ЛитМир - Электронная Библиотека

Она много раз видела себя голой в ванне или когда одевалась. Но обычно Клер не думала о том, как выглядит ее тело. Тело – это то, на что надеваешь одежду, и она его любила, потому что любила модные наряды. Однако ей никогда не приходило в голову, что она будет стоять обнаженной перед мужчиной, которого почти не знает, а он будет пожирать ее взглядом, задерживаясь на самых интимных местах. Смутившись, Клер покраснела под этим взглядом и инстинктивно прикрылась извечным жестом скромниц – одну руку к груди, другую вниз.

Хью поднял глаза и тихо проговорил:

– Ты так красива, что дух захватывает. – Его голос показался ей совершенно незнакомым. – Ты хоть понимаешь, какое для меня удовольствие просто смотреть на тебя?

Она судорожно сглотнула и покачала головой.

– Да, удовольствие, – продолжал Хью. – Вернее, наслаждение. Дорогая, не прячься от меня.

Хриплый и ласковый голос сделал свое дело: Клер опустила руки, и тотчас же раздался восторженный возглас:

– Боже всемилостивый! Я еще никогда никого так не желал!

Хью положил руки ей на бедра, а Клер – ему на плечи. Она хотела прижаться к нему, но он удержал ее на некотором расстоянии, и ей оставалось только смотреть, как он наклоняется и прижимается губами к ее левой груди. От прикосновения его влажных губ Клер едва не задохнулась – ей еще не приходилось испытывать ничего подобного.

Когда же он принялся целовать сосок, по всему ее телу пробежала дрожь.

– Хью… О, Хью… – выдохнула она, впиваясь ногтями ему в плечи.

Он поднял голову и заглянул ей в глаза.

– Дорогая, тебе нравится? – Он по-прежнему держал ее за бедра, не давая сблизиться. А она хотела сблизиться. Хотела прижаться к нему покрепче. Ужасно хотела…

Клер прекрасно понимала, что ее влечение к Хью – это плохо, безнравственно. Но она чувствовала, что зашла уже слишком далеко. К тому же Хью по-прежнему смотрел на нее пылающими глазами. И она, собравшись с духом, кивнула. Кивнула безо всякого стыда.

– Да, нравится.

Собственное признание привело ее в ужас, но она знала, что сказала чистейшую правду. Хью с удовольствием кивнул:

– Так я и думал. Ты создана для любви.

Прежде чем она ответила – прежде чем начала придумывать, что на это ответить, – он наклонил голову и принялся целовать другую грудь. Все мысли тут же вылетели у нее из головы, и она, закрыв глаза, вновь отдалась чудесным ощущениям. Теперь уже Клер нисколько не сомневалась в том, что именно этого ждала всю жизнь, об этом мечтала, в этом нуждалась.

Она раньше не верила, что такое существует не только в ее фантазиях – то тайное, постыдное, что иногда являлось ей по ночам. Но оказалось, что теперь, с Хью, она нашла то, к чему стремилась.

Наверное, она издала какой-то звук, потому что он поднял голову и посмотрел ей в глаза. Затем, улыбнувшись, прошептал:

– Ты похожа на кошечку. На маленькую голодную кошечку.

– Нет! – вырвалось у нее.

– Но мне это нравится, моя дорогая.

Хью вдруг подхватил ее на руки и усадил на кровать. А в следующий миг он уже целовал ее в губы и обеими руками поглаживал груди и теребил соски, легонько надавливая на них пальцами. Клер начала задыхаться, и вскоре удовольствие стало таким чрезмерным, что она, не в силах более вынести, громко закричала. Но Хью тут же заглушил ее крик поцелуем. Потом, чуть отстранившись, сказал:

– Тише, дорогая. Мы ведь только начали.

Убрав со своей шеи ее руки, он поднялся на ноги и несколько секунд просто смотрел на нее, любуясь ее наготой. «Как странно… – промелькнуло у нее. – Ведь всего два дня назад я ненавидела и боялась этого мужчину, а теперь…» Теперь она лежала перед ним нагая и трепещущая, согласная на все, что может доставить ему удовольствие.

Да, он мог делать с ней все, что хотел, и она знала, что будет наслаждаться каждой минутой, отданной ему. Тут взгляды их встретились, и он с улыбкой сказал:

– Уверен, что это будет замечательным развлечением.

– Ты меня дразнишь? – Не отводя от него глаз, Клер вцепилась в простыни, чтобы не тянуть к нему руки. Как он может что-то говорить, когда она в огне желания?

