ЛитМир - Электронная Библиотека

Эдит. Мы помним об этом…

Сэр Джильберт (добродушно). Ну и прекрасно! Тогда все.

Эдит (спокойно). … но мы не приготовили…

Сэр Джильберт. Почему?

Эдит. У нас мало кофе. И почему вы должны на дежурстве пить кофе?

Ивонна. Миссис Парсонс права. Я бы тоже с удовольствием выпила чашечку, но мне никто не предлагает.

Сэр Джильберт. А вы просили?

Эдит. Если она и попросит, все равно не получит.

Сэр Джильберт (все еще спокойно, но с возрастающим раздражением). Значит, так: я, который специально прошу кофе, не получаю его, так как кофе не хватает для тех, кто его никогда не просит. И сейчас, когда у нас еще есть кофе, никто на него рассчитывать не может, так?

Эдит (бодро). Это звучит как-то смешно, когда вы так говорите. Но мы с Джо все продумали, и, по-моему, это правильно. Имейте в виду, что я лично предпочитаю чашку хорошего чая.

Берт. Я тоже. А как насчет чая?

Эдит. Можешь сам себе приготовить. Я иду спать.

Сэр Джильберт (явно раздраженно). Значит, кофе я так и не получу?

Эдит (в дверях). Нет.

Сэр Джильберт. Хорошо, миссис Парсонс. Вы с вашим мужем можете считать себя уволенными. Вы у меня больше не служите. И не вздумайте просить рекомендаций – они вас не устроят.

Эдит (удивленно смотрит на сэра Джильберта). Уволенными?… Рекомендации?… (Подходит к нему.)

Сэр Джильберт (отмахиваясь от нее). Нет-нет. Мое решение окончательное.

Эдит (все еще удивленная). Да не нужны нам ваши рекомендации! Нам нужно двадцать пять тысяч фунтов! Вы сейчас не можете нас уволить, потому что мы сами уволились, когда узнали, сколько будет составлять наша доля. Очень нам нужно служить у вас!

Сэр Джильберт нетерпеливо машет на нее рукой.

Говорите, меня не устроят ваши рекомендации? А какой рекомендации вы заслуживаете? Послушали бы, что тихонько говорят про вас некоторые…

Сэр Джильберт (вскакивает). Что за наглая чушь! Довольно! Вы сами себя уволили, да? Очень хорошо. Я больше не несу ответственности за получение вашей доли. (Направляется к двери. Роберте.) Я буду здесь в половине первого, чтобы приступить к дежурству, мисс Крой. (Уходит.)

Берт (одобрительно). Это сразу сбило с него спесь. А что тебе рассказывали «некоторые»?

Эдит. Не твое дело.

Роберта. Можно себе представить. (Встает, кладет книгу на стол.)

Эдит. Уж вы-то, конечно, можете. (Подходит к Берту; несколько обеспокоенно.) Послушай, что он хотел этим сказать? «Больше не несу ответственности за получение вашей доли».

Роберта. Он сказал то, что хотел сказать. Никакой ответственности за это он больше не несет. Отныне вы должны сами заботиться о себе. Вы добились того, что наиболее хитрый человек на острове, который был вашим другом, стал врагом… Боюсь, что вы здорово сглупили! (Уходит, прежде чем Эдит успевает опомниться и что-либо ответить.)

Берт. Не обращайте на нее внимания, миссис Парсонс!

Ивонна. Да и она сама-то не очень ловка. Позволять Логану обращаться с собой, как с секретаршей, когда она его любовница! И при этом даже не выговорила себе доли. Это ловкость? Будь у меня такой любовник, я бы сейчас спокойно жила в лучшем отеле на Ямайке или Бермудских островах… и ждала своей доли сокровища. Она держится, как умная женщина, а на самом деле дура.

Эдит. Вы все это уже взвесили, а?

Ивонна. Да, я имею кое-какое понятие о такой жизни.

Эдит. Ну, а я не знаю и знать не хочу.

Ивонна. Вам нет необходимости задерживаться здесь, миссис Парсонс. Мы на дежурстве и вынуждены к этому.

Эдит. По-моему, вы чувствуете себя неплохо. Я ухожу. Лампу я вам оставляю. (Медленно направляется к двери.) Хочу надеяться, что у меня больше не будет хлопот с Джо.

Берт (останавливает ее). Послушайте, миссис Парсонс. Что этот тип имел в виду, когда намекал на какие-то неприятности с Джо в прошлом?

Эдит (резко). Ничего, кроме того, что Джо сидел в тюрьме! (Уходит, закрывая за собой дверь.)

