясь от боли.) Я должен выйти…

Траут. Хорошо, Симеон, идите.

Берт (встревоженно). А вы остаетесь здесь по своей воле?… Вам этого хочется? (Прислоняется к столу.) О, черт! Что же мне делать? Не нужно было ввязываться в это дело. С тех пор как мы нашли это проклятое сокровище, мы стали какими-то безумными. Неужели нет другого, более благоразумного выхода, чем убийство? (Боли у Берта усиливаются. Он идет к двери.)

Входит Логан.

Берт. Не закрывайте дверь… Я ухожу.

Логан (удивленно). Почему?

Берт. Яд! (Поспешно уходит, захлопнув за собой дверь.)

Логан (улыбаясь). Мне показалось, что он сказал «яд».

Траут. Так он и сказал.

Логан (тревожно). Боже мой! Он думает, что его отравили?

Траут. Берт говорит, что яд – это оружие женщин. Он подозревает, что одна из дам воспользовалась ядом из вашей аптечки.

Логан. Глупости!… внезапным беспокойством.) Это глупости, не правда ли?

Траут (словно убеждая самого себя). Конечно. Просто нервы. Ивонна такая же: ей стало плохо, и она болтала глупости о яде. Все нервы.

Логан (тоже как бы убеждая себя). Должно быть, так. Когда напряжены нервы, это немедленно отражается на желудке: спазмы, резь, тошнота…

Траут. Я знал десятки таких случаев.

Логан. А я – сотни. Естественно, в таком состоянии люди могут говорить все, что угодно.

Траут. Но не следует обращать на это внимание.

Логан. Глупо подозревать, что одна из наших дам могла обдуманно и хладнокровно сделать это.

Траут. Конечно, невероятно. Кстати, вы нашли свою аптечку?

Логан. Нет, конечно. Кто-то взял ее.

Траут. Не понимаю – зачем?

Логан (тревожно). Это очень ценная маленькая аптечка. Ее собрал для меня один из лучших фармацевтов на Ямайке. Если даже допустить, что аптечку взяла одна из дам, еще не следует, что нас собираются отравить. Не так ли?

Траут. Само собой разумеется.

Пауза.

Что же делать? Я и так совершенно не высыпаюсь, а если поверить этой глупости, мы будем бояться и пить и есть.

Логан (пораженный и встревоженный этим). Клянусь святым Георгом, вы правы. Что с нами будет?

Траут. Просто сойдем с ума… Нет-нет, все это глупости… Нервы…

Логан. Конечно. Толковый вы парень, Траут. Единственный, кому я здесь доверяю. Позвольте пожать вашу руку! (Встает и протягивает Трауту руку.)

Траут кладет свой пистолет на стол и горячо жмет руку Логану, затем громко сморкается. Логан машинально опускает пистолет Траута в карман. Траут в первую минуту не замечает этого, но потом начинает искать, подозрительно поглядывая на Логана.

Логан. Эдит уже должна быть здесь. Траут, пойдите позовите ее.

Траут (подозрительно). До ее прихода я обязан быть на посту.

Логан. Я вас отпускаю. Можете идти.

Траут. А я не пойду. (Внезапно прижимает руки Логана к бокам.) Где пистолет?

Логан. Какой пистолет?

Траут. Мой. Вы взяли его. (Быстро залезает рукой в боковой карман Логана и достает оттуда свой пистолет. Направляет его на Логана. С горечью.) «Единственный, кому я здесь доверяю… Позвольте пожать вашу руку!» И после этого вы крадете мой пистолет! Какая гнусная шутка!

Логан (с упреком). Траут, я горько разочаровался в вас.

Траут (с горечью). Вы разочарованы, действительно разочарованы?

Логан. Вообразите хоть на минуту, разве я мог это сделать нарочно?

Траут. Это очень дурно, не правда ли?

Логан (возмущенно). Мне не пришло в голову, что это ваше оружие. Я не думал…

Траут (так же). Я тоже не думал. Теперь позвольте вас спросить: почему мы должны верить, что кто-то взял вашу аптечку?

Логан (раздраженно). Потому что я говорю, что кто-то взял ее. А зачем мне говорить неправду? (Безнадежно.) Это невыносимо! Это кошмар! Знай я, что так случится, я бы и пенни не дал на эту экспедицию.

Траут (подходит к столу и садится на него спиной к зрителям). Другой бы дал…

Логан (резко прерывая его). Замолчите, Траут! Я не желаю вас слушать. Это совершенно невыносимо.

Мрачное молчание. Входит Эдит, бодрая и оживленная.

Эдит. Извините, я немного опоздала.

Траут (озлобленно). Этого следовало ожидать. (Уходит.)

Эдит. Что с ним?

Логан (мрачно). Всё.

Эдит. Ну-ну, теперь вы начинаете… Какой смысл сидеть с этими коптящими зажженными лампами, когда уже светает? Будет чудное утро… (Гасит лампы, открывает ставни на окнах. Предутренний свет заливает комнату.) Так лучше. Что вас удручает? Плохо спите? Болит голова? Не унывайте!

Логан (мрачно). Я плохо сплю, и у меня болит голова. Но дело не в этом.

Эдит (весело). Достаточно и этого. Беда в том, что вы всегда заняты, зарабатывая деньги, и вам некогда заботиться о себе. А о вас никто не заботился. Разве не так?

Логан (мрачно). Думаю, что именно так.

Эдит. Конечно, это так. А теперь откиньтесь назад и отдохните. (Нежно отклоняет его голову назад и начинает ласково гладить ему лоб. Говорит успокаивающим материнским тоном.) Вам нужна настоящая женщина, которая ухаживала бы за вами. Роберта для этого не подходит: она думает только о себе, тратит ваши деньги, требует вашего внимания и никогда ничего не дает взамен. С этими ловкими маленькими девушками приятно показываться в обществе, но это далеко не все. Разве не так?

Логан (сонно). Совершенно верно.

Эдит. Как только я увидела вас, я сказала себе: «Этот бедный мистер Логан не очень-то счастлив, несмотря на свое богатство. Он одинок». Держу пари, что это правда.

Логан. Правда.

Эдит. И я готова спорить, что эта девушка, Роберта, никогда даже не доставила вам по-настоящему удовольствия. Будьте откровенны – сделала она это?

Логан (мрачно). Нет, не сделала. Это очень неутешительно!

Эдит (гладя его по щеке). Не может по-настоящему позаботиться о вас? Не может доставить вам удовольствие? А почему? Потому, что она не думает об этом так, как должна была бы думать настоящая женщина.

14
{"b":"445","o":1}