– Нет, не дразню. Дай мне раздеться, и я тебе докажу.

Усевшись на кровать, Хью стал снимать сапоги. Тяжело дыша, Клер смотрела на его широкую спину, обтянутую рубашкой. Вот упал на пол один сапог… Когда же он стащит другой? Клер не могла больше сдерживаться и, приподнявшись, обняла его. Даже сквозь рубашку она почувствовала, как пылает его тело. Она принялась гладить широкие плечи и спину Хью. Он тут же оглянулся и, стащив второй сапог, отбросил его в сторону. Затем через голову стащил рубашку, и рубашка полетела на пол.

Теперь Клер смотрела на его обнаженную спину, такую красивую, какой она ее помнила: бронзового цвета, с мощными мышцами. Правда, на боку желтел синяк, но он почти не портил впечатления. Она уже и раньше трогала эту спину, но трогала украдкой – когда вынимала нож у него из-за пояса. А сейчас она поглаживала ее открыто и наслаждалась такой свободой.

Тут Хью встал, повернулся к ней лицом и взялся за пуговицы бриджей. Она молча смотрела на него и думала о том, что скоро получит то, чего так желала. Множество сомнений и страхов проносились в ее голове, но она все смотрела и смотрела на мужественное лицо, широкую волосатую грудь и мускулистые руки…

Когда же Хью наконец-то расстегнул пуговицы и бриджи соскользнули на пол, Клер чуть не вскрикнула от неожиданности. Ее внимание сразу же привлекла восставшая мужская плоть, и она была гораздо больше, чем то, что Клер видела у Дэвида, когда он в темноте забирался к ней в постель.

Сделав над собой усилие, Клер подняла глаза.

– Хью, ты ведь… – Она хотела сказать ему о своих опасениях, но было поздно – он уже подходил к кровати, заслоняя свет свечи. Прошло еще несколько секунд, и Хью навалился на нее, придавив к постели своим огромным весом.

Клер охватила паника, однако она прекрасно понимала, что теперь уже бессмысленно его останавливать, даже если бы она захотела это сделать.

Глава 21

Его поцелуй был горячий и головокружительно сладкий, и этот поцелуй примирял ее с мыслью о предстоящем вторжении. Хью осторожно раздвинул коленями ее ноги, а потом какое-то время лежал на ней без движения, невероятно теплый и тяжелый. Наконец Клер обняла его за шею и поцеловала, постепенно покоряясь магии, которую он в ней разбудил. Чувствуя на себе его тело, она испытывала множество ощущений, доводящих ее почти до обморока, но все эти ощущения тотчас же улетучились, как только она почувствовала прикосновение его набухшей плоти. По правде говоря, Клер его немного боялась. Он еще не делал попытки войти в нее, но она знала, что это вот-вот произойдет.

Однако Хью по-прежнему медлил, и это вызывало некоторое удивление – ведь муж Дэвид принимался за дело через секунду после того, как оказывался в постели. Иногда у него ничего не получалось, и тогда он ужас но злился и, вскакивая с кровати, уходил. Однако в любом случае все кончалось через несколько минут, и муж всегда уходил, оставляя ее одну.

Но что ожидает ее с Хью? Клер этого не знала, однако вполне допускала, что с ним будет по-другому. Ведь он уже вызвал в ней такие чувства, которых она никогда не испытывала и о существовании которых не подозревала. Когда он ее целовал, у нее кружилась голова. Когда он захотел видеть ее голой, она хоть и смутилась, но все же позволила ему рассмотреть себя. А когда он ласкал ее, когда целовал ее груди, она трепетала от восторга. Так что же будет теперь?.. Или, может быть, все мужчины одинаковые в постели?

Клер с тревогой ждала дальнейшего. Так или иначе она скоро получит ответы на все свои вопросы.

Не выдержав ожидания, она прошептала ему на ухо:

– Я… готова, Хью, я готова…

Он поднял голову и убрал прядь волос с ее лица. Глаза его были темны от страсти, но все же едва заметная улыбка тронула губы.

– Готова? Неужели?

Она молча кивнула. Улыбка Хью разрослась и вдруг исчезла так же быстро, как появилась. Затем он принялся целовать ее, и она, отвечая на поцелуи, почувствовала, как его возбужденная плоть шелохнулась меж ее ног. Сейчас начнется. Неужели ей будет больно? Или она почти не заметит, как он проскользнет в нее, как часто бывало у нее с Дэвидом?

34
{"b":"446","o":1}