ЛитМир - Электронная Библиотека

– Что теперь, мегера? – спросил Хью деланно ласковым голосом (и тот же вопрос задавала себе Клер).

Хью выпустил ее руку и взял за подбородок; сейчас он находился так близко от нее, что она касалась его грудью. К своему ужасу, Клер вдруг поняла, что от этого легкого, как крылья бабочки, прикосновения соски ее отвердели. Она вздрогнула и попыталась отстраниться, но пальцы Хью крепко держали ее за подбородок, к тому же позади нее находилась койка, так что она не могла бы отступить, даже если бы ей удалось вырваться.

Испуганная и смущенная, мучительно сознавая, что она не властна над собственным телом, Клер изо всех сил старалась не показать, что испытывает в эти мгновения. Чтобы побороть слабость, она крепко сжала кулаки и громко сказала:

– Немедленно уберите свои руки! – Она могла гордиться – голос ее прозвучал холодно и твердо.

– А вы так и не нажали курок. – Клер промолчала, и он, язвительно усмехнувшись, добавил: – Теперь вы понимаете, что не так-то просто выстрелить в человека?

Клер понимала, что Хью издевается над ней, но ей пришлось признать, что его последние слова очень близки к истине.

– В отличие от вас я не люблю насилия, – ответила она.

– Или же вам хватает ума, чтобы правильно понимать свои интересы. – В его голосе опять послышалась издевка.

– И это тоже, – кивнула Клер. Разумеется, он был прав, она прекрасно понимала, что стрелять не в ее интересах. – Совершенно верно, как вы уже сказали, мне надо выбирать между вами и всей командой. Я выбираю вас.

– Весьма польщен.

Большой палец скользил по ее подбородку. Взгляд же опустился на губы и задержался. Клер опять почувствовала, что сердце ее забилось быстрее, но на этот раз не от страха. Ей вдруг пришло в голову, что резкие черты его лица привлекательны каким-то иным образом, чем просто красота. Что в них привлекательного, она не могла бы объяснить, но была уверена, что это очень мужское лицо. Казалось, ее обжигала его близость – грудь касается груди, колени трутся о его ноги. И ей действительно стало тепло, теплее, чем когда-либо этой ночью, чем когда-либо в жизни.

– Я не слишком вам польстила. – Ей потребовалось усилие, чтобы голос прозвучал резко. Надо было как-то скрыть свои чувства. – Скорее это был выбор между гнездом гадюк и одной гадюкой. Разница в количестве яда.

– Иногда правильно подобранное количество яда оказывает благотворное действие на организм.

Теперь в глубине его глаз словно светилось расплавленное серебро. У нее сбилось дыхание, а тело, казалось, воспламенилось. Ей было ужасно стыдно, но она ничего не могла с собой поделать – ее охватило возбуждение. «Нет-нет, я не должна, я не позволю себе увлечься им», – думала Клер, с ужасом сознавая, что ноги ее подгибаются.

Она снова попыталась высвободить подбородок из его пальцев и опустила веки, чтобы он по глазам не догадался, что она чувствует. Он и так считал ее шлюхой, и не следовало своим поведением подтверждать это.

– Отпустите.

– Пока нет.

Он улыбнулся, она видела это из-под ресниц. Неужели понял, какое произвел на нее впечатление? Мысль эта казалась невыносимой. А он к тому же еще и улыбался. Какое унижение…

– Вы слишком осмелели, девочка. Пришло время платить. – Теперь он уже не улыбался, теперь он просто смотрел на ее губы. «А вдруг он меня сейчас поцелует?» – промелькнуло у нее.

– Я сказала, отпустите меня! – воскликнула Клер, ужаснувшись своим мыслям.

В следующее мгновение их взгляды встретились, и он чуть склонился над ней. И тотчас же Клер почувствовала, что губы ее словно сами собой приоткрылись. А он еще ниже над ней склонился, и она поняла, что сейчас он ее поцелует. Ее охватила паника. Тяжело дыша, будто долго бежала, она подняла руки, чтобы освободить подбородок из плена, но он без всяких усилий их перехватил. Ей хотелось как-то вывернуться, или за кричать, или драться, или сделать хоть что-нибудь, но она вдруг обнаружила, что парализована своим влечением к этому мужчине. Клер с ужасом поняла: она хочет, чтобы он ее поцеловал.

