ЛитМир - Электронная Библиотека

– Не двигайтесь, – предупредил она, надеясь, что он не поймет по голосу, как пересохло вдруг у нее во рту.

– И не мечтаю.

Решив обезоружить противника, Клер взяла пистолет в одну руку, другую же сунула ему под рубашку, отыскала холодное лезвие ножа и принялась нащупывать рукоять. Она вспомнила, что по левому боку, по ребрам, у него тянется синяк размером и формой с огромный огурец – синяк багровый, желтый по краям. В этом месте ее рука стала нажимать полегче, и Клер тут же рассердилась на себя. Собирается стрелять в человека и боится причинить ему боль?!

Ну и что? Если надо будет, она непременно выстрелит.

И все же она не могла не отметить, что кожа у него необычайно приятная на ощупь и теплая, а мышцы твердые. Когда же она добралась до живота, ей вдруг пришло в голову, что, если скользнуть рукой еще ниже…

Господи, опять эта мысль выскочила некстати! Почему же она никак не может избавиться от образа Хью во всем великолепии его наготы?! Неужели она настолько испорченная?

Доведя себя мыслями до опьянения, Клер выхватила нож из-за пояса Хью и выдернула руку из-под рубашки. Потом отшатнулась и попятилась, пока не уперлась спиной в стену.

Никогда больше она не станет думать о голом Хью.

Он, слава Богу, все еще стоял к ней спиной. Она воспользовалась моментом, чтобы передохнуть, и накрепко закрыла память для воспоминаний.

Она уверяла себя: такая картина сама по себе шокирует, а то, что она так ярко ее помнит, не говорит о ее испорченности. Если же сердце гулко бьется, то всего лишь от смущения, что увидела так много. А если ей жарко, то это потому, что в каюте ужасная духота.

И никаких других причин нет и быть не может.

Теперь стол находился слева от нее. Клер положила на него нож, опять взяла пистолет обеими руками и с облегчением отметила, что руки у нее не дрожат.

– Можете повернуться, – сказала она. Разумеется, этот мужчина понятия не имел, о чем она сейчас думала. Когда он сделал так, как ему было велено, она смутилась и едва не отвела глаза.

– С облегчением замечаю, что я все еще среди живых, – сказал Хью с усмешкой.

Он мельком взглянул на пистолет, потом ей в лицо. Слава Богу, она слишком замерзла, чтобы покраснеть. Но как только взгляды их встретились, она с ужасом поняла: он забавляется. Неужели догадался, о чем она думала? Нет, такого просто быть не может. Она даже не будет рассматривать такую возможность.

Внезапно Клер почувствовала, что щеки ее начинают согреваться, хотя она вся промокла и продрогла. Неужели она все-таки покраснела?

– Признаюсь, вы меня разволновали, – продолжал Хью. – Когда ваша рука забралась ко мне под рубашку, я ожидал, что вы если и не убьете меня, то изнасилуете.

Невероятно! Он над ней смеется! Причем говорит именно на ту тему, о которой она запретила себе думать. Разозлившись, Клер преодолела свое смущение и пристально посмотрела на стоявшего перед ней мужчину.

– Я бы на вашем месте придержала язык, сэр. Я все еще решаю, что с вами делать, и ваша наглость может сыграть с вами злую шутку.

Он засмеялся. Глаза его неожиданно потеплели, а уголки рта чуть вздернулись; казалось, все происходящее его очень забавляет.

– Не знаете, что дальше делать, не так ли? – спросил он почти с сочувствием.

Нет-нет, он ее не одурачит. Не так уж она глупа… Он пытается отвлечь ее внимание, но на нее эти уловки не подействуют. Настороженно следя за Хью, Клер еще крепче сжала рукоять пистолета.

