ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Ветер на пороге
Рандеву с покойником
Спящие гиганты
Марта и фантастический дирижабль
Грудное вскармливание. Настольная книга немецких молодых мам
Блокчейн от А до Я. Все о технологии десятилетия
Без предела
Люди среди деревьев
Всегда ваш клиент: Как добиться лояльности, решая проблемы клиентов за один шаг
A
A

– Да.

– А с переломами рук и ног, с огнестрельными ранениями?

Витус улыбнулся.

– Ну и мастер вы задавать вопросы! За исключением ампутаций мне приходилось сталкиваться почти со всеми интересующими вас случаями. Последние два месяца, проведенные мною в небольших городах и крестьянских селениях, оказались для меня хорошей школой.

Лум поднял свою почти пустую кружку и скосил на нее глаз.

– Не в ампутациях суть, – пробормотал он, обращаясь больше к себе. – Мы пока что с донами не воюем – да, пока что! – и пули не жужжат у наших ушей, как мухи...

– Это вы о чем?

– Я говорю, что в ампутациях нет нужды, пока не сталкиваешься с неприятелем лицом к лицу в поединке.

– После того как вы задали столько вопросов моему другу, – вступил в разговор Магистр, – позвольте мне спросить вас кое о чем? В какой порт вы сейчас направляетесь?

Лум снова принялся потирать свой жилет. Глаза моряка смотрели сквозь окно на залив – он прикидывал, наверное, когда начнется настоящий шторм.

– Плимут в Англии, сэр, – сказал он наконец. – Мы вернемся домой, если, конечно, сейчас мои якорные цепи выдержат и нас не вышвырнет на камни набережной.

Магистр снял с переносицы очки и с победоносным видом поглядел на Витуса. Тот кивнул. Тогда маленький ученый снова водрузил очки на место и посмотрел на капитана. – Ну, господин капитан, а приняли бы вы нас на борт в качестве пассажиров?

Лум откинулся на спинку стула и ухмыльнулся, обнажив свои лошадиные челюсти.

– Вас, господин Магистр, да. За приличную сумму, конечно. А вот кирургика – нет!

– Почему это? – Витус даже привстал. – Чем мои деньги хуже его?

Лум расхохотался:

– Я это к тому, что незачем мне брать вас пассажиром. А вот как кирургик вы мне даже очень можете пригодиться!

Витусу потребовалось несколько секунд, пока до него дошел смысл слов капитана, а потом он рассмеялся.

– Своеобразный юмор у вас, господин капитан!

Лум положил на стол свои кулачищи.

– Каюта и пропитание для вас бесплатны. А сколько будет работы, то есть ухода за ранеными и больными, сказать точно не берусь. Это зависит от ситуации. Согласны?

Витус схватил правую руку капитана.

– С удовольствием! Однако прошу вашего согласия на то, чтобы сеньор Гарсия, который тоже знает толк в медицине, был моим ассистентом.

Лум ненадолго задумался и кивнул.

– Вы умеете экономить деньги. Я согласен. Однако при одном условии. Что вы, джентльмены, угостите меня бренди и выпьете со мной.

– Конечно! С радостью! Трактирщик, еще три кружки бренди! – Панчо с поклоном принес заказанную выпивку.

– Капитан Лум, – Витус пододвинул моряку полную оловянную кружку. – Мы рады и горды служить под вашим началом. Однако позвольте задать вам вопрос. Чем вы торгуете?

Лум поднял свою кружку в честь приятелей и отпил из нее добрую толику, прежде чем ответить.

– Красильным деревом, кирургик. Красильным деревом с бразильского побережья, самой проклятой дыры в Новом Свете, где воздух такой влажный, что у тебя и под языком потеет, а лихорадка так и гоняется за тобой круглый год. Там я и похоронил нашего прежнего доктора, – он провел рукой по щетинистому подбородку и снова взялся за кружку. – На чем я остановился? Ах, да, на красильном дереве. Это, как говорит само его название, дерево с сильным красящим веществом, в основном красных тонов, наши торговцы сукном от него просто в восторге. Как и вообще от разных вещей из Нового Света: от табака, какао, звериных кож, шерсти ламы, сахара и, конечно, золота и серебра, – это я вам только главное называю. Испанские адмиралы, ваши высокопоставленные «хозяева морей», терпеть не могут, когда в водах Карибского моря появляются наши суда, груженые заморским товаром для Англии, но, пока мы не задеваем их галеоны, они лишь зубами скрипят.