Когда же губы их соприкоснулись, она по-прежнему стояла неподвижно. Потом закрыла глаза и тут же почувствовала, что поцелуй Хью становится все более настойчивым. Внезапно она ощутила вкус бренди, и, как ни странно, на сей раз ей этот вкус очень понравился. И еще она почувствовала нечто такое, чего прежде никогда не чувствовала. Во всяком случае, Дэвид никогда ее так не целовал. И никто никогда ее так не целовал. Она даже не подозревала, что бывают такие поцелуи. «А может, я наконец-то нашла именно то, чего жаждала все эти годы?» – промелькнула вдруг мысль.

Хью неожиданно прервал поцелуй и поднял голову. Клер, словно протестуя, вцепилась в его руку. Глаза ее распахнулись, а губы, влажные от поцелуя, все еще были раскрыты. Господи, она хотела еще…

Окинув его взглядом, Хью сказал:

– Софи, голубка, ты могла бы поцеловать меня в ответ.

Софи?.. Это имя – словно удар в лицо – вернуло ее к реальности. Этот человек обращался с ней как со шлюхой, потому что считал ее таковой. Вернее, он считал ее любовницей древнего старика, лорда Арчера. Что ж, ничего удивительного – ведь она вела себя как шлюха. Теперь уже Клер сгорала от стыда, сознание того, что ее оскорбили, унизили, мгновенно переросло в пылающую злость.

– Мне надо было вас убить, – проговорила она со злостью в голосе, глядя Хью в глаза.

Он засмеялся. Потом легонько ущипнул ее за подбородок и, наконец, отпустил. Вскинув пистолет, он как бы случайно направил его на койку и нажал на курок. Клер в ужасе вскрикнула.

Но вместо грохота раздался металлический щелчокю

Хью нажал еще раз и еще.

Клик… Клик…

Она вопросительно посмотрела на него, забыв о поцелуе. В его глазах была насмешка.

– Он не заряжен?

– Верно, не заряжен. – Бросив пистолет на койку, Хью обеими руками обхватил ее за талию.

Клер пыталась понять смысл происходящего. У нее возникло чувство, что с ней поступили очень дурно.

– Вы знали, что он не заряжен!

– Совершенно верно. Знал с тех пор, как разрядил его, зайдя в каюту. Перед тем как прыгнуть за вами, я оставил его в лодке, но он все-таки намок – я это заметил, когда проверил. Я собирался почистить его и просушить. Надеюсь, с ним все будет в порядке.

– Выходит, вы в любой момент могли отобрать его у меня.

– Да, мог.

– Но тогда зачем… зачем? – Она не находила слов.

– Вы так очаровательно развлекались… – сказал он с улыбкой. – Вам придется простить меня, если я признаюсь, что мне было очень забавно наблюдать за вами.

– Свинья!

Клер ужасно хотелось ударить этого негодяя. Она разозлилась, как никогда в жизни, и ей было уже все равно, кто кого держит в плену. Оттолкнув его руки, она заметалась по тесной каюте-клетке. Он не пытался ее остановить. Наконец Клер остановилась, а потом медленно подошла к столу. Хью смотрел на нее все с той же улыбкой, и в какой-то момент она вдруг сообразила, что выглядит совершенно неприлично. Рубашка из тонкого батиста была почти прозрачной, особенно с учетом ее размера. Опустив глаза, Клер заметила, как колышутся при дыхании ее груди и даже соски были отчетливо видны – твердые шарики под батистом. К тому же видны были ее колени и немалая часть бедер – какое унижение! Что же касается Хью, то он, конечно, был не настолько джентльменом, чтобы не смотреть. «Впрочем, он вовсе не джентльмен», – напомнила себе Клер. Когда взгляды их снова встретились, она уже кипела от ярости. Он насмешливо поклонился и произнес:

– Очаровательно выглядите. – Клер поджала губы.

– Я буду очень признательна, если вы бросите мне одеяло, – сказала она, бросив выразительный взгляд на койку.

– Как я уже говорил, ваше желание для меня закон, даже если вы не держите меня на мушке.

Он обернулся, сдернул с койки одеяло и, приблизившись к Клер, протянул ей.

Смотреть ему в глаза было трудно, но она заставила себя это сделать. Он улыбнулся ей такой порочной улыбкой, что она вспомнила то, о чем больше всего на свете хотела забыть, – его удивительный поцелуй. Отчаянно молясь о том, чтобы не краснеть, она приняла одеяло с коротким кивком благодарности и завернулась в грубую серую шерсть, как в саван.

17
{"b":"446","o":1}