– Должно быть, вы себя спрашиваете: что же теперь делать? Вы, конечно, можете меня убить, но что потом? Вы в каюте корабля, который удаляется от берегов Англии. Предположим, что вы меня застрелите и будете оставаться в каюте, пока корабль не причалит. После этого вы должны открыть дверь, выйти из каюты, сойти с корабля и каким-то образом найти своего сообщника, но прежде вы столкнетесь с Джеймсом. Даже если он не услышит ваш выстрел – а у него слух, как у рыси, – он догадается, что что-то произошло, догадается задолго до того, как вы выйдете. И он будет ждать под дверью, как медведь, охраняющий своего детеныша, если только не выломает ее еще раньше. Уверяю вас, за то, что вы сделаете со мной, Джеймс с вами рассчитается сполна. Он и в обычных-то обстоятельствах склонен к насилию, как вы уже могли убедиться, ощупывая шишку у себя на голове. А если каким-то чудом вы избежите столкновения с Джеймсом, то вам придется пройти мимо капитана Дорсея и его команды. Далее, вы, англичанка, во Франции, а это делает вас более чем непопулярной среди французов. И наконец, если вы преодолеете все эти барьеры, вам придется искать своего сообщника, а он совершенно потерял ваш след.

Их взгляды встретились, и Клер, на сей раз не выдержав, отвела глаза. За исключением предположения, что у нее есть какой-то сообщник во Франции, все сказанное Хью было правдой. Действительно, если она его убьет, чего ей совсем не хотелось, она окажется даже в худшем положении, чем сейчас. Она вспомнила, как ее лапали моряки, и проглотила ком в горле.

Каковы бы ни были недостатки этого человека – а у него их множество, – он по крайней мере не похож на насильника.

– Вы блестяще все изложили, – холодно сказала она, продолжая лихорадочно размышлять. – Но я и сама считаю, что в данный момент лучше оставить вас в живых, если вы, конечно…

Тут раздался стук в дверь, и оба вздрогнули, а затем одновременно посмотрели на запертую дверь. Стук был тихий, почти робкий.

– Это Джеймс, – сказал Хью и улыбнулся.

Клер почувствовала, что ее охватывает паника. Сердце бешено забилось, а губы снова пересохли.

– Мастер Хью!

Стук повторился, и на этот раз стучали более настойчиво. Хью вопросительно взглянул на Клер. Он выглядел так, будто наслаждался ситуацией, мерзавец!

Клер пристально посмотрела ему в глаза.

– Если хотите остаться в живых, делайте то, что я скажу, – свирепо прошептала она. – Мы вместе подойдем к двери, вы – впереди меня. И вы откроете. Не впуская своего слугу в каюту, вы скажете, что вспомнили важные обстоятельства, которые требуют срочно причалить к берегу. Заметьте себе, к английскому берегу. Потом он передаст ваш приказ капитану, а мы останемся в каюте. Когда же мы причалим, вы проводите меня с корабля. И предупреждаю: пистолет все время будет нацелен вам в сердце. Нажать на спуск я сумею, уверяю вас.

Хью снова улыбнулся и одобрительно кивнул. Клер же еще больше насторожилась.

– Хороший план, мисс Тоубридж, примите мои комплименты. Но есть одно обстоятельство, которое вы не учли: это не мой корабль. Я не в таких отношениях с корабельной компанией, чтобы отдавать здесь приказы и рассчитывать, что их выполнят. Пожалуйста, обратите внимание на задвижку на двери. Вы должны видеть, что она не выдержит, если команда потеряет доверие ко мне. Мы направляемся во Францию, туда мы и пойдем.

Клер ненадолго задумалась, она не сомневалась, что слова Хью – уловка.

– Они сделают так, как вы скажете.

Клер говорила холодно и уверенно, но скосила глаза на дверь. Как они сказал, она была закрыта на щеколду. Может ли команда ему не подчиниться? До сих пор он свободно тут распоряжался, все его слушались. Но все-таки он не капитан корабля…

– Мастер Хью! Мастер Хью!

Крики стали громче. Затем послышалось ворчание – Джеймс явно сердился.

– Ответьте, – прошипела Клер, чувствуя себя как кошка на раскаленной крыше.

– Придержи штаны, Джеймс! Я сейчас! – прокричал Хью. Для Клер он доверительно понизил голос: – Команда подчиняется мне только в тех случаях, когда их это устраивает. Будьте уверены, они не станут сокрушаться, если вы спустите крючок и избавите от меня мир. Однако вы, в конце концов, пожалеете. Потому что окажетесь в их власти. – Он пожал плечами. – Но с другой стороны, женщина с вашим… скажем, с вашим опытом в общении с мужчинами – такая женщина не сочтет за труд переспать со всей командой, если только это даст возможность живой сойти на берег. Впрочем, допускаю, что в вашем случае это не так.

13
{"b":"446","o":1}