1
2
3
...
11
12
13
...
56

– Вы могли бы прекратить этот фарс, потому что я не мисс Тоубридж и у меня нет никаких писем, – сказала она в основном для того, чтобы отвлечь внимание Хью.

– Мм-м… – Теперь он уставился на ее грудь, которая выпятилась под мокрой тканью, поскольку Клер прогнулась. В его глазах безошибочно читалось ожившее мужское чувство. Такой взгляд она не раз видела в глазах мужчин и знала, что это означает: он ее желал.

И ей тотчас же вспомнилось: когда Хью обыскивал и бесстыдно ощупывал ее, он по какой-то непонятной причине внезапно прервал это занятие, как только добрался до груди. Что ж, возможно, ее единственный товар в предстоящей сделке окажется даже более ценным, чем она предполагала, – по глазам было видно, как сильны его чувственные аппетиты и как сильно желание.

Она намеревалась позволить этому незнакомцу со стальными глазами удовлетворить свой аппетит. Интимные отношения у нее были только с мужем, но она почти не сомневалась: никакой разницы не будет, потому что в постели все мужчины одинаковые. Представив, как ляжет с этим мужчиной, Клер судорожно сглотнула, сообразив, что испытывает не только страх. Она со стыдом признала, что тоже чувствует влечение…

Дэвид с самого начала говорил ей, что дамы не любят супружеский акт, и она никогда не противоречила ему. Когда он в третий раз лег с ней, она поняла, что он совершенно прав. Когда новобрачный в первый раз пришел в супружескую постель, ей было стыдно, она волновалась и из-за своего невежества и плохих предчувствий ужасно смутилась. Возникшие тогда чувства она держала в тайне, никому о них не сказала; к счастью, они вскоре пропали.

Но теперь, к ее стыду, они каким-то необъяснимым образом снова пробудились, когда этот негодяй ощупывал ее. Когда же его ладони легли ей на грудь, она явственно ощутила чувственное влечение – как будто давно дремавшее тело вдруг проснулось и громко потребовало чего-то такого, чему она не могла дать названия.

Мужчины получают от интимных отношений скотское удовлетворение. Женщины, если повезет, получают детей (ей пока не повезло и, наверное, не повезет и в дальнейшем, потому что Дэвид уже несколько месяцев не заходил к ней в спальню).

Что же касается Хью, то она не собиралась слишком долго находиться во власти этого мужчины. По крайней мере она очень надеялась, что все получится именно так, как у нее задумано.

Но тут произошло непредвиденное: чувственный блеск в глазах Хью исчез, и взгляд его снова стал твердым. Криво усмехнувшись, он проговорил:

– Знаете, почему я вам не верю? Видите ли, вы слишком хорошо играете свою роль. Опытная куртизанка соблазняет наилучшим образом, когда изображает манеры краснеющей девственницы. Но к несчастью, затянувшееся раздевание на меня не действует. Оно не принесет вам ни пенса. Я получу эти письма, причем очень быстро, если вы дорожите вашим платьем.

Угроза сорвать с нее платье, если не поторопится, не остановила Клер – она уже добралась до стола, что и являлось ее целью. Твердой рукой Клер провела по поверхности стола, нащупывая то, что ей требовалось.

– Очень жаль, что вы такой глупец, – бесстрастно сказала она, сжимая в руке свой приз. Вскинув пистолет, который Хью по беспечности оставил на столе, она с улыбкой добавила: – К сожалению, мне придется воспользоваться этим.

Крепко сжимая рукоять, она направила дуло прямо на Хью.

Глава 8

– Какого черта?..

Он в изумлении уставился на свой пистолет, который пленница сжимала обеими руками. Потом, прищурившись, посмотрел ей в лицо. И глаза его теперь уже не были холодными – они сверкали как расплавленное серебро. Клер невольно поежилась, заметив, насколько он зол.

Что ж, она тоже умеет злиться.

– Не двигайтесь. И поднимите руки вверх.

Она выросла в доме отца, не любившего своих отпрысков; по натуре он был злобным и извращенным человеком, и к нему часто приезжали такие же гости. Нередко Клер была вынуждена защищать свою честь любым оружием, оказавшимся под рукой, поэтому умела обращаться с пистолетом. Многие из этих отцовских друзей пытались переспать с дочерью хозяина. Когда Клер загоняли в угол, она проявляла изворотливость и ухитрилась сохранить девственность до свадьбы.