– Сеньоры, извините, если помешал вам, – это снова появился Панчо. – Через несколько минут я ожидаю новых гостей. В зале станет, наверное, очень тесно. Я хочу предложить вам места за столом в соседней комнате. Она очень хорошо обставлена, столик у вас будет небольшой, с красивой скатертью, стулья мягкие, на стене морской пейзаж...

– А мы ничего против тесноты в зале не имеем. Нам не привыкать, не так ли, господа? В тесноте, да не в обиде – вот мы как считаем!

Лум еще прилично отпил из кружки. Витус заметил, что капитан ее уже почти опустошил. Этот Лум – все равно что бездонная бочка, в то время как сам Витус уже достаточно опьянел, да и Магистр, кажется, тоже.

– Вы бы сделали этим мне большое одолжение, господин капитан, – не сдавался Панчо.

– А почему вы меня об этом просите, хозяин? – Луму, похоже, трактирщик пришелся не по душе, равно как перед этим и Магистру с Витусом.

– С меня большая кружка бренди, – вместо ответа предложил трактирщик Панчо.

– Для всех троих по кружке! – уточнил Лум.

– Нет, я хотел бы... – хотел отказаться Витус.

– Да будет вам! – перебил его капитан. – Нам принесут три кружки бренди, и мы выпьем их в соседней комнате. Но только если вы пришлете нам потом ваших девушек, хозяин!

– Не извольте беспокоиться, – с выученной улыбкой ответил трактирщик. – Хорошо, сеньоры, идите туда, служанка принесет вам все, что вы просили.

Настроение Батисты заметно испортилось. Вот уже несколько часов как он со своими людьми сидит в пыльном и душном складе «Инглес» и ждет, когда в конце концов хозяин даст им знать, что все в порядке.

В полдень они спустили с «Каргада де Эсперанса» на воду большую шлюпку и, затратив немало сил, причалили к молу. На кипящей воде залива их шлюпка плясала, как скорлупка ореха. Панчо несколько раз заглядывал сюда, приносил им вина, однако Батиста отказался. Для предстоящего дела ему требовались люди с трезвыми головами на плечах.

Что этот Панчо в конце концов о себе воображает? Просто морочит им голову, или он действительно может предоставить им новых людей?

– Сколько, вообще говоря, мы будем здесь дожидаться? – спросил один из гребцов, не обращаясь прямо к Батисте.

– Пока я тебе, рыбья башка, не скажу, что ждать больше нечего! – гаркнул на него боцман. Сам он надеялся, что это вот-вот произойдет.

Его взгляд упал на троих, одетых в гражданское платье, что валялись в совершенном беспамятстве. «Жалкие половые тряпки – вот они кто!» – выругался он про себя, скривившись. – Крысы сухопутные, не стоившие тех денег, что я за них заплатил. Но сейчас такие времена, что найти настоящих мужчин – дело трудное. Ни у кого нет желания выйти в море. Приходится самому искать выход»...

Батиста уже в который раз спрашивал себя, смогут ли его люди в такой шторм догрести до галеона. Парни они вроде не хилые, но и штормит прилично...

Куда запропастился этот Панчо?

А Панчо стоял в грязной кухне своего заведения и оценивающе разглядывал белый порошок в стеклянной бутылке, стоявшей перед ним на столе. Он представления не имел, как в действительности этот порошок называется. Знал лишь, что, если его развести, тот, кто его выпьет, потеряет сознание. Если, конечно, порошка подсыпать в меру. А если перебрать, то и на тот свет отправится.

В этом-то и суть проблемы. Хватит ли порошка, чтобы вывести из игры тех троих, что торчат у него в боковой комнате? А вдруг доза зелья будет слишком большой?..

Великан-капитан пьет бренди, как воду. Подействует ли на него порошок, с уверенностью сказать нельзя. А вот насчет его собутыльников он уверен: один совсем хилый и, кроме того, выглядит забавно со своим прибором на носу – тут и беспокоиться нечего, средство сделает свое дело, и другой, этот светловолосый, который смотрит так серьезно, должен быстро потерять сознание. Трактирщик задумчиво почесал свою иссиня-черную щеку.

Он опять вспомнил об этом неуемном англичанине. Чем больше он размышлял, тем больше склонялся к выводу, что на троих порошка не хватит. Имеет смысл ограничиться этими двумя, и тогда он сможет доложить Батисте, что все в полном порядке. И получить с него положенное.

114
{"b":"447","o":1}