Ивонна. Что касается Парсонса, меня это не удивляет. Я знала, что он скрывает что-то мрачное и зловещее. Он всегда был недоволен, что ему приходится нас обслуживать. Я чувствовала это, а теперь понимаю. Он сидел в тюрьме.

Берт. Одну минуту. Вы слыхали, что сказал Ло-ган обо мне? Это верно. Я сидел в тюрьме восемнадцать месяцев по обвинению в контрабанде. Но ведь ничего мрачного и зловещего во мне нет, не правда ли, мисс Траут? (Подходит к ней.)

Ивонна. Нет, Берт, вы совсем другой человек, вы значительно моложе. Кроме того, это контрабанда… А что такое контрабанда? Ничего… Вам просто не повезло.

Берт. Верно, цыпочка!… Простите, это не слишком фамильярно?

Ивонна. Нет, ничего. Правда, мне не очень нравится это слово «цыпочка». На дежурстве вы могли бы называть меня Ивонна. Красивое имя?

Берт (садясь на стол). Просто шикарное. А вы правы, Ивонна, мне не повезло. А случилось это вот как: я спутался с парнями – вместе служили в авиации, понимаете? Работал радиотехником на транспортном самолете и, прежде чем успел оглянуться, оказался причастным к контрабанде. Меня забрали, я получил полтора года тюрьмы… Как только получу свои двадцать пять тысяч, укачу в Австралию. Я уже решил. (Встает.)

Ивонна. Дадли тоже не повезло. Слыхали, что о нем сказал Логан?…

Берт (поспешно). Секунду… (Подбегает к двери в комнату, где хранится сокровище, широко распахивает ее и заглядывает внутрь. Комната слабо освещена. Неплотно прикрывает дверь и с виноватым видом возвращается.) Мне показалось, что там кто-то есть. Послышался шорох… На этой работе нужно быть очень осторожным. Я не напугал вас, Ивонна?

Ивонна (довольно робко). Немножко, Берт, хотя вы в этом не виноваты. Я все время в каком-то нервном состоянии. Видите? (Протягивает руки.) Я вся дрожу.

Берт (заботливо берет ее руки в свои). Да, верно. Ну, спокойно, не волнуйтесь, Ивонна.

Ивонна. Ради бога, не говорите мне «спокойно, не волнуйтесь». Вы знаете, как мне это противно слышать.

Берт (выпуская ее руки). Да-да, верно. Вы еще утром сказали, что ваш старик постоянно твердит об этом… Вы хотели рассказать, в чем ему не повезло. Ивонна (успевшая уже забыть о своем обещании). Ах да! Его обвинили в растрате. Но он не был виноват. Он просто сделал глупость, вот и все. Дадли – неплохой человек. Он только глуп и довольно скучен,

Берт. Понятно. Можно сказать, тяжелый человек. (Подходит к Ивонне совсем близко.)

Ивонна (улыбается). Вот и я так говорю. Иногда даже плачу, но не потому, что мы несчастны – это с женщинами часто случается, – а только от скуки. Такой женщине, как я, страшно скучать, Берт.

Берт. Верно, Ивонна. Вам, так же как и мне, хочется немножко пожить.

Ивонна (горячо). Да-да, хоть немножечко пожить… Дадли совершит какую-нибудь глупость – мне это неприятно, а он твердит свое: «Спокойно, не волнуйся!» Он не понимает, как отвратительна для меня вся эта обстановка. Кругом подозрения, вражда, нет ни дружбы, ни любви. Другие не обращают на это внимания – такие уж они люди. А я не могу, поэтому так страдаю. По-моему, и вам не по себе, Берт?

Берт. Не могу этого сказать, но, конечно, здесь нужно держать ухо востро.

Ивонна. Пожалуй, Роберта – одно из самых отвратительных созданий здесь. Вам она нравится, Берт?

Берт. Не переношу ее.

Ивонна. Я вам нравлюсь больше?

Берт. Никакого сравнения.

Ивонна (подходит к входной двери, распахивает ее). Где-то недалеко буря, она надвигается на нас. Я чувствую ее приближение.

Берт. Закройте дверь и забудьте о буре.

Ивонна (закрывая дверь). Пожалуй, так будет лучше. (Направляется к Берту.) Но как забыть все это? Может быть, вы заставите меня забыть?

Берт. Попытаюсь… Вы дрожите?

Ивонна (придвигаясь к Берту еще ближе). Сейчас мне лучше.

9
{"b":"445","o":1}