«Что за ирония, – подумала она. – Сейчас я почти жалею о том, что схватила этот пистолет».

– Мегера, порождение ада, – проговорил Хью, растягивая слова. Он поднял руки до уровня плеч и не сдвинулся с места, за что Клер была ему благодарна.

– Умный человек, несомненно, понял бы, что при данных обстоятельствах не очень разумно оскорблять меня, – назидательно сказала она. – У меня нет желания вас убивать, но я это сделаю, если потребуется. Можете не сомневаться.

– Значит, больше не настаиваете на своей невиновности? Наконец-то мы добрались до истины. Поскольку теперь я отдан на вашу милость, может, удовлетворите мое любопытство и скажете, где спрятаны письма?

Клер в раздражении нахмурилась:

– Я сказала вам правду. Я действительно леди Клер Лайнс, и я ничего не знаю о ваших письмах. Но теперь уже не имеет значения, верите вы мне или нет. Как вы правильно заметили, власть перешла ко мне, и вы будете делать то, что я скажу. Предупреждаю: если вы сделаете хоть одно резкое движение, я вас убью.

Дуло пистолета смотрело Хью в грудь. Клер гордилась тем, что так тверды ее руки.

Он вдруг улыбнулся, и ей это не понравилось.

– Уверяю вас, ваше малейшее желание будет для меня приказом, моя кровожадная красавица. Но прежде чем вы со мной расправитесь, я хотел бы узнать, как вам стало известно о существовании писем. Лорд Арчер проговорился в постели или кто-то направил вас их искать?

Клер в раздражении фыркнула:

– Ваш идиотизм превосходит все пределы. И держите руки повыше. – Это напоминание последовало потому, что Хью начал опускать руки. Она прекрасно помнила, что за поясом у него нож, и он, конечно же, тоже помнил. – Повернитесь спиной, а руки держите так, чтобы я их видела.

Он вскинул брови:

– Вы собираетесь стрелять в спину? Довольно подло, знаете ли.

Клер нахмурилась:

– Повернитесь!

К ее облегчению, он подчинился. Она невольно отметила, что его длинные волосы уже высохли и теперь сияли черным блеском, как у морского котика; пряди же у самых плеч начали завиваться. Внезапно Клер вспомнила, как он выглядел без одежды, – бронзовые плечи, атласная кожа, под ней упругие мышцы. Спина сужалась к тонкой талии, и она заметила небольшие круглые ягодицы, но тут же закрыла глаза – ей не хотелось его рассматривать.

Такие неприличные картины не должны ее дурманить, ей вполне достаточно того, что она уже пережила.

Белая рубашка навыпуск доходила до бедер, но Клер помнила черную поросль волос у него на груди, твердые мускулы на животе и удивительный размер самой его интимной части тела.

О Господи, она же не хотела это помнить! Не хотела замечать! Не хотела видеть! Ну почему, почему это закрепилось в памяти?!

Она решительно изгнала видение из памяти.

Он стоял, широко расставив свои длинные сильные ноги. Бедра у него довольно узкие. Ниже бриджей чернели волосы на икрах. У него волосы по всей длине ног.

«Стоп, – яростно сказала себе Клер. – Нельзя вспоминать, как он выглядит без одежды. Для леди стыдно вспоминать подобное. Более того – развратно».

Да, она не позволит себе интересоваться такими вещами. Вернее, ей неинтересно. Нисколько.

И если уж она выжила в этой стычке, то надо продолжать делать то, что начала.

Глубоко вздохнув, Клер сосредоточилась на стоявшем перед ней мужчине. На одетом и вполне реальном мужчине. Он стоял к ней спиной и не мог видеть, что она делает. И слава Богу. По крайней мере он не сможет догадаться по ее лицу, какие невероятные мысли ее одолевают.

Настороженно следя за его малейшими движениями, Клер подошла к нему почти вплотную. Его размеры показались еще более пугающими. Она взглянула на устрашающе широкие плечи, на сильные кисти рук под расстегнутыми манжетами рубашки, на голову высоко над собой и невольно вздрогнула. Если он резко обернется, все пропало. Нет-нет, если он обернется, она сделает то, чем пригрозила: выстрелит и убьет его. Да, выстрелит.

12
{"b":"446","o":1}